«Это наша земля, мы отсюда не уйдем». Жители Лошицы судятся с властями Минска

Жители «деревни ученых», расположенной в Лошице, не хотят выселяться из собственных домов и отдавать свои земельные участки под государственные нужды.

Жители расположенной в Лошице «деревни ученых» судятся с Мингорисполкомом, который собирается снести частные постройки и забрать земельные участки «для государственных нужд».

 

«Я очень сочувствую тем, кто живет в квартирах»

Геннадий Устинович прожил здесь всю жизнь, а его отец курировал строительство «деревни ученых» — в нескольких сотнях метрах от усадьбы в Лошицком парке.

Статус «деревни ученых» был присвоен Лошицкому переулку (ранее улица Мичурина), так как история этого места неразрывно связано с историей белорусской аграрной науки. В усадебном доме, который местные до сих пор называют Белым домом, располагался НИИ плодоводства, овощеводства и картофеля.

Для закрепления научных кадров и создания белорусской научной школы в 1958 году для ведущих научных специалистов был построен комплекс из 10 блокированных благоустроенных домов на две квартиры каждый.

По решению Минского горисполкома № 673 от 31.12.1992 г. жилой комплекс вошел в зону охраны памятника истории и культуры наряду с Лошицкой усадьбой и иными строениями.

«Деревню ученых» отнесли к зоне 1-го режима содержания — запрещено строительство новых зданий и сооружений, изменение планировочной структуры деревни и архитектурного облика зданий в этой зоне.

Однако в нарушение решения Мингорисполкома администрация Ленинского райисполкома выдавала разрешения на реконструкцию домов по Лошицкому переулку, что в дальнейшем послужило аргументом для снятия статуса «деревни ученых» и перевода в зону 2-го режима содержания. Фактически это означало, что «деревня» теряет свое историческое значение и может быть снесена.

Один из домов в «деревне ученых» Геннадий Устинович делит со своим братом Александром. На две семьи — 15 соток земли и более 300 квадратных метров жилплощади.

«Земля у меня в пожизненном владении. Почему меня и моих наследников лишают этого права? Это родовое гнездо, на которое наступил город. Мы прекрасно жили в свое время в Минском районе, а теперь нас хотят выбросить из своих домов. Посмотрите на наши участки! У нас же и экзотические растения, и английский газон, и цветники, и детская площадка, и дорожки, сделанные своими руками. Это наша земля, наши дома, мы отсюда не уйдем», — говорит Геннадий Устинович.

Переселяться ни Геннадий, ни Александр не хотят. Причин много. В дом вложены большие деньги, проведена реконструкция — пристройка и надстройка.

«Я очень сочувствую тем, кто живет в квартирах. Для меня это скворечник или соты для пчел. Я чувствую себя в квартире, как загнанный зверь. Бывает, прихожу к свату, и дольше двух часов не могу находиться, выхожу на балкон, потому что мне нужен воздух. Любой человек жил бы с удовольствием на земле, мне кажется. И я не вижу экономической целесообразности сносить хорошие дома, имеющие все коммуникации. Да, в Лошице есть люди, которые хотят уехать, но есть современные ухоженные дома. Мы считаем, что надо дать право выбора. Если говорить про выселение, выделите нам землю в городе для строительства. Однако для нас таких участков нет», — огорчается житель Лошицы.

 

Тут на каждом доме можно шильду вешать

Сравнивать коттедж с постройками и панельку в многоэтажке нельзя, считает Геннадий Устинович.

«Они считают так, что, несмотря на все мои строения, насаждения, квадратный метр оказывается дешевле, чем в панельном доме. Очевидно, что в случае сноса и переселения в многоэтажный дом мы получим ухудшение условий. Это несправедливо как к нам, так и к другим людям, живущим в «деревне ученых». Здесь ведь жили люди, которые внесли большой вклад в белорусскую науку. Тут на каждом доме можно шильду вешать», — сказал Устинович.

Если бы здесь действительно начали развешивать мемориальные доски, то одна из них точно оказалась бы на доме Татьяны Романовец, в котором жила семья ее деда, члена-корреспондента Академии наук Антона Амбросова.

Татьяна гордится, что ее дед, по сути, создал и возглавил БелНИИ защиты растений, где много лет проработала и ее бабушка. От этих людей в доме Татьяны осталась семейная реликвия — шкаф, который сохранился, несмотря на страшный пожар в 1998 году.

«Пожар начался у соседей, причина возгорания — неисправный газовый котел. Начала гореть крыша. Нас спасала вся улица. Моему сыну было три недели, я навсегда запомнила, как мне помогли люди. Стучали в окна: «Таня, ты горишь!», — рассказала Татьяна.

Например, соседка схватила телевизор — 72 по диагонали — и вынесла из комнаты! Татьяна потом собирала по соседям имущество, спасли многое. Однако то, что не сгорело, было залито, уничтожено. А дедушкин шкаф остался: «Мы за свой счет (тогда дом был собственностью совхоза «Лошица») сделали реконструкцию, в которую вложили серьезные деньги. Заменили всё: и проводку, и батареи, и полы. Сделали пристройку, новую крышу».

Чудом сохранилась и голубая ель, которую посадила мама Татьяны: «Устояла, хотя пожарные настаивали, что надо спилить. У соседей была такая же, пришлось срезать, а наша уже выше дома».

Татьяна вспоминает, что соседи помогали и руины разгребать. Была настоящая талака: «Я не хочу жить там, где не будет этих людей, ведь здесь сформировалось сообщество интеллигентов, которые хорошо знают друг друга. Если уж нас хотят отселить, пусть выделят коттеджи на одной улице. Для меня важно сохранить социальное окружение. Ведь речь не только о доме, а о том, что мы живем одной семьей».

Значительную часть жизни Татьяна прожила рядом с Лошицким парком, в пятикомнатном доме дедушки с бабушкой, который своими руками расширила и улучшила. Кухня теперь более 20 квадратных метров, прихожая — около 16, а ванная — более пяти.

 «Сумма предложенной мне компенсации не позволяет купить трехкомнатную квартиру в Новой Боровой. Это даже не Минск, это деревня Копище! Мне не хватает около 30 тысяч долларов. Оценка нашего квадратного метра не соответствует метру квадратному даже квартире на окраине. Это унизительно», — возмущается Татьяна.

 

Суд да дело

Жители «деревни ученых» уже не первый год пытаются отстоять свои права. Теперь дело дошло до суда.

27 июля в суде Московского района Минска под председательством Артема Русака началось разбирательство по иску 12 жителей частного сектора Лошицы, которые выступают против сноса их домов.

В исковом заявлении отмечается, что, приняв решения № 1130 от 6 апреля 2017 г. «О предстоящем изъятии земельных участков для государственных нужд и сносе расположенных на них объектов недвижимого имущества», Мингорисполком «грубо нарушил наши законные права и интересы».

Татьяна Романовец отметила, что по законодательству собственникам подлежащих сносу жилых домов власти должны предложить на выбор несколько вариантов компенсации: строительство и (или) получение в собственность жилого дома, строений, сооружений и насаждений при нем, перенос и восстановление сносимых жилого дома и строений или денежную компенсацию.

«Нам не предоставили выбора вида компенсации, и на это мы указываем в жалобе», — сказала Романовец.

При этом она отметила, что объективная возможность для реализации прав собственников жилых домов имеется и подтверждается Генеральным планом Минска. Например, сказала она, на улице Зацень в Минске ведется строительство усадебных (одноквартирных) и блокированных жилых домов.

Таким образом, отмечается в исковом заявлении, «Мингорисполкомом не обеспечена в полном объеме защита имущественных прав собственников в связи с изъятием у них земельных участков для государственных нужд и сносом расположенных на них объектов недвижимого имущества».

Жители сносимых домов просят суд обязать Мингорисполком устранить допущенные ими нарушения, а до этого приостановить исполнение решения об изъятии земельных участков.

«Среди тех, на кого распространяется решение Мингорисполкома, есть те, кто согласен на отселение. Таким образом, приостановление исполнения решения негативно отразится на их правах», — пояснила позицию заведующая юридическим сектором землеустроительной службы Мингорисполкома Жанна Иванец.

В комментарии для Naviny.by она отметила, что из примерно 270 человек, которые живут в подлежащих сносу 108 домах в микрорайоне Лошица-5, 90% согласны на отселение или компенсацию.

Но среди истцов есть и такие люди, как Николай Браславский. Он живет в доме площадью около 126 квадратных метров, где зарегистрировано два человека. Браславский и другие жители Лошицы, которые не согласны со сносом своих домов, заявил суду, что готовы принять в качестве компенсации только строительство коттеджа в черте Минска за счет средств бюджета с сопоставимым по площади участком.

Представители Мингорисполкома настаивают на том, что сейчас нет возможности предоставить такие участки. «Объективной возможности в Минске предоставить участок нет», — сказала Жанна Иванец.

Судья Артем Русак удовлетворил ходатайство Геннадия Устиновича, которое он подал от имени всех истцов и в котором попросил приостановить решение Мингорисполкома о сносе домов на период судебного разбирательства.

Рассмотрение жалобы судом продолжается.

 

 

Фото Сергея Сацюка

 


  • На улице Кузнечной есть пять участков.их выставили на аукцион.Там есть газ и канализация.Врут .В Минске много земли