Власти Беларуси включили ностальгию в список политических инструментов

Официальный Минск рассчитывает на поддержку диаспоры, но не готов за нее платить.

Владимир Макей призвал скептически настроенных представителей белорусской диаспоры перейти «от менталитета противостояния к менталитету партнерства». Выступление министра иностранных дел на фоне бело-красно-белого флага на VII съезде белорусов мира 15 июля в Минске некоторые восприняли с энтузиазмом, посчитав это признаком национального возрождения на государственном уровне. Но готово к этому государство?

Фото Sputnik.by, Виктор Толочко

Истосковавшихся по исторической родине белорусов Макей назвал «мягкой, но одновременно мощной и огромной силой», которая не только способна, но и наверняка хочет «отстаивать и продвигать интересы народа Беларуси, крепить независимость государства», укреплять благосостояние страны и развивать ее отношения с «новой родиной».

Соотечественников, привыкших к западным демократиям, глава МИД порадовал идеологической вольницей, заявив, что не собирается никого «призывать петь какие-то панегирики власти». Призвав к единению перед внешними и внутренними вызовами, он сыграл на чувствах страха и ответственности за будущее страны.

В конце выступления Макей, наконец, высказался конкретно: белорусы зарубежья могли бы помочь Беларуси наладить экономическое сотрудничество с другими странами и правдиво рассказать о ситуации в метрополии и всем регионе.

 

Государство обратилось к диаспоре не от хорошей жизни

Наладить хорошие отношения с белорусами зарубежья и заручиться их поддержкой власть пытается из-за кризиса государственной политики, считает эксперт минского аналитического центра «Стратегия» политолог Валерий Карбалевич.

«Здесь те же самые причины, по которым официальный Минск начал процесс нормализации отношений с Западом. Во-первых, это кризис белорусской социально-экономической модели, из-за которого Беларуси нужна поддержка не только России, но и Запада, поскольку российской поддержки не хватает. Во-вторых, после Крыма официальный Минск ощущает определенные угрозы со стороны Москвы», — отметил он в комментарии для БелаПАН.

«Диалог с Западом, дистанцирование от России во внешней политике — все это говорит о том, что государство пытается расширить коридор своих возможностей и ищет новые точки опоры, в том числе в лице диаспоры. Все делается для того, чтобы обеспечить хоть какой-то механизм выживания существующей модели режима», — считает политолог.

По мнению Карбалевича, посыл Макея на съезде белорусов мира был направлен на соотечественников, проживающих в странах Запада, но не в России, хотя белорусов там больше, чем в какой-либо другой стране за исключением самой Беларуси.

«Я не думаю, что официальный Минск считает полноценной диаспорой белорусов, которые живут в России — там они считаются почти своими. Настоящую диаспору власти, скорее всего, видят в белорусах из других стран. Ставка делается именно на белорусов Европы, Америки и других регионов», — подчеркнул Карбалевич.

Несмотря на то, что Запад в целом критически относится к режиму Лукашенко, белорусские власти, по мнению политолога, «рассчитывают на то, что диаспора не делает различий между государством и страной, народом».

«Они рассчитывают, что белорусы зарубежья ностальгируют по родине и готовы как-то поддержать ее, несмотря на политический режим. Тем более, политический режим начал проводить диалог с Западом. Именно в рамках этого процесса у государства и есть расчет на какую-то поддержку со стороны диаспоры», — отмечает аналитик.

 

Выше национальная идентичность — больше помощи

По некоторым оценкам, в начале становления Беларуси как независимого государства страну покинуло около миллиона белорусов. Однако жизнь метрополии в той или иной степени заботит лишь небольшой процент из них. Главная причина, по мнению Карбалевича, кроется в «не слишком выраженной самоидентификации» представителей диаспоры.

Политолог отметил, что национальная идентичность даже в самой Беларуси представляет собой «достаточно большую проблему», а когда белорусы уезжают за рубеж, то чувство идентификации себя как белоруса «еще больше слабеет».

В качестве противоположного примера Карбалевич привел евреев и поляков, которые, где бы они ни оказались, стараются объединяться, создавая вокруг себя национальные сообщества.

«Белорусы слабо объединены и идентифицированы как белорусы, поэтому слабо участвуют в белорусском движении. Это более важная проблема, которая мешает диаспоре быть весомым источником поддержки Беларуси за рубежом, чем собственно авторитарный режим Лукашенко», — убежден аналитик.

По мнению Карбалевича, радикальным образом эту проблему решить едва ли возможно. Хотя, добавил он, разумная политика государства в отношении диаспоры могла бы способствовать тому, чтобы белорусы зарубежья стремились сохранять свою белорусскость и продвигать интересы страны за рубежом. Чего, в общем-то, и хотят власти.

Например, по словам политолога, белорусские власти могли бы ввести документ, подтверждающий принадлежность лица, проживающего за рубежом, к белорусскому народу — своего рода «карту белоруса», аналогичную «карте поляка».

К слову, делегаты нынешнего съезда белорусов мира обратились к президенту, правительству и парламенту Беларуси с предложением принять положение «О статусе белоруса зарубежья» и ввести удостоверение белоруса зарубежья с правом безвизового въезда в республику.

 

«Карта белоруса» ослабит контроль властей над нелояльными эмигрантами

Представители белорусской диаспоры неоднократно, но безуспешно, просили власти отменить для них визы в Беларусь или сделать их бесплатными, отмечает аналитик варшавского исследовательского центра EAST Андрей Елисеев.

Многие соотечественники за пределами Беларуси ожидали, что прорыв в отношениях между метрополией и диаспорой произойдет после принятия в 2014 году закона «О белорусах зарубежья».

«Однако никаких существенных новинок в диаспорную политику он не внес, — говорит эксперт. — Фактически в нем просто систематизированы ранее действовавшие нормы. Формально закон наделил Министерство иностранных дел главными компетенциями по формулированию и проведению политики в отношении диасопры, но он не дал представителям диаспоры каких-то существенных бонусов и преференций, схожих с теми, которые получили, например, владельцы «карты поляка».

По мнению Елисеева, государство пока не готово всерьез обсуждать такие преференции, в том из-за того, что «в существующей ситуации госорганы могут проще и эффективнее контролировать представителей белорусской диаспоры».

«Представителям диаспоры приходится подавать документы на визу в консульство. Тем людям, чья позиция не совпадает с государственной, можно затягивать процедуру выдачи визы или отказывать в ее получении — это просто один из элементов контроля», — отметил аналитик.

 

Привлечь соотечественников в Беларусь — задача не из простых

Даже если предположить, что власти все же обрадуют представителей национальной диаспоры документом вроде удостоверения белоруса зарубежья, остается открытым вопрос: каким образом вовлечь их в жизнь страны.

Как отметил Елисеев, та же «карта поляка», помимо беспрепятственного въезда в Польшу, наделяет ее владельца широким спектром возможностей — будь то право на государственную стипендию для получения образования, право ведения предпринимательской деятельности наравне с гражданами Польши, скидки на транспорт и многое другое.

Действующий закон «О белорусах зарубежья», по словам аналитика, «лишен каких-то реальных инструментов реализации диаспорной политики», там не прописаны конкретные преференции, которые соотечественник, поживающий за рубежом, может получить в Беларуси.

Впрочем, рассуждает Елисеев, даже если эти бонусы в законодательстве появятся, неизвестно, насколько привлекательна для представителей диаспоры, например, тема белорусского образования, насколько в существующих экономических условиях можно полноценно вести в Беларуси бизнес.

«По крайней мере, для них могли бы существенно упростить возможность путешествовать по Беларуси, — считает аналитик. — Если бы они могли приезжать в Беларусь без визы не только на пять дней и через аэропорт, как это сделано для остальных иностранцев, то можно было бы рассчитывать хотя бы на приток зарубежных туристов с белорусскими корнями. А это уже совсем другая возможность изучить варианты экономического взаимодействия с Беларусью».

 

У государства нет ни средств, ни политической воли для предметного сотрудничества с диаспорой

У государства сегодня «попросту нет денег, чтобы поддерживать диаспору за рубежом и реализовать проект «карта белоруса», а значит — нет возможности реально отплатить соотечественникам за их поддержку, полагает Валерий Карбалевич.

«Беларусь очень бедная страна, недостаток финансов на эти цели — большая проблема государства, — констатирует политолог. — Перед дипломатами за рубежом Лукашенко ставит совершенно другую задачу — продавать белорусскую продукцию. И я не думаю, что у небольшого дипкорпуса есть силы для серьезного сотрудничества с диаспорой. Сегодняшнее белорусское государство едва ли в силах эту проблему решить».

Андрей Елисеев добавляет: у государства нет не только средств, но и политической воли на проведение «полноценной и качественной диаспорной политики», сказывается забюрократизированность государственного механизма.

Нынешнюю политику государства в отношении диаспоры он сравнил с «неповоротливым трехглавым змеем, у которого одна голова — МИД, вторая — Министерство культуры, а третья — аппарат уполномоченного по делам религий и национальностей».

«То есть, существует несколько органов, которые отвечают за разные аспекты диаспорной политики, но какой-то существенной координации между ними нет», — подытожил аналитик исследовательского центра EAST.


  • "«Белорусы слабо объединены и идентифицированы как белорусы, поэтому слабо участвуют в белорусском движении..." Есть в России такой замечательный этнос - казаки. Со своими обычаями, традициями, говором, нравами... Но при этом они - всё равно русские. У нас же всё пытаются создать какой-то особый народ из белорусов по известному лекалу "Не Россия" - не было у нас ничего общего и хорошего, одни только невзгоды. Да ещё с такими хирургами, как Позняк, Случак, Северинец...
  • Человек ищет и будет искать где ему комфортней жить,и здесь никакая идеология не поможет,а в стране где очень сложно с работой с пенсионным обеспечением своих подданных,а дальше одни ????????????
  • Человек ищет и будет искать где ему комфортней жить,и здесь никакая идеология не поможет,а в стране где очень сложно с работой с пенсионным обеспечением своих подданных,а дальше одни ????????????
  • "Белорусы слабо объединены и идентифицированы как белорусы, поэтому слабо участвуют в белорусском движении..." Возможно потому что за пределами РБ они ощущают себя русскими?