Выдержат ли отношения Беларуси и Литвы испытание мирным атомом?

Вильнюс наверняка в очередной раз попытается добиться закрытия проекта «Первая Белорусская АЭС».

Засекреченный инцидент на строительной площадке Белорусской атомной электростанции может испортить отношения между Беларусью и Литвой, но вряд ли поможет Вильнюсу добиться прекращения строительства АЭС.

Несмотря на то, что официальная информация о ЧП, произошедшем в Островце 10 июля, крайне скудна, негативная реакция литовской стороны не заставила себя ждать.

 

Что известно на данный момент

25 июля в СМИ появились сообщения, что две недели назад во время пробной установки корпуса реактора 330-тонный агрегат сорвался и упал вниз с высоты от 2 до 4 метров.

Генподрядчик строительства станции — российская группа компаний «АСЭ» — поспешил опровергнуть эту информацию. Минэнерго Беларуси сутки молчало, но под натиском общественной реакции вынуждено было признать, что на станции произошла «нештатная ситуация».

«Нештатная ситуация произошла на площадке хранения корпуса реактора при проведении такелажных работ по его перемещению в горизонтальной плоскости», — говорилось в комментарии ведомства.

Сообщалось также, что РУП «Белорусская АЭС», которое является заказчиком проекта, «незамедлительно затребовало у генподрядчика все необходимые документы и сведения». «После всестороннего изучения белорусскими специалистами предоставленной АО «Атомстройэкспорт» информации будет приниматься соответствующее решение. При этом белорусская сторона будет, в первую очередь, руководствоваться необходимостью безусловного обеспечения безопасности строящейся станции», — пообещало Минэнерго.

 

Литва больше других опасается мирного белорусского атома

Следует отметить, что это уже не первая утечка информации о ЧП на строительной площадке станции. И всякий раз на такие сообщения оперативно реагировали литовский власти.

В нынешнем году МИД Литвы уже дважды (в мае и июне) вручал послу Беларуси ноту в связи с появлением в СМИ сведений об инцидентах на площадке АЭС.

Отреагировал Вильнюс и на последнее ЧП. Инциденты, которые повторяются на строящейся АЭС, показывают, что опасения литовской стороны по поводу безопасности этой станции обоснованны, заявила 26 июля президент Литвы Даля Грибаускайте.

«Беларусь уходит от ответов на вопросы о безопасности, не желает пустить наблюдателей, и это вызывает у нас беспокойство все время, — сказала она. — Литва и в дальнейшем будет стараться вместе с международным сообществом повлиять, чтобы требования к безопасности были гарантированно обеспечены».

Если Беларусь не примет меры к обеспечению стандартов безопасности, Литва вместе с международным сообществом постарается воспрепятствовать деятельности станции, добавила Грибаускайте.

28 июля в Министерство иностранных дел Литвы была вызвана временная поверенная в делах Беларуси в Литве Людмила Татаринович, которой вручили ноту и попросили «как можно скорее предоставить подробную информацию о третьем инциденте, возможно произошедшем при строительстве Островецкой атомной электростанции».

Ранее литовский МИД также обращал внимание, что Беларусь должна незамедлительно проинформировать МАГАТЭ и соседние страны обо всех деталях произошедшего в интересах общей и своей собственной безопасности.

У соседней Литвы, чья столица расположена всего в 50 километрах от строящейся атомной станции, есть все основания для опасений: в случае чего — она окажется в зоне особого риска.

Во-первых, при всех заверениях белорусской стороны в том, что при строительстве станции используются самые современные и прогрессивные технологии (в чем, кстати, полной уверенности нет), нельзя сбрасывать со счетов человеческий фактор.

Более того, действия официального Минска не во всем соответствовали установленным стандартам, отмечают в Вильнюсе. В частности, при выборе площадки для размещения АЭС не в полной мере учтены существующие критерии МАГАТЭ, в том числе — не дана оценка сейсмической безопасности. Не было также исследовано по международной методике возможное воздействие объекта на окружающую среду.

С самого начала строительства станции белорусские власти отвергали эти обвинения, избегая при этом всяких дискуссий. Но вот в ноябре 2015 года во время визита в Беларусь министра иностранных дел Литвы Линаса Линкявичюса, который в бытность послом в Беларуси находился в самой гуще общественных дебатов по АЭС, его белорусский коллега Владимир Макей неожиданно сообщил о согласии Минска организовать встречу белорусских и литовских экспертов для обсуждения имеющихся противоречий.

Консультации состоялись примерно месяц назад. По их итогам в Комитет по осуществлению Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенции Эспо) в конце июля должен быть представлен совместный отчет для рассмотрения на 36-ой сессии Комитета в сентябре.

Однако если сведения о падении корпуса реактора подтвердятся, итоги прошедших консультаций, скорее всего, будут забыты, и дискуссия перейдет в совсем иную плоскость — Вильнюс наверняка в очередной раз попытается добиться закрытия проекта «Первая Белорусская АЭС».

 

Экономика и безопасность — что важнее?

Чтобы понять, есть ли у Литвы реальные рычаги воздействия на Минск, рассмотрим нынешнее состояние белорусско-литовских отношений. Они в последние годы развивались в целом в позитивном ключе.

Как отметил во время упомянутого визита Линас Линкявичюс, основные проблемы в двусторонних отношениях — это строительство АЭС и нерешенный вопрос малого приграничного движения.

Важность этих двух пунктов представляется не очень сопоставимой, особенно принимая во внимание, что препятствия для взаимных посещений у граждан обеих стран и без того не слишком велики. Например, в 2014 году Литву посетило полтора миллиона жителей Беларуси, а в обратном направлении проследовало 800 тысяч человек. Обширным и многоплановым также является взаимодействие в сфере культуры.

Что же касается главного критерия успешности двустороннего сотрудничества — экономического, то здесь Литва является одним из лидеров, уже давно и стабильно входит в первую десятку ведущих внешнеторговых партнеров Беларуси.

Например, по итогам 2015 года она заняла 8-е место в белорусском товарообороте и 6-е — по объему экспорта. Объем взаимной торговли составил 1,2 миллиарда долларов (2,2% от общей суммы) при положительном сальдо Беларуси почти 700 миллионов. Правда, необходимо признать, что основной вклад в эти показатели вносят продукты нефтепереработки.

Впрочем, Беларусь в литовской торговле тоже находится далеко не на последних ролях — 7-е место. Чрезвычайно важным объектом является Клайпедский порт, ставший основными морскими воротами Беларуси. В минувшем году через него прошло свыше 90% общего объема экспорта «Беларуськалия», отправленного через морские порты, и всего объема экспорта ОАО «Гродно Азот».

Неплохо обстоят дела и в плане взаимных инвестиций. В Литве насчитывается около 250 субъектов хозяйствования с участием белорусского капитала. Еще более привлекательным оказался для бизнесменов из Литвы белорусский рынок — здесь работает более 600 литовских компаний.

Итак, возникает вопрос: готов ли Вильнюс пожертвовать столь немалыми успехами, добиваясь закрытия еще не запущенной АЭС? И можно ли этого добиться в принципе? На первый вопрос логично ответить положительно, ведь в случае реальной ядерной угрозы все экономические достижения покажутся мелочью.

Впрочем, как показывает практика, официальный Минск плохо поддается внешнему давлению даже в самых неблагоприятных для себя ситуациях, поэтому ожидать от него уступок в таком важном деле как строительство АЭС, не приходится.

Литва наверняка будет искать поддержки в ЕС. Но при наличии в Европе собственных острейших проблем трудно рассчитывать, что Брюссель займет активную позицию по отношению к Белорусской АЭС. Разве что опасность станет уж совершенно очевидной.

Таким образом, остается лишь надеяться, что при наличии серьезных проблем в ходе строительства АЭС у белорусских властей сработает инстинкт самосохранения. Судя по всему, ничто другое воздействовать на них не способно.


  • Если честно, абстрактно, в нейтрально-третьем лице -- то суждение довольно сурово: У официального Минска реально "сносит крышу"... В принципе, в любом движении в экономике, в строительстве... есть воз и маленькая тележка детальных тонкостей, согласований. В РБ этого не было, а нестыковки похерены. В этом строительстве есть что-то болезненно-истерическое. Звиняйте, только дальнейшая история РБ что-то потом нам сообщит. А я ни с какими выводами не лезу, вежливо тусуюсь на галёрке, но походя бросаю замечание: АГЛ... короче, его внимательно должна осмотреть комиссия психиатров... Я не хожу, не фрондирую, но существуют банальные медосмотры: допустимо ли этому человеку работать на высоте; допустимо ли этому человеку работать с высоким напряжением? Медики-профессионалы ставят своё резюме. === А вот - допустимо ли этому человеку быть Президентом, есть ли профпригодность, освидетельствовали ли его врачи? ... я без всяких утверждений, просто вскользь касаюсь этой темы.
  • VVV
    roz... jug , sionnia vaschod velmi cekavyj :) , zautra wazmuc zachadnich Slauvianau