Выездное голосование. В Носовичах выбирают «М» или «Ж»

«Как я определилась с кандидатом? Как у кого не спрошу — за кого голосовать, говорят — за женщину».

В деревне Носовичи Добрушского района Гомельской области участок для голосования в местном Сельском доме культуры ищем по звуку. Выборы же, должна быть где-то музыка.

Но странно! Музыка доносится из двух источников: и слева, и справа. «Альтернативный участок где-то», — думаем мы. Оказывается, местный житель купил как-то списанные репродукторы на вокзале и сейчас с утра и до ночи крутит на всю деревню «Радио Рокс».

«Люди не против. А что? На огородах работают, музыка звучит, бодрит их, новости, время узнают и прогноз погоды», — рассказывает местный житель.

На участке немноголюдно. Буфета нет, да он тут и не нужен — напротив СДК магазин и кафетерий. Там скромно сидят за столиками несколько человек, едят пирожки и пьют сок.

Председатель участковой комиссии Валерий Кравченко докладывает обстановку — на 13:00 уже проголосовали 1023 избирателя из 1472 возможных. 56% избирателей проголосовали досрочно.

А почему так рванули люди голосовать досрочно? «Комиссия никого не агитирует. Ну, председатель сельского совета поговорил с руководителями организаций, мол, так и так, есть возможность проголосовать досрочно, потому что многим надо — кому-то туда, кому-то туда, кто-то в лес ходит по грибы», — объяснил председатель комиссии.

Избиратели приходят за бюллетенями с вопросом к членам комиссии: а за кого хоть надо голосовать? Рядом маячим мы с фотоаппаратом и диктофоном. «За кого желаете», — разрешают члены комиссии. «А всё же? За девочку или мальчика?» — не могут определиться с выбором сельчане.

По Гомельскому-Сельскому округу, к которому относится Добрушский район, баллотируются два кандидата. «Девочка» — нынешний депутат ПП НС Алла Наумчик, идет на второй срок. Ее конкурент — Владимир Секерко из партии левых «Справедливый мир».

Молодая женщина Инна определилась с выбором — бросила в прозрачную урну бюллетень: «Мы голосуем за будущее страны. Хотим, чтобы всё было хорошо, чтобы был мир и благополучие».

«Как я определилась с кандидатом? Ну, даже не знаю. За женщину голосовала. А как? Ну, женщина... Мы их, кандидатов, вообще не знаем. Как у кого не спрошу — за кого голосовать, говорят — за женщину», — говорит Инна.

С членами участковой комиссии отправляемся с урной для голосования на дому. Заявок было немного — от пожилых людей, которым трудно дойти до участка. Едем в деревни Запрудовка и Староселье.

В Запрудовке избиратели, голосующие на дому, встречают хлебосольно, точнее — конфетами и берёзовым соком. «Могли бы покрепче что-то предложить, да вам нельзя, вы при исполнении», — волнуется хозяйка дома. Она с мужем несколько раз благодарят комиссию за посещение. Особо не переживают, за кого голосовать, хотя и спрашивают — за мужчину или женщину надо голосовать? В итоге говорят: «Давай за мужчину, он гомельский». И так Владимир Секерко получает голос избирателя.

«На выборы ходить важно, потому что у нас есть совесть! Надо, чтобы люди отдали голос свой! Кто такой народ? Народ — это есть народ! Который должен отдать свои голоса. За тех, кто достоин, конечно. Спасибо вам большое, что приехали», — отмечает Валентин Александрович.

Особо он кланяется местному сельскому совету, у которого «очень хорошо поставлена работа, заходишь к ним, и тебе ни в чём не откажут».

Приезжаем еще к одной пожилой супружеской паре. Пенсионер на костылях начинает нервничать: «Да за кого нам голосовать? Мы что их — видели, слышали?».

Его успокаивает дочь и члены участковой комиссии: «Наумчик приезжала же к нам в клуб, собрание делала!». «А я что — в клуб могу прийти?» — машет костылями пенсионер. «А она что — может всех больных объехать?» — парирует член участковой комиссии. Пенсионер успокаивается: «Ладно, где там надо птичку ставить?». Дочь советует голосовать за Наумчик.

«Важно, конечно, голосовать за власть», — говорит женщина, которая приехала из Гомеля к родителям. Она против повышения пенсионного возраста. А мы напоминаем, что именно эти депутаты, многие из которых идут на второй срок, и поддержали такую норму.

«Плохо тогда. Очень плохо. Сельские жители, с этим тяжелым трудом, не доживут до пенсии», — рассуждает женщина.

Спрашиваем пенсионерку — хоть знает она, за кого голосует? «Мы знаем, за кого, но мы же не представляем, кто они! Ну, хоть бы портреты повесили!» — обижается сельчанка. Члены участковой комиссии говорят, что портреты были — приносили вместе с пригласительными.

Еще одна пенсионерка, жительница Староселья, о важности голосования говорит так: «Делайте, что хотите, вы молодые, так что хотите и делайте. Я старая, мне уже ничего не надо. Мне уже надо вслед за сыном — похоронила недавно».

90-летний Николай Николаевич еле ходит. «Всё! Это конец! Жизнь кончена! Ходить не могу нисколько! Отжил своё», — делится с нами пенсионер. «Распишитесь здесь», — предлагает член участковой комиссии. «Так ты мне хоть почитай — за кого там голосовать! Кто там хоть?» — спрашивает Николай Николаевич. Ему объясняют — есть женщина, 1960 года рождения, есть мужчина, 1948 года рождения.

Дедушка рассматривает бюллетень, где-то ставит птичку, хочет поставить ещё одну, но ему объясняют, что за одного только надо голосовать.

«Я 36 лет отработал в колхозе, тяжелым трудом! А сейчас попросил у бригадира полведра удобрения, а он мне не дал!» — жалуется нам дедушка. Члены участковой комиссии объясняют ему, что «уже прежних людей нет, уже молодое поколение, а с молодым поколением трудно найти общий язык».

Николай Николаевич говорит, что на выборы надо ходить. «Будем ходить. Гроб мне скоро привезут, и вот так будем ходить», — подводит итог пенсионер.

Его соседка уже проголосовала, сходила на участок. «Надо выбирать людей достойных. Я определилась, за кого голосовать, только вот что я их не знаю никого. Я только Лукашенко знаю, за него и всегда голосовала», — говорит пенсионерка.


  • "Надо выбирать людей достойных" - сказано просто и хорошо.
  • "Надо выбирать людей достойных" - сказано просто и хорошо.