Новая книга о Владимире Мулявине: такого «песняра» мы еще не знали

Финальной нотой юбилейного года Владимира Мулявина — в 2016-м «песняру» исполнилось бы 75 лет — стала выход в свет книга его дочери Марины Мулявиной и музыковеда Ольги Брилон «Владимир Мулявин и Лидия Кармальская. Недосказанное…». Неожиданной, потому что авторы до поры до времени не анонсировали свой замысел, хотя несомненно, что возник он не спонтанно.

 

Книга-сюрприз

Это третья книга воспоминаний, посвященная Мулявину. На концерте-презентации книги музыкант ансамбля «Белорусские песняры» Александр Катиков сказал, что «чем больше книг, тем больше правды о Владимире Георгиевиче». Безусловно, правда есть во всех книгах, но именно в «Недосказанном…» Владимир Мулявин предстает не только великим музыкантом, но и обычным человеком с непростой судьбой, а не неким идеальным героем, к чему замечено стремление в «Ноте судьбы» (2004) и «Сэрцам и думамі» (2016), которые были изданы по инициативе вдовы Мулявина Светланы Пенкиной.

«Недосказанное…» ограничено по времени — в книге рассказывается о жизни музыканта с детских лет до развода с первой женой — Лидией Кармальской.

Мы как-то привыкли к такому варианту биографии Владимира Мулявина: приехал в Минск, служил в ансамбле Белорусского военного округа, работал в филармонии, создал «Песняры». Однако же работать он начал, как и многие люди его поколения, в 16 лет, в армию был призвал в 24 года, то есть был уже достаточно опытным музыкантом.

Мы также привыкли к формуле, что «Песняры» — это Мулявин. Поэтому для кого-то неожиданностью может быть тот вклад, который внесла в создание «Песняров» Лидия Крмальская.

«Мне казалось, что мама всегда ездила за папой, как декабристка, — из Томска в Калининград, из Калининграда — в Кемерово, Читу, Минск… Теперь, благодаря появившимся архивным источникам, я понимаю, что все было с точностью до наоборот. Это папа ездил вслед за мамой по всему Союзу, потому что мама была востребованной артисткой и всегда пользовалась спросом у публики. А отец в то время был еще никому не известным гитаристом, — пишет в книге Марина Мулявина. — Но мама очень быстро поняла, что собой представляет отец как музыкант. Как она уловила, как она почувствовала гениальную одаренность в этом тихом, застенчивом юноше? Не знаю. А может, ей хотелось своей ответной любовью сделать из этого мальчика именно такого, выдающегося, музыканта? Потому что она постоянно заставляла его заниматься — играть классику, писать. Как будто где-то в подсознании уже заранее знала о том, что это гениальный человек и что он должен выполнить свои миссию. Нужно просто его к этому подвести».

Теперь уже забыли, что Лидия Кармальская выступала вместе с «Песнярами» до 1974 года. В октябре 1987 года к 50-летию Лидии Алексеевне Мулявиной (а именно такая фамилия у нее была в паспорте) приказом по филармонии объявили благодарность, а перечисляя заслуги, указали и «активное участие в создании и работе ансамбля «Песняры».

Таким образом, книга вносит коррективы в привычную и официальную биографию ВИА «Песняры». На популярном фанатском сайте группы даже возникло предложение внести имя Лидии Алексеевны в состав участников «Песняров».

 

Отцы и сыновья

В первой части книги «Сдувая архивную пыль…» собраны воспоминания сослуживцев Владимира Мулявина. И нужно отметить, что подобраны интересные, яркие и нерастиражированные лица.

Особое место в этой части отведено Владиславу Мисевичу, который больше всех остальных музыкантов работал с Мулявиным в «Песнярах», плюс они вместе служили в армии. Очень четкое изложение материала — только факты, личные оценки событий и персоналий, никаких полутонов — прежде всего, по отношению к себе. Все предельно честно, не зря воспоминания Владислава Людвиговича называются «Житие не-святых».

Вторая часть книги «Сердцем хранимые» написана Мариной Мулявиной и посвящена семье. Самая пронзительная глава — о Владимире Мулявине-младшем.

«Наверное, Володя родился под несчастливой звездой. Он был совсем крошечным, когда родители развелись», — пишет Марина Мулявина о своем брате. Но точно так складывалась судьба и ее отца — Георгий Мулявин оставил семью, когда еще не родилась младшая дочь, а на руках у жены было двое маленьких сыновей — Валера и Володя.

«Мне очень тяжело вспоминать о Володе. Его отсутствие на этой земле я до сих пор принимаю на свой счет, — исповедуется Марина Мулявина. — Мне кажется, это я упустила его, что-то недосмотрела, хотя прекрасно понимаю, что у каждого свой выбор. Володя сделал свой выбор в пользу страшного порока, который привел его к гибели. Но я не могут не признать, что в его короткой жизни по отношению к нему было много предательства. Такие случаи ломали его психику и привели в конце концов к роковым последствиям. Чего стоило одно только отстранение от концерта, который состоялся во Дворце Республики на 40-й день после смерти папы! Володя должен был играть на этом концерте. Но нашелся один влиятельный человек, ненавидевший брата, который под угрозой скандала запретил Володе выходить на сцену».

Так сложилось, что Владимир Мулявин очень любил старшую дочку и в книге же много историй, подтверждающих это. А вот Володе — долгожданному сыну, который еще оказался и талантливым музыкантом, да таким, что сам песняр признался — «Он давно меня переиграл», отцовской любви не досталось.

«Его жизнь не задалась. К сожалению, к этому был причастен наш отец. Для Володи не прошло бесследно, что папа его предал», — такие признания, видимо, нелегко дались Марине Владимировне, но тем и ценна книга, что никто не пытается создавать идеальный образ Мулявина-старшего.

И да, чем больше правды из первоисточников, тем меньше возможностей для домыслов.

 

Он будет первым

Все воспоминания о Лидии Кармальской — это общий рассказ о светлом, целеустремленном, талантливом, трудолюбивом и чутком человеке. Игорь Голиков, друг семьи Мулявиных, вспоминает о встрече в Севастополе в 1973 году:

«Я тогда сказал Вовке, что ему нужно активнее продвигать ансамбль на престижные сцены, завязывать знакомства с полезными людьми, искать возможности чаще выступать по Всесоюзному телевидению. Но его эта тема совершенно не интересовала. В организационных вопросах он был не силен. Одно слово — музыкант… <…> И она мне тогда сказала: «Игорёк, я подтолкну его. Всё равно, я знаю, он будет первым, вот посмотришь. Я всё сделаю, чтобы он поднялся. «Песняры» станут лучшим коллективом в СССР!». Тогда подобное заявление могло оказаться чересчур смелым, но надо было знать Лиду! Она всегда видела перспективу и могла просчитать ситуацию на несколько шагов вперед».

Между тем авторов «Недосказанного…» можно упрекнуть в том, что они проигнорировали Виктора СинайскогоЛьва МоллераАнатолия КашепароваЛеонида Борткевича. Ольга Брилон на это ответила, что двое последних все сказали в двух первых книгах. Но в книгах, которые курировала Светлана Пенкина — вдова Владимира Мулявина, не было места для его первой жены. К тому же, Борткевич и Кашепаров тоже знаковые фигуры для «Песняров». И им было бы что сказать о становлении «Песняров» и вспомнить «мать», как называли музыканты Лидию Кармальскую.

 

Роман в письмах

Третья часть «Не хватает тебя…» — это личная переписка Владимира Мулявина и Лидии Кармальской. Жаль, что сохранились (или опубликованы) письма только за небольшой отрезок времени.

В 60-е годы артисты уезжали на гастроли на три-четыре месяца, останавливаясь в одном городе на несколько дней, поэтому даже удивительно, как письма попадали к адресатам. А ведь жили они в гостиницах без особых удобств, тогда-то и телефон зачастую был только у администратора. Но письма доходили!

То Лидия, то Владимир упрекают друг друга, что, мол, не пишешь… Хотя и понимают, что в их круговерти не всегда есть возможность. Супруги скучают по дочери, которая жила у бабушки… Удивительно и то, что в тот период времени больше зарабатывала Лидия, но все решения о покупках, иных расходах принималась совместно.

В одном из писем Владимир Мулявин сообщает жене, что живет экономно, из 10 рублей еще 5 осталось… У семьи музыкантов те же заботы, что и у других людей, приехавших в Минск в 60-е годы: они думают, кого из родственников «приписать» к себе, чтобы получить квартиру побольше. Но за всеми этими бытовыми заботами Мулявин рассказывал жене и о работе, а ее было много в армейском ансамбле. Иногда радостно сообщал, мол, будем играть на танцах за деньги.

Концерт-презентация книги состоялся 17 декабря в Белгосфилармонии. Финальную песню «Александрина» исполнял Петр Елфимов. «Белорусские песняры» экспромтом решили подпеть.

Видео Uladzimir Karavatski

 

Тираж, цена и место продаж

Книга оставляет очень хорошее впечатление, прежде всего, подкупает своей искренностью. Огорчает лишь небольшой тираж книги — 500 экземпляров и ее цена — 45 рублей. Речь не о том, что она не стоит этих денег, а о покупательской способности большей части поклонников Владимира Мулявина. Небольшой тираж и высокая цена делают книгу недоступной для многих людей.

Фолиант издан при спонсорской помощи «БПС-Сбербанка». Наверное, можно было печать книгу на бумаге попроще, найти еще какие-то возможности для удешевления стоимости и повышения тиража. А так вся эта ограниченность ославляет горьковатый осадок.

В этом году нарушится многолетняя традиция, когда в день рождения Владимира Мулявина — 12 января — на сцене Белгосфилармонии давал концерты оркестр имени Жиновича. В этот раз на сцену филармонии выйдет БГА «Песняры», а в фойе будет продаваться остаток тиража «Недосказанного»…

 

На памятник «песняру» нет денег

Давно шла речь об установке в Минске на бульваре Мулявина памятника «Песняру». В Год культуры мы его особо ждали. Но, как сказал скульптор Сергей Логвин, о памятнике в Минске сейчас речь вообще не идет — нет денег.

Их нет до такой степени, что Сергей Логвин до сегодняшнего дня не получил гонорар за памятник Мулявину, установленный в Екатеринбурге.

В Год культуры возле филармонии появилась Аллея народных артистов Беларуси. «Идея такая, что деревья высаживали действующие народные артисты», — рассказали в отделе рекламы Белгосфилармонии. А что же с ушедшими в иной мир? Для них «в перспективе» предусмотрена Аллея славы с другой стороны филармонии.

 


  • Видно по всему, наступает какой-то новый период в оценке личности Мулявина, его роли и отдельных событий. Или возвращается старый. Получай, дорогой Владимир Георгиевич, подарок на день рождения - серию изданий и публикаций о "Мулявине, которого мы не знали", таких же курируемых и к чему-то стремящихся, только от другой группы "ценителей", неизменно "четких и предельно честных", как в 98-м... Наверное должно пройти какое-то время, чтобы был взвешенно оценен весь жизненный путь Мулявина, примирены разные позиции и появились беспристрастные издания о нём и полноценные рецензии...
  • Игорь, прежде чем давать свои оценки - почитайте книгу.
  • Игорь, прежде чем давать свои оценки - почитайте книгу.
  • Я и прочёл бы текст, (а книги беру только "напрокат")... Это реальность. Мне видится неуместным держать дома том, за который я заплатил, с которым я познакомился, но к которому лишь в исключительно редком случае смогу вернуться вновь. На то есть библиотеки. И не берусь судить строго родственников Мулявина, созидающим такой свой коммерческий проект, но мне хватает того, что мне, как зрителю и слушателю подарил этот замечательный музыкант и человек своим творчеством в те времена, когда моя личность ещё только формировалась. И "попозжее"... Вот потому книгу я прочту, если будет под рукой, но на кой ляд мне она дома нужна? Надо лес беречь
  • Я и прочёл бы текст, (а книги беру только "напрокат")... Это реальность. Мне видится неуместным держать дома том, за который я заплатил, с которым я познакомился, но к которому лишь в исключительно редком случае смогу вернуться вновь. На то есть библиотеки. И не берусь судить строго родственников Мулявина, созидающим такой свой коммерческий проект, но мне хватает того, что мне, как зрителю и слушателю подарил этот замечательный музыкант и человек своим творчеством в те времена, когда моя личность ещё только формировалась. И "попозжее"... Вот потому книгу я прочту, если будет под рукой, но на кой ляд мне она дома нужна? Надо лес беречь
  • Я бы приобрела эти книги, вопрос где их найти? особенно в Москве..
  • Я бы приобрела эти книги, вопрос где их найти? особенно в Москве..
  • Анастасия, у меня есть одна такая книга. Подарили, но это уже дубль. ТО есть две одинаковых. Могу по почте. Давайте вконтакте в группе Белорусские Песняры. Там в обсуждениях есть тема найти ноты, книгу...