«Стране нужна руда». На «Беларуськалии» погиб еще один шахтер

«А что делать шахтеру? Начальники выдают наряд, надо работать. Никто не застрахован от того, что где-то что-то упадет».

У погибшего на «Беларуськалии» шахтера осталось двое детей, а самому ему в этом году должно было исполниться 52 года. На «Беларуськалии» рабочие погибают и травмируются ежегодно.

Владимир Штылев погиб 3 января в 16 часов 30 минут на 13-м северо-западном столбе горизонта «-620 метров» рудника Третьего рудоуправления в лаве №10-в-3. 

Место обвала. Фото пресс-службы Следственного комитета

Несчастный случай произошел «в сложных горно-геологических условиях», сообщает «Беларуськалий». Рабочий занимался разбивкой «негабаритных кусков породы на ставе забойного конвейера». При передвижении по горной выработке произошло отслоение породы из отработанного пространства лавы, в результате падения куска породы работник был смертельно травмирован.

«Причины и обстоятельства несчастного случая расследуются. Рудник и фабрика Третьего рудоуправления работают в штатном режиме, технологический процесс не нарушен. ОАО «Беларуськалий» приносит соболезнования родным и близким погибшего», — говорится в сообщении.

Фото пресс-службы Следственного комитета

 

По шесть часов под землей, передвигаясь на коленях

Двоюродный брат Владимира Штылева Сергей Штылев, который также работает в Третьем рудоуправлении, рассказал Naviny.by, что Владимира смогли поднять из шахты только к полуночи: «Я вчера приехал на работу около ноля часов, мне охранник сказал, что только что подняли его и увезли. Владимира завалило глыбой».

Поднять тело было непросто из-за сложности участка, где около двух месяцев работал Владимир. График работы бригады такой — пятидневка, каждый день по шесть часов в шахте плюс час занимает спуск и подъем. Владимир, как рассказал его брат, работал с бригадой в крайне ограниченном пространстве. Встать на ноги невозможно, люди весь рабочий день проводят, передвигаясь на коленях.

«Опасность в шахте порой не зависит от человеческого фактора, так как обвал не предугадаешь. Приходится спасать оборудование, раскапывать то, что раньше завалило. На пути шахтеров есть участки скопления газов в земной коре под большим давлением. И случиться может всякое», —рассказал Сергей Штылев.

«Мы тоже работали какое-то время на очень опасном участке, но все обошлось. В городе иногда приходится слышать — зачем вы лезете в такие участки? А что делать шахтеру? Начальники выдают наряд, надо работать — спасать заваленное оборудование, восстанавливать лаву, чтобы она работала. Стране нужна руда. Никто не застрахован от того, что где-то что-то упадет», — говорит шахтер.

 

Первый трагический случай… в этом году

Солигорским районным отделом Следственно комитета возбуждено дело по факту нарушения правил безопасности горных работ, повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 303 УК). В шахту для осмотра места происшествия, сбора и фиксации материалов и следов спускалась следственно-оперативная группа.

Изымается производственная и техническая документация, регламентирующая порядок проведения конкретных видов горных работ, назначены экспертные исследования, допрашиваются свидетели случившегося, сообщила официальный представитель управления Следственного комитета по Минской области Татьяна Белоног.

Гибель Владимира Штылева — официально первый несчастный случай в компании в 2017 году. К сожалению, на «Беларуськалии» несчастные случаи происходят периодически. В 2016 году здесь погибли, как минимум, четыре человека, еще несколько были травмированы.

12 июля при проведении буровых работ погиб 53-летний рабочий. Примерно за месяц до этого на одной из промышленных площадок 2-го рудоуправления при монтаже металлической конструкции в результате ее падения был смертельно травмирован 27-летний рабочий.

26 октября работники подрядной организации, находясь в строительной люльке при подъеме к месту выполнения кровельных работ на одном из промышленных складов на территории «Беларуськалия», упали с высоты. От полученных травм один работник погиб на месте, трое пострадавших были госпитализированы.

14 ноября в шахте при устранении неисправности горной техники, обеспечивающей вырубку пород, был смертельно травмирован 22-летний рабочий подрядной организации, машинист горно-выемочных машин.

19 ноября при выполнении кровельных работ на одном из промышленных складов на территории предприятия двое плотников субподрядной организации упали с высоты. Пострадавшие 1987 и 1997 годов рождения с травмами различной степени тяжести были госпитализированы.

 

«Работа становится опаснее» 

Шахтеры знают, что под землей от несчастного случая не застрахован никто. Председатель Белорусского независимого профсоюза горняков Николай Зимин отработал в забое более 30 лет, теперь в шахте работает его сын.

Николай Зимин сам попадал в ЧП в забое, когда случались горные обвалы, но ему и его коллегам «посчастливилось выжить». Если обвалы локальные, и можно дышать, одно дело, если «раз, и резко всё перекрыло» — другое. В такой ситуации может не спасти даже соблюдение техники безопасности и следование плану эвакуации, сказал Зимин.

Как рассказал Николай Зимин корреспонденту Naviny.by, в конце декабря прошлого года на предприятии состоялась конференция, на которой ставился вопрос создания более безопасных условий работы для шахтеров, обновления оборудования.

«Однако всё предусмотреть в горном деле невозможно. Бывают такие моменты, которые не просчитаешь, так как шахта — это изначально очень опасное производство. А в последние годы добыча идет даже интенсивнее, чем ранее, и работа становится даже опаснее», — сказал Зимин.

 

Сколько платят за риск?

Николай Зимин и Сергей Штылев уже пенсионеры. Первый получает 680 рублей в месяц, второй еще работает, и пенсия у него меньше — 600 рублей. Зарплата у Штылева такая же, как и у большинства шахтеров — если выполнишь план, можно заработать 2500-3000 рублей.

Много или мало это за ежедневный риск?

«Некоторые товарищи говорят, — рассказал Сергей Штылев, — что мы здесь много зарабатываем, но в долларах зарплата за последние десять лет уменьшилась. Раньше можно было заработать 2 тысячи долларов, теперь хорошо, если 1300. Говорят, что к нам должна приехать инспекция из Минска с целью учета трудового времени. На производстве основная идея — экономия, только об этом и говорят».

Сегодня в Солигорске средняя зарплата больше, чем в Минске. Прежде всего, из-за заработков шахтеров — тех, кто изо дня в день рискует жизнью.