«По-моему, живым закопали». Как черные риелторы в Могилеве избавлялись от жертв

Стали известны новые подробности громкого уголовного дела — «черные риелторы», по версии обвинения, убили шесть человек и еще для троих подготовили могилы.

Это дело напоминает лихие 90-е. Супружеская пара в Могилеве организовала преступный бизнес по продаже квартир. Одиноких и пьющих владельцев сначала вынуждали расстаться с недвижимость, а потом убивали и закапывали. Причем, как выяснилось на суде, некоторых закапывали еще живыми. Происходило это с 2009 по 2015 год.

На скамье подсудимых Могилевского областного суда — четыре человека. Семейная пара — это Игорь и Татьяна Гершанковы. Именно они, как следует из обвинения, были локомотивом преступных схем. Вместе с ними в клетке — Борис Колесников и Семен Бережной.

Семену Бережному, Игорю и Татьяне Гершанковым предъявлено обвинение в совершении убийств и приготовлении к совершению убийств, похищении человека и приготовлении к похищению, а также мошенничество, разбой, вымогательство, незаконная предпринимательская деятельность, хищение или уничтожение документов, незаконный оборот наркотиков или психотропов (хранение без цели сбыта). Бориса Колесникова обвиняют в разбое, пособничестве при совершении убийства, пособничестве в похищении человека. 

 

На сегодняшнее заседание пришли родственники подсудимых. «Зачем писать про это дело?— возмущаются они. — Еще идет разбирательство, еще ничего не ясно, а в интернете уже пишут про смертную казнь!»

Но рассказать об обстоятельствах дела наотрез отказываются: «Нам это не надо. И не смейте нас фотографировать! Мы вообще здесь ни при чем».

Как огня боятся съемки и сами обвиняемые. Сначала они отказались заходить в зал судебного заседания, узнав, что на процесс пришли журналисты. Потом потребовали, чтобы у журналистов забрали диктофоны или удалили их из суда. «Предупреждаю всех: если моя фамилия будет опубликована, вы пожалеете. Я вскрою себе вены!» — кричал Борис Колесников.

Впрочем, на его театральные заявления никто не отреагировал. Куда важнее, что говорят обвиняемые об обстоятельствах уголовного дела.

Могилевский областной суд

 

«Не заплатишь долг — через месяц выселим»

19 декабря продолжился допрос Семена Бережного. Примерно в 2008 году он познакомился с Игорем Гершанковым. Особой дружбы между парнями не было, в 2009-м Бережного даже вызывали в ГУБОП, где он узнал, что Гершанков и его супруга Татьяна были судимы за махинации с продажей квартир. Сам Семен в это время работал на стройках в России.

В 2013 году ему неожиданно позвонил Игорь. Встретились, Гершанков предложил подзаработать.

«Мне надо было ходить с документами к людям, у которых была задолженность по коммунальным услугам. И давать им подписывать эти документы. Игорь показал список, там было человек пять. Но я отказался, у меня была работа в Адлере — дорогу строили», — пояснил обвиняемый.

Весной 2013-го он вернулся в Беларусь и все-таки принял предложение знакомого. С этим связан первый эпизод обвинения — убийство жителя Могилева Ларионова.

Гершанков, по словам Бережного, попросил у него в долг 2,5 тысячи долларов. Эти деньги должны были пойти на погашение задолженности по коммунальным услугам за квартиру Ларионова.

Данные о должнике Гершанков получил через сотрудницу расчетно-кассового центра № 3.

«Сначала Игорь предлагал оформить эту квартиру на меня. Если бы возникли вопросы, я должен был сказать, мол, хозяин уехал на заработки, а я купил у него квартиру, — заявил Бережной. —Но потом от этой идеи отказались».

В это же время Семен Бережной купил Opel Omega, но управлял машиной, в основном, Игорь Гершанков — «по работе».

«Игорь сказал, что будет меня брать на встречи, чтобы я учился, как разговаривать с людьми».

Первая «встреча» была с тем самым Ларионовым. Товарищи приехали к его дому. Гершанков заявился к хозяину с распечаткой о его долгах на квартиру. На следующий день к нему уже приехал «обученный» Бережной, который передал собственнику квартиры документ.

«Там было написано, что если в течении 30 дней человек не оплатит долг по коммуналке, то его выселят. Игорь дал мне папку, документ и еще вырезки из газет. Там было написано, что должников действительно выселяют, — пояснил Бережной. — Я пришел с этим к Ларионову. Честно скажу, у меня руки тряслись, так было страшно».

 

Как мошенничество закончилось убийством

После этого было еще несколько встреч с хозяином квартиры, причем встречались Игорь и его супруга Татьяна.

«Мы периодически ездили на работу к Тане, чтобы узнать, как лучше провести сделку. Например, встал вопрос, что делать с деньгами. Она сказала, что надо их положить на счет», — заявил подсудимый.

Татьяна и Игорь Гершанковы

Однако выяснилось, что Ларионов — не единственный владелец квартиры. Половина квартиры принадлежит его сестре.

«Ларионов при нас звонил сестре, говорил, что хочет продать квартиру. Потом трубку взял Игорь. Он сказал, что поможет купить ему дом и устроить на работу», — вспомнил Семен Бережной.

Однако сестру провести удалось не сразу, судя по тому, что злоумышленникам пришлось обращаться к реальным риелторам.

Бережной заявил, что изначально Ларионова планировали просто обмануть — забрать квартиру в Могилеве, купить ему дешевый дом в деревне, а вырученные деньги забрать себе. Но когда сделка была уже на финальной прямой, Гершанков, по словам Бережного ему заявил:

«Дом можно не покупать, Ларионова надо отравить и закопать. Он говорил мне, что Ларионов не человек, что ему осталось жить пару дней, от него можно избавиться. Мне надо было только помочь закопать человека. Я отказывался, но тогда Игорь сказал, что раз я знаю про его преступный план, то он может при помощи знакомых в милиции свалить всё на меня. То есть убьет он, а отвечать буду я. Опасаясь этого, я согласился ему помочь», — пояснил обвиняемый.

Ларионов был первым, с кем расправились «черные риелторы».

 

Злоумышленники умело заметали следы

В ходе допроса Бережного выяснилось, что обвиняемые заранее думали, как отвести от себя подозрения.

Во-первых, использовали маскировку — парик, очки.

Во-вторых, никогда не обсуждали сделки по личному телефону. В случае с Ларионовым, к примеру, оформили две сим-карты на жертву. Одну симку забрал Гершанков, вторую оставили Ларионову. Потенциальные покупатели звонили Игорю, он согласовывал их время встречи с хозяином, но встречал клиентов уже сам Ларионов. Если посмотреть на соединения, то получается, что Ларионов разговаривал сам с собой.

В-третьих, скрывали свои реальные имена. Гершанков, к примеру, представлялся «Сашей». В социальных сетях, кстати, нет страниц обвиняемых, что также может говорить об их осмотрительности, ведь судят довольно молодых людей (на вид им не более 30 лет).

Кроме того, старались не светить тот самый «рабочий» Opel. По словам Бережного, ни его друзья, ни даже девушка никогда не видели, чтобы он садился в эту машину.

С «клиентами», которых нужно было охмурить, встречались во дворах, которые находятся по соседству с потенциальной квартирой.

 

«Она еще дышала, когда мы скотчем обмотали ей руки»

Семен Бережной показал несколько квартир, которыми, по его словам, завладели злоумышленники. Были и однокомнатные, и четырехкомнатные квартиры.

В основном, в старых панельных домах. Вот как Бережной вспоминает о расправе над хозяйкой квартиры по ул. Орловского:

«Я пытался ее душить, но мне не хватило силы — пережало тросом руки. Она еще дышала, когда мы скотчем обмотали ей руки и ноги. Потом бросили».

А вот что Семен Бережной рассказал про убийство выше упомянутого Ларионова: «Это был первый человек, квартиру которого мы продали, а его похоронили на кладбище». Во время допроса обвиняемый целенаправленно избегает слов «жертва», «убитый», вместо этого говорит «захороненный».

На уточняющий вопрос следователя, закопали живым или мертвым, Бережной пояснил: «Этого я не знаю. По-моему, живым. Он еще спал».

Ларионова убили в июне 2013-го. Выходит, что на завершение сделки понадобилось несколько месяцев. Кстати, гробы для своих жертв злоумышленники даже не готовили. Их просто бросали в ямы. Люди, которых нанимали, чтобы выкопать ямы, видимо, не задавали лишних вопросов. 

Следователи на месте одного из захоронений. Фото sk.gov.by

 

У главного фигуранта был дар убеждения и нужные связи

Судья спросил у Бережного, неужели Ларионов безоговорочно исполнял все поручения Гершанкова. «Ведь у него высшее образование, пусть он и деградировал на почве пьянства»,— уточнил судья.

«У Игоря был дар. Он мог подойти к любому и найти нужные слова. У него есть ответ на любой вопрос. А еще были связи в милиции», — пояснил Семен Бережной.

При этом обвиняемый так и не смог назвать конкретных фактов связи правоохранителей со злоумышленниками.

«Уже проведена проверка, — пояснил судья. — В милиции боятся лишний шаг ступить. Ну, кто будет прикрывать убийство? Вы можете что-нибудь конкретное сказать, какие связи были у Гершанкова? Вы за два года видели хоть раз рядом с ним сотрудника правоохранительных органов?»

«Нет. Я вам больше скажу: я и сотрудника расчетно-кассового центра с ним не видел, но информацию о должниках он получал там, — пояснил Семен Бережной. — Игорь постоянно прикрывался связями в милиции. Но конкретные фамилии он не называл».

Сам Гершанков с версией приятеля не согласен. И намерен оспорить изложенные им факты.

19 декабря на судебном процессе был всего один потерпевший, хотя, как известно, обвиняемым вменяется не только убийство шести человек, но и приготовление к убийству еще троих. Все заседание этот единственный потерпевший проспал — он лишился жилья и теперь живет на вокзале.

 

 

 


  • Барыс, ты не правы ўжо. Ты левы. А левым ускрываць вены нават дапамагаюць іншым разам.
  • Каго першым з рэкламшчыкаў Вертыкалі ўвогуле, і ўсіх ягоных ЖЭС у прыватнасці расстрэльваць, дваццаць трэці? А? Каго? І хто гэты прысуд будзе выконваць? Дурню апошняму павінна быць зразумела, што арганізатарам усіх забойстваў у дадзеным выпадку з'яўляецца інфарматар адрасоў неплацельшчыкаў. Кожны дарослы чалавек застаецца часткова дзіцём і на ўсё жыццё, а кожнае дзіця возьме і цыанід, атруту, калі яна будзе загарнутая ў прывабны фанцік. Мы адказныя за тых, каго прывучылі браць атруту, дваццаць трэці.
  • 23
    Надо растреливать. Око за око.
  • Ужас...На что способны люди,точнее нелюди.Только смертная казнь или пожизненно -всем.
  • Не, расстрэльваць не трэба, лепш пажыццёвае. пасля "мінскага метро" ( -- я - за адмену смяротнага пакарання. ---------------------------------------------------- "вышеупомянутый" трэба пісаць злітна Упомянутый, названный раньше, выше, в предшествующем тексте.
  • Не, расстрэльваць не трэба, лепш пажыццёвае. пасля "мінскага метро" ( -- я - за адмену смяротнага пакарання. ---------------------------------------------------- "вышеупомянутый" трэба пісаць злітна Упомянутый, названный раньше, выше, в предшествующем тексте.
  • Не, расстрэльваць не трэба, лепш пажыццёвае. пасля "мінскага метро" ( -- я - за адмену смяротнага пакарання. ---------------------------------------------------- "вышеупомянутый" трэба пісаць злітна Упомянутый, названный раньше, выше, в предшествующем тексте.