«Это же белорусский Брейвик». Как Верховный суд рассматривал дело Казакевича

Одна из потерпевших поддержала сторону защиты, заявив, что Казакевича надо лечить, а не отправлять в тюрьму.

13 июня Верховный суд Беларуси рассмотрел апелляцию на приговор по самому громкому за последнее время уголовному делу — о резне в торговом центре «Новая Европа». Владиславу Казакевичу дали максимальный срок — 15 лет лишения свободы. Но его адвокат утверждает, что парень серьезно болен и его надо лечить. Неожиданно эту позицию поддержала одна из потерпевших.

Фото Сергея Балая

Трагедия произошла 8 октября 2016 года. Невиданное для Беларуси преступление — 17-летний парень пришел в торговый центр убить, по его же словам, как можно больше людей.

От рук Казакевича погибла 43-летняя продавец Елена Александронец. Нападавший нанес ей два удара бензопилой, а после того, как пила заглохла, добил топором, который прятал в чехле от гитары.

Телесные повреждения получили еще две женщины, одна испытала психологическую травму.

Казакевич был обезврежен работниками и посетителями торгового центра, а затем задержан прибывшими сотрудниками милиции.

Также было установлено, что накануне он хотел устроить резню в университете «МИТСО», где учился, но у него не завелась пила.

Заявления парня в суде поразили общественность. Он говорил, что ему было все равно, кого убивать, и сожаление он испытывает только от того, что не смог исполнить свой план по массовым убийствам.

В итоге Владислав Казакевич был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 13 и ч. 2 ст. 139 (приготовление к убийству двух и более лиц), ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 139 (покушение на убийство двух и более лиц), ч. 2 ст. 139 (убийство, совершенное с особой жестокостью из хулиганских побуждений), ч. 1 ст. 339 УК (хулиганство).

Потерпевшими по уголовному делу признаны три женщины и родственники погибшей.

Прокурор Олег Буйленков подчеркнул, что по делу была проведена комплексная психиатрическая экспертиза. Специалисты досконально изучили жизнь Казакевича — с момента рождения до учебы в университете. Вывод — обвиняемый мог осознавать содеянное.

Однако адвокат Казакевича Владимир Сташкевич считает, что экспертиза была проведена поверхностно. Отец Владислава обратился к российским экспертам, а также специалисту из БГУ, которые пришли к выводу, что обследование обвиняемого должно быть проведено повторно.

В частности, по выводам экспертов, не были учтены такие особенности личности как вычурность и абсурдность идей подростка, полное отсутствие критики, сценическое воплощение бредоподобных идей, инфантилизм, суицидальные мысли. Также адвокат в своей речи сослался на слова психиатра Евгения Ласого, который в свое время обследовал Казакевича и в суде заявлял, что молодой человек нуждается в лечении.

Напомним, у Владислава было несколько попыток суицида, он был под наблюдением в детском психдиспансере, однако его сняли с учета примерно за год до совершения преступления. По словам матери парня, врачи предложили им написать заявление о снятии с учета, они и согласились. Представители психдиспансера в ходе допроса заявили, что на момент снятия с учета Казакевич у них вопросов не вызывал, хотя признавали, что парень неохотно шел на контакт.

У Владислава не было друзей. В последнее время он жил один. Родители были в разводе, у отца есть собственный дом в Минске, мать с новой семьей — в Германии. Родные в суде настаивали, что поддерживали сына материально, периодически встречались.

Если Владислав Казакевич действительно психически болен, ситуация может усугубиться в колонии, поскольку по приговору суда принудительное лечение ему не назначено.

«В случае ошибки в экспертизе, если Казакевич страдает шизофренией, это может сказаться во время длительного заключение без лечения. Кто тогда будет виноват в его действиях? В интересах и Казакевича, и общества следовало бы назначить повторную экспертизу», — заявил адвокат Владимир Сташкевич.

Доводы защиты о проведении повторной экспертизы поддержала потерпевшая Елена Баешко, у нее медицинское образование. «Я об этом говорила еще на первом процессе, но меня не услышали», — пояснила женщина.

«Я не специалист в этой области. Скажу от себя. Хорошо, что со мной так обошлось. Но я считаю, нормальный человек никогда не совершит подобное преступление. Пускай пройдет время, он выйдет и может произойти еще большая трагедия. Кто за это ответит? Я смотрю на экспертизу, здесь столько противоречий! У человека сложнейшее психическое расстройство. Да, я фельдшер, но я тоже училась, проходила практику. Человек обязан отвечать за свои проступки, но если он болен, его надо лечить, понимаете? Иначе когда его выпустят, он снова будет чудить и творить. Так что я с приговором не согласна. Дело нужно направить на новое разбирательство», — сказала Елена Баешко.

Остальные участники процесса — прокурор, пострадавшие — высказались против.

Александр Александронец, муж погибшей продавщицы, был эмоционален: «Лишение жизни моей жены было циничным и целенаправленным. Казакевич хотел убить как можно больше и выбрал кровавый способ — резать людей бензопилой. Смерть моей супруги предотвратила другие убийства: шарф попал в пилу, она вышла из строя».

Потерпевший требовал оставить приговор в силе. «Это же второй Брейвик, это белорусский Брейвик! Да, для родителей ребенок, каким бы он ни был, всегда будет самым лучшим. Никто не хочет страдать за преступления своих детей. Но снятие с психиатрического учета совпало с поступлением в институт (на самом деле Казакевича сняли с учета в 16 лет, поступал он в 17 лет. — ред.). Я могу предположить, что в тот момент родители этому радовались. А когда случилась трагедия, вспомнили, что их сын больной и его надо было лечить. На родителях лежит моральная вина за случившееся».

Верховный суд отказал в назначении повторной экспертизы и оставил в силе приговор Владиславу Казакевичу — 15 лет лишения свободы. Родные погибшей Елены Александронец встретили аплодисментами решение судебной коллегии.

Парень будет отбывать срок в колонии общего режима. Это максимально возможное наказание, поскольку на момент совершения преступления ему не было 18 лет. В таких случаях смертная казнь и пожизненное заключение не назначаются.

По решению суда, Казакевич также должен заплатить компенсацию потерпевшим — 220 тысяч рублей, это порядка 110 тысяч долларов. Однако, по словам мужа погибшей, деньги им не поступали.

«Суд обязал взыскать компенсацию с обвиняемого, не с родителей. А у него же ничего нет, поэтому, несмотря на заявленные суммы, мы после суда ничего не получили и вряд ли получим», — пояснил Александр Александронец.

 

По данным Верховного суда, в 2016 году был осужден 1341 несовершеннолетний. 269 из них совершили преступление, находясь в состоянии алкогольного, 80 — наркотического опьянения. 8 подростков в 2016 году осуждено за убийства.

 

 


  • Маловато лесорубу отмерили.
  • Родителей следовало посадить на скамью рядом с сыном
  • Психические отклонения - это вообще тема такая... скользкая. Но, если даже коснуться, то было в порядке вещей в прошлые века, так это ношение оружия при себе. Кортик, кинжал, шпага, пистолет - это не порицалось. И особо неадекватные члены социума как-то "отбраковывались" сами собой. Хочешь быть человеком среди себе подобных, так соблюдай определённые нормы, иначе тебя пристрелят как бешеную собаку. Причём, мигом, бензопилу завести не успеешь. И как ни странно, суды были объективней и "ликвидатор" социально опасного субъекта проходил определённую судебную нервотрёпку, но суды, в которых были присяжные, выносили более-менее справедливые приговоры. И просто там не вставал вопрос, каким такой "товаристч" выйдет из тюрьмы и что ещё натворит, если "крыша" у него уехала, но на место не встала... Но это - лишь моё частное мнение по статье, я не претендую на абсолютную истину.
  • лоб зелёнкой. раковые опухоли вырезают.