Семь тысяч рублей за покалеченную руку

Могилевский облсуд отказался увеличить размер компенсации крановщице, получившей серьезную производственную травму.

Могилевский областной суд 27 марта признал справедливым выплату 7 тыс. рублей компенсации морального ущерба вместо запрошенных 50 тыс. крановщице ОАО «Могилевский домостроительный комбинат», покалечившей руку на производстве. Об этом пишет БелаПАН.

Фото talkofnaija.com

Несчастный случай произошел 2 февраля 2016 года, когда Ольга Федосенко, машинист крана, управляя техникой дистанционно с помощью пульта, перемещала бетонные плиты. В какой-то момент плиты раскачались и упали, травмировав женщину. В результате крановщица получила множество телесных повреждений, в частности у нее были размозжены кисть и предплечье. Впоследствии женщине ампутировали три пальца левой руки. Она утратила трудоспособность на 60% и получила третью группу инвалидности. После лечения пострадавшая была переведена на должность кладовщицы. В судебном порядке женщина затребовала от работодателя 50 тыс. рублей компенсации. В январе суд Ленинского района Могилева обязал Могилевкий ДСК выплатить компенсацию в семь раз меньше запрошенной — 7 тыс. рублей.

Как заявила сегодня на суде Федосенко, суд первой инстанции вынес неправильное решение, не признав кран источником повышенной опасности. Более того, данный несчастный случай не стал наукой для предприятия, где работу стропальщиков по-прежнему выполняют крановщики, подвергая себя опасности, отметила женщина.

Представитель истицы, юрист независимого профсоюза РЭП Александр Хамратов, назвал сумму, определенную судом, «унизительной и оскорбительной». Он привел пример бобруйского активиста Алексея Милюкова, сына известного в Бобруйске блогера Олега Желнова. В 2014 году суд обязал Милюкова выплатить 50 млн неденоминированных рублей, или 5 тыс. долларов по курсу на то время, за удар по лицу сотруднику ГАИ, из-за чего последний получил легкий кровоподтек на верхней губе, никак не повлиявший на его здоровье. В случае с Федосенко речь идет о пожизненном увечье, но сумма определена значительно меньшая, отметил Хамратов.

Судебная коллегия облсуда тем не менее согласилась с решением Ленинского суда Могилева и жалобу отклонила. При определении размера компенсации морального вреда суд учитывал конкретные обстоятельства дела, степень физических и нравственных страданий, руководствовался принципами разумности и справедливости, говорится в сегодняшнем решении суда второй инстанции.

«Самые главные доводы в кассационной жалобе о том, что вред был причинен именно источником повышенной опасности, а не стал причиной действий моей доверительницы, судом никак не прокомментированы и не опровергнуты. Суд вообще их обошел вниманием. Это классический способ отказать в тех доводах, которые приводит кассатор. Это такой показательный случай, когда суду нечем аргументировать свое решение, и он просто говорит «нет». Я приложу все усилия, чтобы судебное решение было отменено в надзорном порядке», — заявил БелаПАН представитель истца.

По его словам, заявления, что суд руководствовался принципами справедливости и разумности, настолько «лицемерны и циничны, что вызывают нескрываемое удивление». Взяв за пример случай с Алексеем Милюковым, Хамратов делает вывод, что либо в Беларуси суд действует по двойным стандартам, либо «жизнь и здоровье сотрудника милиции оценивается десятикратно выше жизни простого гражданина, который работает на заводе».

В свою очередь Федосенко заявила о нежелании дальнейшего обжалования, поскольку, по ее мнению, «все равно все будет то же самое».


  • Не вижу смысла жаловаться в суд или обращаться в милицию. Они все равно не помогут. Решать надо самостоятельно проблемы между лицом обидевшего тебя. Возможно насильственно.
  • Я с вами согласен,суды и правоохранительные органы стоят на защите властьимущим,но не как на стороне простого народа,да я не помню в новейшей истории Беларуси ,чтобы суд стал на защиту рядового гражданина а не государства,у них уютные кожанные кресла,терять неохото.