Дмитрий Растаев. В РИФМЕ ВРЕМЕНИ. Дзэн независимости

Дмитрий РАСТАЕВ

Дмитрий РАСТАЕВ

Поэт, журналист, бард. Учился в Литературном институте, работал на киностудии «Союзмультфильм», участвовал в фестивалях авторской песни. С виду — стоический скептик, в душе — иронический лирик. Главным помощником в жизни считает улыбку. Убежден, что всё лучшее — впереди.

Что мы празднуем 3 июля? Не знаю, как вы, а я привык называть вещи своими именами, поэтому сегодня в моем календаре очередная годовщина освобождения Минска. День, конечно, знаменательный, красный, но к независимости не имеющий никакого отношения.

Даже следуя официальной логике, нынешний праздник грамотней было бы увязать с днем освобождения Бреста или Гродно. А уж по логике здравого смысла… Никакой независимости в 1944 году мы не получили — как были частью советской империи, так и ею остались.

Реальную независимость Беларусь обрела в 1991 году, и здесь можно спорить лишь о конкретной дате ее отсчета — 27 июля, когда была принята Декларации о государственном суверенитете, или 26 декабря, когда суверенитет стартовал де-факто с распадом СССР. Хотя и это для меня не существенно, поскольку любой государственный праздник — официоз, а официоз мне всегда претил. Единственное торжество, которое я отметил бы с удовольствием, будь оно прописано в календаре — День независимости человека от государства.

С высоких трибун нам регулярно трындят о том, что забота о народе — главная государственная задача, что «государственная политика подчинена принципу: всё для блага человека». Но что в реальности дает нам эта «забота», чем оборачивается на деле заявленный принцип?

Народ беднеет, бизнес стонет, культура скукоживается до лубка и вампуки, законы — что дышло, права и свободы — пустой звук, достоинство личности не стоит и ломаной деноминированной копейки. Чем больше «заботы о людях» проявляет государство, тем хуже становится конкретному человеку. В отличие от стран, где государство исполняет хрестоматийную роль «ночного сторожа» и не лезет со своей «заботой» в каждую щель.

Ведь в том и заключается фокус государственной эффективности — не мешать. Не совать нос туда, где общество само в состоянии решить насущные для него вопросы. Не вваливаться слоном в посудную лавку. Не удушать в объятиях. Не ставить лыжи в колеса.

Потому что цивилизованное государство сильно не количеством чиновников и не суммой бездарных законов, а зрелым самостоятельным обществом. Возможно, однажды и нам улыбнется жить в таком государстве — но пока, увы, не с нашей удачей.

 

Обрублены свободы, исковерканы права,

и камни вам напомнят, не заметь я:

год жизни в Беларуси зачисляется за два

идущих псу под хвост десятилетья.

 

В клиническом угаре несгибаемых идей,

сорвавшихся с извилин имярека,

чем дольше государство рвет поджилки «за людей»,

тем больше оно против человека.

 

Ни ровные дороги, ни проспектов чистота,

ни роторная жатка местной сборки

не дарят жизни смысла и не ставят на места

ее неиссякаемые терки.

 

Ни бравые колхозы, ни ледовые дворцы,

не смогут обуздать извечной тяги

жить вольными ветрами без оглядки на уздцы

и разум не топить в казенной браге.

 

Нельзя всех осчастливить мановеньем кулака —

мы это проходили в прошлом веке.

Свобода человека от пинка и поводка

важней любых забот о человеке.

 

Не надо нам салютов, устремляющихся ввысь,

не надо нам парадов с чудесами —

единственная просьба: «Государство, отвяжись!»

А дальше уж мы как-нибудь и сами.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • Опять о свободе, справедливости,власти. Вам заняться больше нечем ? Пишите стихи , музыку, картины, да хоть коров пасите, но делайте это хорошо, и всё вам будет . А если жить по справедливости , то так и в живых никто не останется. Благими намерениями известно куда выстелена дорога. По мне - верь, люби, работай. А во власть идут , обычно , несвободные люди . Худший хозяин - бывший раб. Да и обычно власть обладает таким человеком, а не он властью. Кесарю - кесарево , а нам бы людьми остаться.