Бунт на фабрике игрушек. Как выживает гомельская «Радуга»

Сегодня на фабрике работает всего 75 человек, а раньше — более тысячи.

Гомельская фабрика игрушек «Радуга» с 1969 года работала на радость ребятишкам всего Советского Союза. Выпуском мишек, зайчиков и белок в мехе и резине занимались более 1200 человек. У проходной стояли очереди из фур на загрузку.

Сейчас на фабрике трудятся 75 человек, из них около двадцати — непосредственно на производстве. Персонал пытается достойно отвечать на запросы современных детей — дает новую жизнь героям мультфильмов, но при высокой себестоимости продукции местной игрушке трудно конкурировать с китайской.

«У нас огромные площади, старое оборудование, за аренду нужно платить, налоги, отопление зимой — это катастрофа, более ста миллионов старыми за месяц, там такой котел, что микрорайон можно было отапливать. Но давление меньше сделать — нарушение безопасности, выключить вообще — тоже не выход. Конкурировать с крупными предприятиями трудно, мягкая игрушка, как мы видим тенденции, постепенно отходит. Да и «черные игрушечники», к примеру, из Жлобина, тоже свое дело делают», — рассказывает один из работников фабрики. У него был последний рабочий день. Увольняется.

Последнюю в своей должности экскурсию по фабрике для корреспондентов Naviny.by проводит директор предприятия Михаил Коршак. С 28 июля он здесь не работает.

С ним собственник — ОАО «Актамир» — расторг контракт. Михаил Коршак расстроен. Говорит, не столько за себя, сколько волнуется за производство — что с ним будет? Жалко и своих трудов. Он подозревает, что фабрику вообще могут закрыть, с такими темпами «роста и развития».

«Фабрику в конце девяностых приватизировали. Но что она получила от собственника? Какие в нее были вливания? Нам же площади фабрики сдаются собственником в аренду. Это хорошо еще, что можно их в субаренду сдать, хоть как-то выкручиваемся», — рассуждает уже бывший директор.

Михаил Коршак рассказывает, как трудно было в 2013-2015 годах, когда «по всей стране было падение» и пришлось снижать объемы производства, отправлять людей в отпуска и за свой счет. Не за что было купить сырье, упали зарплаты и покупательская способность. Но с 2016 года, по утверждению директора, наметилась положительная тенденция за счет выпуска новых видов продукции и расширения ассортимента.

«Заключили хорошие договора с оптовиками, игрушка из ПВХ сейчас полностью идет под заказ, пошел положительный баланс и в плане объемов, и в плане реализации. Вот сейчас бонстиками занялись, подписали договор», — рассказывает директор.

Идем по цехам, наблюдаем, как бонстикам вручную рисуют глаза и рты. Здесь будут созданы 4,5 тысячи «новых» героев гипермаркетов.

В цехе под окраску идут традиционные Снегурочки и Деды Морозы. На складе ждут встречи с детьми хомячки, львы, тигры и мультяшные герои, похожие на смешариков, которых здесь называют «Веселый барашек» и «Веселый зайчик».

Но директору совсем не весело. «Предложили уйти. И не из-за показателей... Они вообще почему-то в этом году не доводились... А сколько запросов писал, сколько просил собственника решить вопросы — ответа никакого, как и финансовых вливаний. И эта аренда площадей, за которую старыми платили более 100 миллионов, и доходило до 180 миллионов. Ну, хорошо, что хоть в субаренду разрешили площади сдавать. А как будет дальше — я не знаю, я не вижу развития производства при такой системе, которая создана. И если она останется, положение только усугубится. Коней на переправе не меняют. Я давал результат — и вот итог, расторжение контракта», — печалится Михаил Коршак.

Он рассказывает, как из экономических соображений пытался этим летом перевести ИТР на 3-4-дневную рабочую неделю. (ИТР — инженерно-технический работник, человек, осуществляющий организацию и руководство производственным процессом).

«И из-за социальной справедливости! Производство я оставлял на пятидневке, а ИТР летом, а это для нас не сезон, мог бы и 3-4 дня поработать. Написал приказ, обосновал это производственной необходимостью. Такая мера оправдана, и не первый раз такие условия вводились на фабрике. Но тут они восстали. Пошли жалобы, в структуры власти, в профсоюз, собственнику в Минск. Потом через суд люди, которым я дал выговор, обжаловали взыскания, и вот на этой волне меня уволили», — отмечает руководитель.

27 июля стало последним рабочим днем на фабрике для Михаила Коршака

Сейчас фабрикой будет руководить Юрий Гудович. До этого он работал здесь же главным инженером. В приемной — две двери. Одна направо — к директору, вторая налево — там инженер. 28 июля Юрий Гудович перебирается в кабинет напротив.

Побеседовали и с ним. Новый директор уверен: не было у старого оснований вводить для ИТР 3-дневную рабочую неделю.

«Лето — не сезон, да? Но производство работает, продукцию выпускает, она отгружается, а ИТР не работает то есть?» — вопросом на вопрос отвечает новый руководитель.

Но ведь и в прошлые годы применялись такие «изменения условий труда», почему в этом году ИТР восприняли меру столь болезненно?

«Вы же видите ситуацию в экономике, цены в магазинах, зарплаты и так невысокие, а так люди без копейки остаются вообще. Скажем, у бухгалтера получалась на трехдневке такая зарплата, что не дотягивала до минималки. Но эта не та причина, по которой произошло вот это всё... А причина — вот эти два, которые подтверждены судом, неправомерные принятия решения, эти взыскания, которые применил директор и которые были оспорены. И суд счел их неправомерными», — говорит Юрий Гудович.

Расторжение контракта с его бывшим начальником он называет законным и обоснованным.

«Есть же пятый декрет президента, собственник счел нужным расстаться, это его право, абсолютно, никто же не бегал, не жаловался. Генеральный директор — вполне компетентный человек, он понимал, что сложившаяся обстановка не на пользу коллективу», — считает новый директор.

Он подчеркивает: «короля делает свита», и говорит, что такого не бывает, чтобы фабрика держалась только на директоре. «Фабрику никто не закрывает. А хуже не будет, это точно», — уверен Юрий Гудович.

Генеральный директор ОАО «Актамир» Александр Купреев в отпуске, но согласился поговорить. Он также вспоминает о двух сотрудниках фабрики — юристе и экономисте, которые были дисциплинарно наказаны директором, но оспорили в суде данную меру.

«Еще там была попытка изменить условия труда, то есть речь о трехдневке, но я это остановил. Там возникла куда более сложная ситуация, чем просто конфликт между людьми», — замечает собеседник.

Гендиректор говорит, что заявления о возможности закрытия фабрики «алогичны».

«Это глупый посыл. Когда предприятие работает, то привести его к тому, чтобы закрыть — ради чего? И вопрос — куда это всё потом девать? Там большая территория, здания, сооружения. Если они работают — то хоть как-то содержат себя, а если будут стоять здания — налоги все равно бешеные нужно платить государству, и изыскивать средства извне, чтобы всё это содержать», — прокомментировал Александр Купреев.