Найдена рукопись первого перевода «Онегина» на белорусский язык

Автор перевода — Алесь Дударь. После того, как поэта репрессировали и расстреляли, печатать перевод запретили.

Исследовательница белорусской литературы Анна Северинец обнаружила у родственников репрессированного и расстрелянного 29 октября 1937 года поэта и переводчика Алеся Дударя рукопись полного перевода на белорусский язык романа в стихах «Евгений Онегин» Александра Пушкина.

В комментарии для БелаПАН Северинец отметила, что ценность рукописи заключается в том, что это первый белорусскоязычный перевод «Евгения Онегина», который впоследствии послужил своего рода точкой опоры для переводов других белорусских литераторов.

«Когда готовился юбилей смерти Пушкина в 1937 году, Купала распределял задачи по переводу произведений — Дударю дали «Онегина», — отметила исследовательница. — Представьте себе, как оценивал Купала переводческий талант Дударя, если он ему дал «Онегина».

«В начале 1937 года Дударь читал этот перевод в Доме писателя на улице Советской. Какая была помпа: по всему Минску поставили репродукторы, радийщики привезли установки, чтение Дударя транслировалось на весь город. Люди выскакивали из парикмахерских, магазинов, когда они слышали онегинскую строфу по-белорусски, все бежали в Дом писателя, набивались, чтобы его послушать», — отметила Северинец.

После того как Дударя арестовали и расстреляли, печатать его перевод запретили. Перевести «Евгения Онегина» поручили Аркадию Кулешову.

Поэт, по словам исследовательницы, сделал блестящий перевод, который «в художественном смысле, можно сказать, выше, чем у Дударя». Однако от первого перевода романа, сделанного репрессированным литератором, «впоследствии отталкивались все переводчики, благодаря нему все они могли делать его лучше, чем Дударь».

Анна Северинец. Фото из соцсети

То, что после Дударя остались какие-то рукописные документы, — это невероятный факт, сказала Северинец. В литературных архивах Беларуси хранится «буквально четыре письма и пять фотографий». «Дударя трижды арестовывали, каждый раз были обыски, выемки документов. Каждый раз сжигались домашние архивы, потому что никто не хотел их хранить», — пояснила она.

Исследовательница «давно искала эту рукопись в архивах, через знакомых и различные информационные службы».

«Мне помогали в поисках, и несколько глав перевода у меня уже были, нашлись в старых публикациях. Например номера «Літаратуры і мастацтва», в котором была напечатана первая глава, нет нигде, кроме Академии наук, но он сохранился в полуистлевшем состоянии. Мы думали, что удастся спасти только первую и третью главы, а тут — полная рукопись», — отметила Северинец.

 

 


  • ой, ну хоть бы уже отрывок привела... оценили б мову...
  • ой, ну хоть бы уже отрывок привела... оценили б мову...
  • Я предполагаю негодование, но не отлавливаю про себя смысловой нагрузки перевода с русского на белорусский. С латыни, с французского, с испанского, - это понятно. Язык, перевод - это хорошо. Как познание культуры другого народа, языком которого не владеешь... тут переводчик поможет. Но тут мы как бы в какой-то культурологической и географической западне: русские прекрасно понимают белорусский, а белорусы прекрасно понимают русский. Я и чешу, что называется, репу; Пушкин с его речью и слогом - самодостаточен. Зачем ему посредник? Ведь смысл перевода в чём? - Он приближает (возвышает порой) непонимающего чужой язык гражданина к авторскому посылу, который, положим, по-испански написан? Пушкин же описал Татьяну (что русская душою), которая ни бельмеса по-русски высказать не могла, изъясняясь по-французски. Но изъяснилась же, блин! Пушкин изложил её текст по-русски. Меня поневоле смешит, что это всё почему-то надо привести на белорусском. Это как правой ногой за левым ухом почесать... При этом- неизвестно зачем. Но просто есть наше литературное белорусское наследие. Пусть оно живёт и процветает: Короткевич, Адамович, Быков и множество других. Но до поэта масштаба Пушкина читатель должен приподниматься, Гм... Я не скажу, что желание перевести Пушкина белорусский - это плохо. Но это что - для сирых и убогих? Я просто не поддерживаю идею языка - ради языка, который и без переводчика прекрасно понимаем.... Извините - это просто моя ничтожная попытка постичь и понять жизненную необходимость в переводе Пушкина на белорусский. Кто будет целевой аудиторией? Если человек может и способен читать автора на языке авторского оригинала - то в задницу всех "исказителей народных сказок"
  • Существует огромное количество переводов беларуских классиков на русский, и более того даже на украинский и польский (хотя казалось бы языки одной группы а с украинским вообще структура очень схожа и лексика практически одна). Все зависит от того на каком языке человек "думает", "чувствует", "переживает". Смысл любого литературного произведения сформировать у читателя "ощущение" реальности описываемого. Он должен это пережить вместе с героями. Беларуский по структуре очень сильно отличается от русского - это не просто другая лексика, это другая семантическая система, другое построение речи (что особенно видно в поэзии). Поэтому их перевод на беларуский - это просто передача "ощущений" красотой родного языка. И кто как не беларуские поэты могли это сделать?