«Если Молнар пять лет держал Бобруйск в страхе, почему его давно не прикрыли?»

В деле бобруйского криминального авторитета еще не поставлена точка.

Оглашен приговор по делу Молнара. Главному фигуранту, которого правоохранители называли «лидером преступности в Беларуси», дали 18 лет колонии. Но есть вопрос, который так и остался без ответа: кто помог криминальному авторитету пять лет «держать в страхе весь Бобруйск»?

Это самое громкое дело последних лет, связанное с криминальными авторитетами. На скамье подсудимых оказалось 30 человек.

Дело слушалось на территории могилевской тюрьмы в закрытом режиме. Журналистов не пустили даже на оглашение приговора

 

Молнар был правой рукой самого богатого в Беларуси вора в законе

53-летнего Сергея Молнара в обвинении называют «лидером преступности в Беларуси».

Что о нем известно? Мастер спорта по боксу, женат, имеет сына, ранее не судим. В криминальном мире «находится на положении вора в законе».

По данным ГУБОП, на протяжении 20 лет был правой рукой Владимира Бирюкова, он же Биря, самого богатого белорусского вора в законе. После смерти босса, в 2009-м, взял под контроль весь его теневой бизнес «вместе с теми, кого можно доить». Состояние Молнара оценивалось в 10 млн долларов.

Правоохранители отмечали, что Молнар «держал в страхе весь Бобруйск». С 2009 по 2014 год ему подчинялось несколько организованных преступных групп: «черные риелторы» в Минске и Бобруйске и «банда боксеров», которая занималась рэкетом. Часть прибыли преступники должны были передавать в общак.

 

Были ли наркотики в деле Молнара?

«В 2000-х, с уходом Наума и Щавлика (криминальные авторитеты, первый умер в СИЗО в 1995-м, второй исчез при невыясненных обстоятельствах в 1997-м. — ред.), понятие «настоящих воров в законе» иссякло», — отмечали в интервью журналу «Милиция Беларуси» сотрудники ГУБОП Владимир Тихиня и Алексей Борушко.

Бирюков, по их словам, был больше бизнесменом: «Отец, проживающий в Израиле, оставил сыну неплохое наследство, и сын окружил себя коммерсантами. Те зарабатывали деньги, которые он вкладывал в бизнес. Причем это был его личный бизнес, хоть и зарегистрированный на подставных лиц. А для вора в законе личный бизнес неприемлем. По правилам, у вора не должно быть слабых, вредных для общего дела мест. Он должен свято чтить нормы воровского мира, в числе прочего — не жениться, не употреблять наркотики. Деньги в общак не принимались с занятий проституцией и наркобизнеса».

Биря был женат. Павел Бирюков, его 26-летний сын, оказался на одной скамье подсудимых с Молнаром. По материалам дела, молодой человек занимался вымогательством. Его приговорили к шести годам колонии.

Но во главе «силового крыла ОПГ» стояли другие люди: Мирослав Расоян (приговорен к 15 годам лишения свободы), Артем Билушкин (13 лет лишения свободы) и Евгений Абдуразаков (14 лет лишения свободы). Последний — известный не только в Беларуси, но и в России боксер. В Бобруйске говорят, он неплохо зарабатывал на боях. Всего в «банду боксеров» входило более 20 человек.

Родственники настаивают, что многих обвиняемых приписали в ОПГ, чтобы раздуть дело.

«Мой сын с 18 лет работал на «Белшине», у него зарплата была 10 млн рублей. По тем временам это хорошие были деньги, — говорит мать Максима Кудрявцева, которого приговорили к 5,5 годам колонии. — До суда многие ребята вообще не были знакомы. Я знаю Молнара, потому что училась с ним в одной школе, потом вместе работали на швейной фабрике. Это совсем другое поколение. Он бы никогда не стал водиться с 20-летними пацанами. ГУБОП пытается выставить, будто в Бобруйске еще с 90-х орудовала банда, которая держала всех в страхе. Тогда я хочу знать: почему их давно не прикрыли? Почему, если милиция, как они утверждают, знала про каждый шаг Молнара, его не задержали с поличным? Почему моего сына задержали в поликлинике, а не тогда, когда он якобы вымогал деньги? Он на заводе пахал, как проклятый. А его обвинили, что он вымогал деньги у двух наркоманов, которые судимы и нигде не работали. Причем один из «потерпевших» в суде отказался от показаний, заявил, что его заставили оговорить ребят».

По данным следствия, «банда боксеров» действовала почти год — с июля 2013-го по май 2014-го, занимались рэкетом. Особо несговорчивых вывозили в безлюдные места, избивали. «Заработали» спортсмены порядка 5 тысяч долларов. Как деньги распределялись, неизвестно. Сколько ушло в общак, неизвестно. В материалах дела отмечено, что иногда с ними рассчитывались техникой, сигаретами и даже чаем.

В обвинении также фигурируют два эпизода с поджогами машин — запугивали конкурента, который «подрывал авторитет подконтрольных Молнару людей». Ущерб составил более 18 тысяч долларов.

Сергей Молнар

«Бобруйская преступная организация под руководством Молнара получала деньги от торговли наркотиками, — заявляли все в том же интервью сотрудники ГУБОП. — Под контролем Молнара была группа боксеров, которая вымогала деньги у продавцов спайсов. Сегодня именно наркотики — один из основных источников доходов воров в законе. Во всех городах, где ведется торговля спайсами, наркодилеры контролируются уголовными авторитетами».

Отметим, что в «деле семнадцати» и «деле банды Зайцева» нет ни слова о криминальных авторитетах, которые контролировали этот бизнес, а это самые громкие процессы последних лет, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

В деле Молнара упоминается, что «банда боксеров» трясла деньги с продавцов спайсов, но нет указания, что криминальные авторитеты держали под контролем сеть наркодилеров. Речь, скорее, о нескольких эпизодах, связанных с продавцами-одиночками.

Из 30 фигурантов дела только одному человеку предъявлено обвинение в хранении (без цели распространения) наркотиков. В 2011 году у него в машине нашли 0,2 г спайса, который, по словам родных, на тот момент не был внесен в список запрещенных веществ.

«Его задержали, проверили. Оказалось, вещество не запрещено. Ну, и отпустили домой. Два года его никто не трогал, никакие обвинения не предъявляли, а когда взяли по этому громкому делу, то вспомнили про тот спайс», — пояснила мать обвиняемого. Ее сын получил 6,5 лет колонии. Его также признали виновным в грабеже, вымогательстве и похищении человека.

Еще до суда в программе «Зона Х» на канале «Беларусь 1» со ссылкой на правоохранительные органы отмечалось, что люди Молнара загоняли некоторых потерпевших в долги, а когда рассчитываться было нечем, заставляли их распространять наркотики. Однако в постановлении следователя не прослеживается такая связь между рэкетом и незаконным оборотом наркотиков.

Кроме того, в сюжетах БТ звучало, что по делу проходит «более 500 потерпевших», а также «есть мнение, что группировка причастна к серии убийств, совершенных как на территории Беларуси, так и России». На самом деле потерпевших в этом деле около 60, обвинения в убийстве не были предъявлены ни одному фигуранту.

«Все мы отчетливо понимаем, что государство и общество ждут от нас достойных результатов, — заявлял начальник ГУБОПиК Николай Карпенков в интервью журналу «Милиция Беларуси» в канун 25-летия ведомства.— Важно, чтобы были и новые резонансные разработки, и задержания, и хорошие цифровые показатели в том числе. ГУБОПиК — сила, с которой нужно считаться, которую нужно бояться».

 

Квартиру в Бобруйске меняли на дом в деревне за 800 долларов

По материалам дела, под руководством Молнара действовало две группы «черных риелторов»: в Бобруйске и Минске.

Первую возглавлял Юрий Мешечек (объявлен в розыск), он планировал действия ОПГ, занимался вербовкой, поиском и регистрацией жилья, распределением денег. Потом к нему присоединился Николаенок (за сотрудничество со следствием из обвиняемого перешел в свидетели). В группе было еще три человека, которые находили жертв, уговаривали их по дешевке продать жилье, давали деньги на покупку квартир и оформление документов, погашали задолженность по коммунальным услугам.

Искали неприватизированное жилье. В поле зрения злоумышленников были малообеспеченные люди, часто зависимые от алкоголя. Их переселяли в более дешевое жилье. Из квартиры в Бобруйске в деревенский дом за 800 долларов, например.

По материалам дела, Мешечек и компания перетянули на свою сторону регистратора недвижимости Илью Линника, который предоставлял доступ к базам данных, в ускоренном режиме оформлял сделки и выдавал ложные документы о переходе права собственности на недвижимость. Его преступный доход оценили в 2,4 млрд рублей и приговорили к 8 годам колонии.

«Илья пять лет работал регистратором, — рассказала его мать. — Он выполнял по четыре плана, чтобы помочь семье. У него было очень много сделок. И он признал, что совершил проступок — оформил две сделки задним числом, пошел навстречу людям. Если бы у него были сверхдоходы, это невозможно было бы скрыть. При обыске у нас забрали системный блок и ноутбук. Вот и все ценности. Мы живем достаточно скромно, у семьи четыре кредита. Ни о какой преступной группе и речи быть не может. О других обвиняемых Илья узнал в изоляторе, когда их привели знакомиться с делом. Следователи так и сказали: «Знакомьтесь, теперь вы одна ОПГ».

По данным следствия, Мешечек как руководитель ОПГ заработал более 3 млрд рублей. По сегодняшнему курсу это порядка 150 тысяч долларов, но в реальности сумма иная, ведь с 2009 по 2014 годы белорусы пережили несколько крупных девальваций. Сколько денег нелегальные посредники передали в общак, неизвестно.

 

Ради выгодной сделки заключили фиктивный брак с алкоголиком

Вторая группа «черных риелторов», как отмечено в обвинении, работала в Минске. Возглавлял ее Павел Рижницын, которого приговорили к 13 годам колонии.

У него, по данным следствия, было два подельника, задача которых заключалась в том, чтобы склонить владельцев квартир пойти на сделку. Например, заключить фиктивный брак.

Так произошло с двухкомнатной квартирой на Логойском тракте, принадлежавшей двум братьям, которые любили выпить.

После уговоров один из них расписался с подставной женщиной. И она как законная супруга по доверенности «продала» квартиру третьему лицу, тоже подставному. И уже через него заключили сделку с реальным новым собственником. За 57 тысяч долларов, кстати. А горе-братьев отправили в Ушачский район.

Рижницын с обвинением не согласен. «По версии следствия, являюсь руководителем структурного подразделения преступной организации. Я, например, невиновен, я студент ЕГУ и председатель правления благотворительного фонда. В 2010-2011 годах уже сталкивался с подобным, в итоге меня оправдали в совершении четырех особо тяжких преступлений и одном тяжком», — писал он, будучи под стражей.

Слева направо — Денис Макс, Сергей Молнар и Руслан Алейников. Фото primecrime.ru

В обвинении отмечено, что часть от полученной прибыли участники всех ОПГ должны были перечислять в общак. Контролировал его, по версии следствия, «смотрящий» за Бобруйском Руслан Алейников. Ему дали 7 лет лишения свободы, хотя прокурор запрашивал 13. Не доказали причастность к поджогу автомобиля конкурента.

Деньги передавали не только Алейникову, но и Денису Максу — ставленнику Молнара, которого тот пытался ввести в воровскую семью. Его приговорили к 7 годам колонии. Задержали обвиняемого, кстати, в России с поддельным паспортом.

 

 

Еще один эпизод из обвинения — бывший «смотрящий» за Бобруйском Анатолий Синковец (Толик Жид) угрожал убить семью в Пуховичском районе, если те откажутся выдать ему 100 тысяч долларов. Суд признал его виновным в разбое и участии в ОПГ и приговорил к 8,5 годам лишения свободы.

 

Родные обвиняемых: будем бороться до конца

Процесс по делу Молнара проходил на территории могилевской тюрьмы в закрытом режиме. Журналистов, вопреки требованию закона, не пустили даже на оглашение приговора.

Обвиняемые и их родные жаловались на многочисленные нарушения и во время следствия, и во время судебного разбирательства. Только в Генеральную прокуратуру поступило более 30 обращений. Потерпевшие заявляли, что их заставили оговорить обвиняемых, звучали конкретные фамилии сотрудников ГУБОПиК.

В самом управлении на запрос Naviny.by отказались прокомментировать дело, сославшись на то, что суд проходит в закрытом режиме.

«Мы не просили, чтобы всех оправдали и в тот же день отпустили, — говорят родственники фигурантов. — Но если предъявлены такие серьезные обвинения, должны быть стопроцентные доказательства, что именно эти люди совершили эти преступления. Если следствие уверено в своей правоте, зачем было вымогать явки с повинной? Зачем шантажировать потерпевших? Зачем сообщать государственным СМИ лживую информацию, которая выставляет наших детей преступниками еще до суда?»

По словам родных, большинство обвиняемых намерены обжаловать приговор в Верховном суде. «Будем бороться до конца», — заявили матери после того, как вышли из зала суда.

Так что в этом деле еще не поставлена точка. И что важно, нет ответа на ключевой вопрос: кто помог Молнару пять лет «держать в страхе весь Бобруйск»? Властьимущих на скамье подсудимых не было.

 

 


  • Нужно было их всех прилюдно распять на кресте