Виктор Янчуревич. ГОРОД. Им бы обсуждения взять и отменить!?

Виктор ЯНЧУРЕВИЧ

Виктор ЯНЧУРЕВИЧ

Родился в 1980 г. в Гродненском районе. С отличием окончил юрфак ГрГУ и ВШУБ БГЭУ. С 2002 г. живет в Минске. Активно участвует в общественной жизни. Выдвигался кандидатом в депутаты. Один из инициаторов референдума в защиту Севастопольского парка, председатель оргкомитета общественного объединения «Экоград», член рады движения «За свободу», помощник депутата.

Развитие городов Беларуси сегодня подчинено идее строительства компактного города. Это значит, что города не растут территориально, а развиваются за счет внутренних резервов преимущественно путем уплотнения застройки.

Такими резервами выступают зеленые зоны, дворовые территории, санитарно-защитные зоны промышленных предприятий, кварталы индивидуальной и малоэтажной застройки.

В таких условиях градостроительные решения приобретают особую важность, так как влияют на состояние качества среды проживания и непосредственно затрагивают интересы проживающих на этой территории граждан.

Власть должна видеть разницу между планированием новых микрорайонов с нуля в чистом поле и планированием развития обжитых территорий.

Очевидно, что проекты уплотнения жилых кварталов требуют учета интересов местных жителей. Горожане осознали пагубность уплотнения застройки, активно защищают свои права и интересы и хотят принимать полноправное участие в планировании развития территории своего места проживания.

Однако ни местная власть, ни проектные институты не видят необходимости в налаживании коммуникации с ними, предпочитают планировать, исходя из экономической целесообразности для городского бюджета и интересов потенциальных инвесторов, а из граждан, защищающих свое право на благоприятную окружающую среду, изображать «коллективных эгоистов». Ведь рисовать «облако на бумаге» гораздо удобнее и комфортнее, не выходя из теплого кабинета.

Такой подход к планированию порождает немало конфликтов. В средствах массовой информации достаточно информации о том, как непродуманные решения чиновников могут спровоцировать социальное напряжение, панику, протестные выступления и даже привести к силовому противостоянию между гражданами и рабочими на этапе организации стройплощадки на конфликтной территории.

Рожденные в кабинетах и просто спускаемые сверху градостроительные решения отражаются на авторитете власти, подрывают к ней доверие столкнувшихся с непониманием граждан, а информационное сопровождение развивающихся социально-градостроительных конфликтов способствует формированию негативного общественного мнения о власти.

Кроме репутационных и имиджевых издержек на фоне градостроительных конфликтов власть несет бюрократические, в связи с огромным потоком жалоб в различные инстанции и необходимостью реагирования по ним, а также экономические — растрату бюджетных средств в связи с отклонением ряда разработанных проектов по итогам общественных обсуждений и необходимостью внесения изменений в проекты с целью снижения социального напряжения.

Среди чиновников доминируют негативные мнения об общественных обсуждениях, их полезности и необходимости, так как, по их мнению, реализация данной процедуры создает платформу для самовыражения и пиара отдельных «баламутящих воду элементов», которые нагнетают обстановку и зарабатывают себе политический капитал.

Однако следует отметить, что проблема кроется не в общественных обсуждениях, а в порядке разработки градостроительных проектов и принятия по ним решений. Ведь общественное обсуждение является обязательным этапом, предшествующим принятию градостроительных решений.

И такое правило закреплено законодательно. Согласно ст. 4, п. 3. закона Республики Беларусь «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь», решения местных Советов депутатов, местных исполнительных и распорядительных органов по вопросам планирования и застройки населенных пунктов, жилищного строительства, принимаются после проведения общественных обсуждений.

Соответственно, уйти от общественных обсуждений и отказаться от их проведения нельзя. Тогда, может, минимизировать роль общественного участия?

Так это уже сделано. Действующее положение «О порядке проведения общественных обсуждений в области архитектурной, градостроительной и строительной деятельности» определило общественное обсуждение как комплекс мероприятий, проводимых организатором общественного обсуждения и обеспечивающих информирование физических и юридических лиц об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, а также возможность выражения участниками общественного обсуждения своего отношения к решениям, заложенным в проектах, в целях учета общественных интересов и соблюдения прав физических и юридических лиц.

Таким образом, акценты расставлены на информировании общественности и выражении отношения граждан к заранее подготовленным градостроительным проектам.

А где же участие общественности в планировании, о котором гласит все тот же закон Республики Беларусь «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности»?

В ст. 4, п. 2 документа говорится, что реализация права физических лиц на благоприятную среду обитания предусматривает их участие в градостроительном планировании развития территорий, в том числе населенных пунктов.

Возникают закономерные вопросы: что легло в основу задания на проектирование? Чем руководствовался архитектор, подписывая задание проектному институту? Почему на общественное обсуждение вынесен уже готовый проект? И почему гражданам предлагается обсудить параметры уже спроектированного объекта, а не перспективы использования и развития определенной городской территории?

В этом то и кроется суть градостроительных конфликтов. Механизмы планирования развития городских территорий с полноценным участием граждан в этом процессе отсутствуют или не работают. Коммуникация между местной властью, проектными институтами и населением на этапе планирования отсутствует. Градостроительные решения принимаются и общественные обсуждения проводятся по принципу «доводим до вашего сведения», да и то, местная власть не утруждает себя проведением надлежащего информирования населения.

Планировать «по старинке» дальше нельзя!

Общественные обсуждения должны предшествовать разработке конкретных проектов детального планирования, а рекомендации, отмеченные в протоколах обсуждений, должны ложиться в основу заданий на проектирование.

Только в процессе трехсторонней коммуникации между местной властью, проектировщиками и общественностью можно прийти к принятию сбалансированных и устойчивых решений, обеспечить учет и компромисс интересов всех заинтересованных сторон. Иначе конфликты подобные Котовке и Куропатам будут разгораться с каждым годом чаще и чаще.

Пришло время властям делать выводы и, пусть сложный, но важный шаг навстречу горожанам!

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • Мельком отмечаю, что термин "градостроительный" имеется почти в каждом абзаце... )) Но это не беда, в принципе. Кто к чему привык - это дело его. Но мне лично душно в местах сплошной многоэтажной застройки. Не потому, что недостаток кислорода, а потому, что человеку свойственно чувствовать некоторое природное пространство личного обитания, чувство своей личной территории. Повторюсь, это сугубо индивидуально, никого ни к чему не обязывает. Но ты внутренне закрепощаешься, когда вокруг тебя этажи и окна, окна и этажи... А человеку нужно своё пространство. Где он сам по себе, а если ему, скажем, захочется в носу поковыряться, он не будет под прицелом сотен глаз. Мне в этом смысле везёт - у меня за окнами - сквер, а за ним - Восточное (московское) кладбище... Лесопарковая зона, фактически. Вышел - и растворился. Книгу, газету почитал где-нибудь. Ты ни с кем не сталкиваешься, с тобой никто не сталкивается. Пару прохожих вдалеке увидишь, но не более. Гектары необитаемого пространства. Но возвращаемся "к нашим баранам". Я ужаснулся, год примерно назад посетивши брестское шоссе, по которому ездил когда-то в свой "Филиал БГУ" (так остановка на карте обозначена). Но на этом пр. Держинского - это вообще что-то жуткое: дом над домом нависает, почти впритык... И это что - конечная цель и конечный идеал градостроения? А каждая семейка захочет ещё личный автомобильчик заиметь... Что поимеем в финале? - этажей много, а территории мало. И всё... "Крылатые качели" детства станут чем-то заоблачным, смутно припоминаемым по словам бабушек...