Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Как реформировать органы дознания и следствия?

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Профессор учреждения образования «БИП-Институт правоведения». Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

Сегодня поговорим о преобразованиях в сфере расследования преступлений. Здесь много страданий и несправедливостей. Их надо уменьшить.

 

Нынешняя ситуация

В соответствии с главой 5 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь уголовное преследование граждан осуществляют прокурор, органы следствия и дознания. Они обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры к установлению обстоятельств дела, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, и их наказанию, равно как принять меры по реабилитации невиновных (ст.27 УПК).

По данным председателя Следственного комитета Ивана Носкевича, в 2016 году в производстве следователей СК находилось свыше 130 тысяч уголовных дел. Из них примерно 50 тысяч дел были направлены в суд. При этом по расследованным делам уменьшилось количество оправдательных приговоров (всего в 2016 году было оправдано 83 человека).

По данным МВД, в 2016 году было зарегистрировано почти 93 тысячи преступлений. Среди них преобладают кражи, хулиганства, мошенничество, преступления, связанные с наркотиками (6457).

Всего в 2016 году в Беларуси было осуждено почти 45 тысяч человек (в основном, мужчин). Из них к лишению свободы — 13,7 тысячи. На 1 января 2017 г. в местах лишения свободы находилось 35,2 тысячи человек (из них 6,5 тысячи — в местах предварительного заключения: ИВС и следственных изоляторах).

Характерная деталь: по закону от 5 января 2015 г. в УПК была включена глава 49-1 «Производство по уголовному делу в отношении подозреваемого (обвиняемого), с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве» (ст.ст.468-1 — 468-12). Теперь почти каждому обвиняемому предлагают заключить с органами «соглашение о сотрудничестве», дать признательные показания и оговорить иных лиц, проходящих по делу. В случае «сотрудничества» прокурор может ходатайствовать перед судом о снижения размера наказания не менее чем наполовину от максимального срока наказания по соответствующей статье УК.

Понятно, что такие формы расследования являются аморальными, возвращают наше следствие к 30-м годам, где от подозреваемых (обвиняемых) добивались признательных показаний. Правда, теперь это можно делать не мордобоем, а путем заключения «соглашения о сотрудничестве». Нововведение позволило органам следствия резко улучшить показатели раскрываемости преступлений.

Еще одним средством, облегчающим расследование преступлений, стала узаконенная возможность проводить ускоренное производство по делам, не представляющим большой общественной опасности, а также по делам о менее тяжких преступлениях (со сроком наказания не свыше 5 лет лишения свободы).

Согласно ст.452 УПК, такое расследование допускается, если факт преступления очевиден, известно лицо, подозреваемое в совершении преступления, и оно не отрицает своей причастности к преступлению. Срок ускоренного производства не должен превышать 10 суток со дня поступления заявления или сообщения о преступлении. Этот срок может быть продлен по постановлению следователя, утвержденному начальником следственного подразделения.

После окончания ускоренного производства следователь привлекает в качестве обвиняемого лицо, совершившее преступление, решает вопрос о мере пресечения, налагает арест на имущество, после чего передает дело прокурору.

Мало кто знает, что в новой редакции УПК имеется глава 49 «Производство по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц» (ст.ст.468-1 — 468-3). Она предусматривает изъятия из общих правил уголовного процесса в отношении ряда «блатных лиц», а именно: лиц, должности которых включены в кадровый реестр главы государства; депутатов Палаты представителей, членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь; депутатов областных Советов депутатов, Минского городского Совета депутатов; судей, прокуроров, следователей.

Очевидно, что нормы данной главы УПК нарушают принцип равенства граждан перед законом, создают преимущества для указанных лиц, а также открывают возможности для вмешательства высших должностных лиц в деятельность по осуществлению уголовного процесса.

 

Органы дознания

Согласно ст. 37 УПК, функции органов дознания осуществляют: 1) Министерство внутренних дел, территориальные органы внутренних дел; 2) органы государственной безопасности — по уголовным делам, отнесенным законом к их ведению; 3) командиры воинских частей, соединений, начальников органов пограничной службы, военных учреждений и гарнизонов; 4) начальники учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, следственных изоляторов — по уголовным делам о преступлениях, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по уголовным делам о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений; 5) Пограничный комитет, территориальные органы пограничной службы, органы пограничной службы специального назначения — по уголовным делам о преступлениях, выявляемых при выполнении возложенных на органы пограничной службы задач; 6) таможенные органы — по уголовным делам о контрабанде, незаконном экспорте объектов экспортного контроля, об уклонении от уплаты таможенных платежей и др.; 7) органы финансовых расследований Комитета государственного контроля — по определенной категории уголовных дел; 8) органы государственного пожарного надзора — по уголовным делам о пожарах и нарушении противопожарных правил; 9) капитаны морских или речных судов, командиры воздушных судов, находящихся вне пределов страны, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на судах; 10)  главы дипломатических представительств и консульских учреждений Республики Беларусь  — по делам о преступлениях, совершенных в пределах территории дипломатических представительств и консульских учреждений.

Особенность органов дознания состоит в том, что расследование преступлений для них является дополнительной нагрузкой. В тех случаях, когда в ходе своей деятельности они обнаруживают признаки преступления, они должны возбуждать уголовные дела и проводить расследование.

При производстве дознания уполномоченные на то лица вправе производить неотложные следственные и другие процессуальные действия, выносить процессуальные решения в пределах своих полномочий (ч.2 ст.39 УПК).

 

Органы следствия

Как известно, с 1 января 2012 г. в Беларуси начал функционировать Следственный комитет. В его состав были включены сотрудники следственных подразделений прокуратуры, МВД, Комитета государственного контроля (однако следователи КГБ остались в своем ведомстве).

В систему Следственного комитета входит центральный аппарат, управления СК по областям и г. Минску, районные (межрайонные), городские отделы СК. Штатная численность СК не разглашается, но она превышает несколько тысяч следователей.

Следственный комитет стал еще одной военизированной структурой при президенте. Следователи одеты в черную форму с погонами. В отношении них действует специальный устав о прохождении службы. В центральном аппарате имеется четыре генеральских должности во главе с председателем СК.

В открытой печати и интернете информации о деятельности СК немного. Сотрудники этого ведомства работают в условиях строгой конфиденциальности. Их деятельность находится под контролем вышестоящих инстанций и лично главы государства. Прокуратура как бы самоустранилась от надзора за органами СК.

Анализ данных о работе Следственного комитета позволяет утверждать, что создание нового ведомства не решило проблем, связанных с законностью и качеством предварительного следствия. Основными критериями работы следователей остаются «плановые показатели» и «сроки расследования». Результатом таких усилий являются многотомные уголовные дела с десятками обвиняемых (примером может быть «дело семнадцати» — о международной преступной группе по торговле наркотиками с основным фигурантом Константином Вилюгой).

Следует указать, что военизированный характер службы повлек за собой жесткую субординацию и дисциплину, лишая следователей процессуальной самостоятельности. Органы следствия превратились в широко разветвленную структуру с большим штатом сотрудников. Это понуждает их увеличивать из года в год показатели своей работы.

Как выше отмечалось, в 2016 году в производстве следователей СК находилось свыше 130 тысяч уголовных дел. Если представить, что по каждому уголовному делу проходит в среднем 2-3 человека, то получается, что под подозрением и обвинением ежегодно находится свыше 300 тысяч граждан (!).

Такой размах деятельности следственных органов вызывает не столько удовлетворение от высоких показателей их работы, сколько опасение за судьбы людей, которые попали в орбиту деятельности этих органов. Ведь свыше 6 тысяч человек месяцами находятся в следственных изоляторах без связи с родными. Их принуждают к «сотрудничеству», заставляют давать показания против себя и против других, «шьют» все новые и новые статьи УК, требуют незамедлительного возмещения начисленного «вреда». В этом и есть негативные последствия «показательной» работы следственных органов, которые нельзя терпеть и с которыми нельзя мириться.

 

Первоочередные меры

Одной из первых мер преобразования органов дознания и следствия считаю освобождение их от «палочной системы» показателей и выведение из-под жесткого административного (военного) подчинения. Лица, проводящие расследование по уголовным делам, должны иметь процессуальную самостоятельность и следовать нормам УПК, а не указаниям начальников.

Учитывая невысокое качество дознания, целесообразно сократить число органов дознания. В штате ведомств должны быть квалифицированные дознаватели, которые в случае необходимости могут выезжать на место происшествия.

Следует отказаться от такого ноу-хау как заключение «досудебного соглашения о сотрудничестве», которое позорит наше законодательство и практику. Кроме того, необходимо исключить особый порядок привлечения к уголовной ответственности лиц, которые находятся под патронажем главы государства или принадлежат к отдельным ведомствам. В упразднении нуждается ускоренный порядок расследования по так называемым «очевидным делам».

Очевидно, что пора ввести судебный порядок получения санкций на заключение подозреваемых (обвиняемых) под стражу, чего требуют от Республики Беларусь международные обязательства. Решение вопроса о заключении лица под стражу должно приниматься в открытом судебном заседании.

 

Последующие меры

В перспективе следует провести реструктуризацию Следственного комитета, его кадровую чистку и подчинить прокуратуре. Он должен сохранить организационную самостоятельность. Правовой статус следователей и прокуроров должен быть одинаковым, что позволит проводить ротацию кадров. Сотрудники этого ведомства могут действовать в составе смешанных групп при расследовании сложных и резонансных преступлений.

Следственный аппарат в составе органов госбезопасности следует упразднить, а само ведомство — преобразовать.

В новых условиях дознание и следствие должно осуществляться на основе нового уголовного и уголовно-процессуального законодательства, приведенного в соответствие с международными и европейскими стандартами. Случаи применения пыток и иных недозволенных методов расследования должны уйти в прошлое, как и практика достижения высоких показателей в раскрытии преступлений.

Уверен, что при новой организации расследования преступлений значительно сократится количество жалоб на незаконные действия органов дознания и следствия, уменьшится количество лиц, заключенных под стражу, а также общее количество осужденных. Профессия следователя снова станет одной из уважаемых юридических профессий.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».