«Как тут жить?» В Рогачеве прошел Марш нетунедяцев

«Я хочу, чтобы наш президент ушел в отставку, больше ничего не хочу. Он не справился, ничего не сделал, что обещал, и ему надо это признать».

У Марша нетунеядцев в Рогачеве организаторов не было. Информация об акции распространялась через соцсети. Поэтому точек сбора оказалось две — у рынка «Восточный» и возле райисполкома.

К 16:00 на центральной площади у райисполкома собралось всего человек десять. «Где же люди?» — сиротливо оглядывались приехавшие из деревни Ильич двое молодых мужчин. Затем появились гомельские оппозиционеры, потом — журналисты. Итого человек тридцать. Еще столько же наблюдали с другой стороны улицы — жались к неработающему фонтану, курили. Но постепенно толпа увеличивалась — смелели те, с другой стороны улицы, подходили из закоулков. В итоге человек сто пятьдесят собралось, и ожидали колонну от «Восточного».

Вновь прибывших встретили криками и аплодисментами. Раз десять прокричали «Нет декрету № 3. Лукашенко, уходи!», три раза — «Жыве Беларусь!». Одна пенсионерка удивленно оглянулась на кричавших: «Конечно жыве, а что она — мёртвая, что ли?».

Чиновники поговорить с народом не вышли, и тогда выслушивать людские беды стали журналисты. Было несколько «точек гласности» — корреспонденты с видеокамерами, диктофонами, фотоаппаратами. «

Ничего не боюсь!» — кричала пенсионерка в камеру, и рассказывала о низкой пенсии, безработице в райцентре, «мертвых» предприятиях. Потом смущенно спрашивала у подруги: «Ну и как ты думаешь, сколько мне за это дадут?» — и обреченно махала рукой. А, уже всё равно.

Ольга и Алексей приехали из Жлобина. «Мы молодая семья, но как нам жить? Мы против этой жизни, мы хотим что-то лучшее для своих детей. Власть не справляется со своей задачей на данный момент и в течение всех 23 лет. Мы предлагаем в первую очередь сменить власть, какое-то время перетерпеть, экономика больная, мы понимаем, перетерпим, пока она выздоровеет», — предлагает молодежь.

Пенсионер в ответ горячится: «Сегодня нужно создать твердое, крепкое правительство, пусть президент создаст крепкое правительство! Власть менять сейчас, президента менять — это шило на мыло, ничего это не даст».

Подошедшие новые участники предлагают для начала сменить Лидию Ермошину. «Надо провести настоящие, честные выборы, а потом уже всё остальное!» — убежден житель райцентра.

В толпу вклинивается пенсионерка, которая кричит, что в Беларуси жить хорошо, и все собравшиеся — проплачены, кем-то. Но люди кричат, что она сама — провокатор, и это ей заплатили. «Вы какой-то агент!» — кричат пенсионерке. Она заявляет о большой пенсии — 500 рублей. «Ах, так у тебя же пенсия пять миллионов старыми, так ты можешь нам закрывать рот, а у нас — два миллиона старыми, мы молчать не будем!» — отзываются люди.

Из деревни Городец приехал Валерий Жарский с женой. «240 рублей пенсия. Нам не хватает на жизнь. 60 рублей — за коммуналку, 200 рублей — за технический осмотр, и дальше что? Я специально приехал с женой, чтобы почувствовать, что люди не мёртвые, а живые!» — говорит сельчанин.

В толпе появляется очередной «провокатор», вещающий о хорошей жизни в Беларуси. «Вы провокатор! И дети ваши работают чиновниками или ментами! Неплохо устроились!» — выпроваживают с площади очередного «довольного жизнью».

«Молочный — сокращают, хлебозавод — сокращают, работы нет, сын и дочка не работает, а нам еще добавили пенсионный срок, как жить?» — кричит на камеры Ольга Евгеньевна, и демонстрирует двоих внучек, которым, по её словам, скоро не будет чего есть.

В окнах райисполкома то и дело нервно дергаются шторки — выглядывают чиновники. «Вот они, сидят, восемьдесят окон заняли, и за нами следят! Только у них есть работа, только у них всё хорошо!» — люди негодуют, показывают пальцами на окна местной «вертикали власти».

«Два миллиона старыми — это предел в Рогачеве, как тут жить? А эти из-за шторок на нас смотрят, им можно смотреть — у них по пятнадцать миллионов старыми!» — кипятится Максим. Он рассказывает, что в деревнях Рогачевского района зарплату дают яйцами, колбасой и зерном.

50-летний Александр — экскаваторщик шестого разряда, но работы не имеет. «Ничего не строится, вот и все строительные организации умерли. Господин Лукашенко грозится всех устроить к первому мая. Вот пусть устроит, а мы посмотрим», — злится житель райцентра.

Его приятель работает на «Рогачевстрой», но на 0,10 ставки. «И что я могу заработать на 0,10 ставки, посчитайте! Но мне же не сделают коммуналку на 0,10 ставки, правильно, полную надо платить», — отмечает житель Рогачева.

Сергей заработал в России военную пенсию, вернулся в Рогачев. «У меня-то работы нет, но хоть пенсия есть, нормальная. А вот как жить моим землякам с семьями — я не знаю. Вижу, как народ страдает», — делится Сергей.

Его земляки считают, что проблемы в Рогачеве в том числе из-за того, что у власти — «беспредельщики». «Они пришли на молочный завод, на «Диапроектор», а сами ни бум-бум, все развалили, полнейшие беспредельщики», — уверен житель райцентра.

На «сцене» у камер — молодая мама Вика, у неё трое детей, а муж вынужден искать работу в России. «А мне что делать? Тоже на Россию ехать? Так у меня детей заберут. А муж зарабатывает в России только детям на еду, и на поборы — в школе и садике», — рассказывает Вика.

Те, кто был в России на заработках, тоже взяли слово и рассказали, что люди живут там зачастую «как собаки», в вагончиках, и нет никаких условий.

На «сцену» у камер вышла ухоженная дама предпенсионного возраста. Она «раскрыла сговор» — упрекает правозащитника из Гомеля Анатолия Поплавного, что он собрал тут людей и заплатил им за протест. Тот спрашивает у окружающих его рогачевцев: «Кому я заплатил, скажите?» Люди возмущаются: «Это ей заплатили, вишь какая, пусть руки свои покажет, явно не работала ни одного дня, ее бы на ферму, с вилами, пусть бы навоз покидала!»

Женщина убеждает, что она не из райисполкома, а работает в здравоохранении, инженером по охране труда. И работа есть, по её словам — в больницах и амбулаториях. «За сто пятьдесят рублей?» — кричат люди.

«Я хочу, чтобы наш президент ушел в отставку, больше ничего не хочу. Он не справился, ничего не сделал, что обещал, и ему надо это признать», — Галина Владимировна говорит, что уже ничего не боится. Она работает на «Диапроекторе», её коллеги говорят о 170 рублей зарплаты на заводе. «А у начальников в десять раз больше. Они едят мясо, а мы — капусту. А выходит, что все едят голубцы», — рассуждают женщины.

...На акции присутствует и бывший идеолог из Рогачевского райисполкома. Спрашиваю — у него тоже проблемы, раз он здесь? Бывший идеолог улыбается, а его приятель отвечает: «Конечно, проблемы! Он работает в Гомеле сейчас, а квартира в Рогачеве, вот приходится метаться туда-сюда!»

В 17.30 люди начинают расходиться. «Поговорили — и хватит!» — бросает одна пенсионерка.

Жительница Рогачева рассуждает, что акция такая не очень полезная, потому что не было организаторов. «Вот Лебедько обещал к нам в Рогачев приехать, но его посадили. А так — постояли, поговорили... Даже никто из райисполкома не вышел», — сетует женщина.

Самые стойкие продолжают осаждать камеры «Белсата» и «Свободы», но уже к 17:50 на площади никого нет. Последними уходят два милиционера, которые издалека наблюдали за происходящем.

 

 


  • О бещание АГЛ уйти с должности если его попросят это с области фантастики. То какие приказы он отдает своим силовикам говорят об обратном.
  • Этот декрет-верх политической и экономической порнухи....