Дело «Мотовело»: взятки, липовые договоры и серые зарплаты

Бывший замдиректора завода рассказала о фиктивных договорах, взятках чиновникам и зарплатах в конвертах.

Продолжается громкий процесс по делу бизнесмена Александра Муравьева. Обвиняемыми проходят также бывшие топ-менеджеры завода «Мотовело» — директор Казимир Мороз и бухгалтер Татьяна Луковец.

Последняя подробно рассказала в суде, как под фиктивные договоры компания получала займы, как чиновникам давали деньги за быстрое оформление документов и как руководящему составу выдавали зарплату в конвертах. Заметим сразу, что Луковец — единственная, кто признает вину. И, судя по ее показаниям, она рассказала следствию всё и даже больше.

Татьяна Луковец. Фото Сергея Балая

 

Деньги прокручивали через третьи компании, чтобы погашать кредиты

Один из эпизодов обвинение строится вокруг фиктивного договора. Речь идет о поставке 4 млн стеклянных банок, которые предприятия «Мотовело» и «МВЗ СпецАвто» (также принадлежало Муравьеву) якобы должны были получить в 2013 году. Сумма сделки — около 5,5 млрд рублей. «Мотовело» перечислило 3,2 млрд, однако никакого товара по факту не было.

По словам Татьяны Луковец, на самом деле это был договор займа. Компания «МВЗ СпецАвто» являлась резидентом свободной экономической зоны, что давало право покупать валюту за рублевую выручку.

«У стеклозавода «Елизово» были проблемы с оборачиваемостью валютных кредитов. Напрямую мы не могли покупать валюту, потому что выручка была в рублях», — пояснила обвиняемая.

Схема была следующая: «Мотовело» заключает договор с «МВЗ СпецАвто» и предоставляет необходимую сумму в рублях. «МВЗ СпецАвто», в свою очередь, переводит рубли в валюту и предоставляет стеклозаводу «Елизово» для возврата кредитов. И по этой же цепочке деньги должны были вернуться на «Мотовело».

«Лично у меня не возникало сомнений, что деньги будут возвращены. — дополнила Луковец. — Кто был инициатором или, так сказать, идеологом этой идеи, мне неизвестно. Но, думаю, руководство об этом знало, ведь мы так работали довольно долго».

Назвать сроки, за которые стеклозавод должен был вернуть деньги, обвиняемая не смогла.

Подобным образом деньги прокручивались также через компанию «Грант», которая находится в Мокве и являлась дилером компаний Муравьева по продаже стекла и мотовелотехники на российском рынке. Вероятно, она также подчинялась австрийской компании Муравьева ATEC Holding.

На вопрос прокурора, почему стеклозавод «Елизово» не мог напрямую заключить договор займа, Татьяна Луковец пояснила, что у банка могли возникнуть дополнительные вопросы, ведь на предприятии, с одной стороны, уже висел кредит, с другой — ожидалось поступление последующих траншей.

 

Стеклозавод «Елизово» умирал, а замдиректора получала 26 млн в месяц

Татьяна Луковец также рассказала в суде, что зарплату сотрудникам выплачивали валютой и в конвертах. Она успела поработать на руководящих должностях и на «Мотовело», и на стеклозаводе «Елизово».

«Такая практика существовала еще до того, как я пришла на работу в 2009 году, — пояснила объясняемая. — У меня был список лиц, которым следовало выплатить зарплату в конверте. Деньги предназначались руководящему составу».

Таким образом зарплату получала и сама Луковец. Схема, по ее словам, была такая: из бухгалтерии она получала данные об официальной зарплате, высчитывала разницу по реальному курсу и доплачивала долларами недостающую сумму. Деньги на предприятие привозил специальный кассир, некоторое время в этом качестве работала и сама Татьяна Луковец. Средства предоставлял холдинг ATEC.

Следствию обвиняемая передала не только схему, но даже фамилии работников, которые таким образом получали зарплату.

Ранее, кстати, прозвучало, сколько зарабатывала сама Татьяна Луковец. На «Мотовело» — около 13 млн рублей (до деноминации), сообщает TUT.by. На «Елизово», который в последствии обанкротился — до 26 млн рублей (при средней по заводу 5 млн рублей). Но и это не все. Ей также каждый месяц полагался бонус от 500 до 1 тысячи долларов в эквиваленте.

Луковец сообщила, что Муравьев зарплату в Беларуси не получал. Она лично готовила его декларацию для предоставления в налоговую службу. При этом обвиняемая сообщила следствию данные об имуществе бизнесмена: недвижимость в Беларуси, России, Австрии и ОАЭ.

Примечательно, что Татьяна Луковец отказалась ответить практически на все вопросы, которые ей адресовал Александр Муравьев. Например, откуда ей известно, где находятся его дома и квартиры. Или кто именно вел переговоры по кредитам. А также, почему она считает, что намеренно срывалось исполнение инвестиционного договора.

Такие рассуждения она озвучила следствию, но в суде комментировать не стала.

На заседание 27 октября она пришла с ежедневником. Некоторые вопросы отмечала, сверялась со своими записями. При даче показаний смотрела на адвоката, которая периодически произносила губами: «Отказываюсь», когда звучал очередной вопрос в адрес обвиняемой.

 

На следствии Луковец рассказывала даже про взятки

Еще один любопытный момент из показания Татьяны Луковец — это то, что она лично передавала чиновникам вознаграждения за благоприятное решение проблем компании.

На следствии она заявляла, что по поручению Муравьева передавала деньги представителю Министерства строительства и архитектуры, который входил в наблюдательный совет завода «Елизово». «Благодарность» она передавала прямо в рабочем кабинете, а однажды у кафе «Поющие фонтаны».

Кроме того, вознаграждения также полагались сотрудникам БРТИ, которые за 200 долларов выдавали ускоренную регистрацию объектов недвижимости. Обычно эта процедура занимает 10 дней. Но для получения кредита документы нужны были через два, максимум три дня.

Также Луковец рассказала следствию, что летом 2014 года она передала председателю наблюдательного совета «Мотовело» Александру Слуцкому 10 тысяч долларов, чтобы тот купил сотруднику «Беларусбанка» мотоцикл. Вероятно, так решался вопрос с кредитом. Муравьев, по словам Луковец, об этом знал и дал свое согласие.

Однако сегодня обвиняемая от данных показаний отказалась. Прокурор, конечно, спросила, почему. Но Луковец заявила, что не хочет отвечать на этот вопрос.

Напомним, Александру Муравьеву предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 209 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере), ч. 4 ст. 16 к ч. 4 ст. 210 УК (организация хищения путем злоупотребления служебными полномочиями), ч. 4 ст. 16 к ч. 2 ст. 243 УК (организация уклонения от уплаты налогов), ч. 6 ст. 16 к ч. 2 ст. 243 УК (пособничество в уклонении от уплаты налогов).

Свою вину он не признал в полном объеме, как и бывший директор «Мотовело» Казимир Мороз. Ему вменяют совершение хищения путем злоупотребления служебными полномочиями (ч. 4 ст. 210 УК).

Виновной себя признает только Татьяна Луковец. Отметим, что летом 2015 года ее допрашивали в качестве обвиняемой по ст. 424 УК (злоупотребление властью и служебными полномочиями). Но сейчас ее судят за пособничество в хищении (ч. 6 ст. 16 и ч. 4 ст. 210 УК).