Зачем Беларуси рынок плохих активов?

Объемы просроченных долгов нарастают как снежный ком.

Правительство и Нацбанк вынуждены заниматься долговой проблемой предприятий, которая стала хронической. В этом году просроченная задолженность увеличилась уже на четверть. Экономические власти предлагают создать рынок проблемных активов для решения долговой проблемы предприятий. Что это такое и нужен ли он Беларуси?

 

Банкам будут помогать «разгружать» проблемные долги

Тема создания рынка проблемных долгов активно обсуждается в госорганах еще с весны, а на минувшей неделе эту идею власти озвучили публично.

Как отметил премьер-министр Андрей Кобяков на заседании Совмина, просроченная задолженность по кредитам и займам за пять месяцев текущего года выросла на четверть.

«Следует создавать так называемый рынок проблемных активов», — заявил руководитель белорусского правительства, реагируя на долговые проблемы предприятий.

Этой темой, по информации БелаПАН, правительство занимается совместно с Нацбанком. «Мы хотим создать долговой рынок, сейчас на всех уровнях этот вопрос прорабатываем», — отмечают высокие должностные лица.  

Еще весной этого года экономические власти подготовили проект соответствующего госрешения и документ, как говорят госслужащие, предполагает создание специализированного института, «который будет при банках заниматься «разгрузкой» их проблемной задолженности».

При этом планируется внедрить механизм дисконтирования, то есть проблемные долги у банков будут выкупаться с дисконтом.

 

Возможности для «ручного» управления долгами ограничены

Долговая проблема в Беларуси оголилась в период рецессии, когда выяснилось, что предприятия, которые брали инвестиционные кредиты, не в состоянии их своевременно вернуть.

Чтобы помочь реальному сектору решить «долговую» проблему, правительство и гособлигации выпускало, что приводило к росту госдолга, и финансовые ресурсы направляло на создание Агентства по управлению активами, которое забрало на себя из банков часть проблемных кредитов сельхозпредприятий.

Похоже, сейчас возможности государства решать собственноручно долговые проблемы госпредприятий сужаются ввиду того, что госдолг достиг максимального значения (на 1 июля — 40,4% ВВП), а в бюджете свободных денег практически нет — профицит уходит на выплаты по старым заимствованиям.

«На протяжении многих лет трудности реального сектора, связанные с накоплением долгового бремени, решались при поддержке государства.

Сегодня финансовые ресурсы заниматься этим у бюджета ограничены, поэтому государство закономерно инициирует создание рынка проблемных долгов», — считает директор инвестиционной компании «Волат Капитал» Сергей Муханов.

По его мнению, создание такого рынка — это способ привлечь альтернативные ресурсы, в том числе иностранного капитала, для решения проблемы плохих долгов на уровне предприятий. Естественно, проблемные долги можно будет продать только с дисконтом.

«По номинальной стоимости проблемные долги никто не купит, поэтому продажа таких активов возможна только с дисконтом. В общем механизм следующий: организация, которая выкупает токсичные актив, оценивает вероятную сумму возврата части проблемного долга и с учетом этого устанавливает цену (с дисконтом), по которой готова проблемный долг выкупить у банка», — поясняет Сергей Муханов.

При этом, как отметил эксперт в беседе с корреспондентом БелаПАН,  формирование рынка плохих долгов — непростой процесс, который может поставить ряд щекотливых вопросов.

«Рынок может показать, что дисконт по проблемным активам, с учетом которого специализированная компания захочет выкупать проблемный долг, может оказаться значительный. Соответственно, банкам, учитывая такую рыночную информацию, нужно будет досоздать резервы за счет прибыли по аналогичным в портфеле токсичным активам, а это болезненный процесс для кредитных организаций», — говорит Муханов.

Тем не менее, считает он, создание рынка проблемных долгов — важный инструмент, который помогает определить справедливую (рыночную) стоимость токсичных активов

«Соответственно, если рынок проблемных активов, создание которого сегодня обсуждается, по каким-то причинам не появится, данный инструмент не возникнет. Минус этой ситуации заключается в том, что государству придется в ручном режиме, как мы это уже видели в 2015-2016 гг., управлять проблемными долгами. Такая ситуация обременительна для бюджета и не всегда эффективна», — полагает Муханов.

 

Безнадежные долги: продать или простить? 

В экспертных кругах существует также мнение, что управлять нужно по-новому не только и, может быть, не столько долгами, сколько предприятиями, которые не могут рассчитаться по кредитам.

«Финансовые инструменты, какие бы они ни использовались, не позволяют решить главную проблему белорусской экономики. Она выражается в относительно низкой конкурентоспособности тех предприятий, которые накопили большие долги», — подчеркнул управляющий партнер консалтинговой компании Civitta Даниэль Крутцинна.

Поэтому, считает он, в первую очередь требуется реструктуризация проблемных предприятий и повышение их эффективности, что позволит не допустить накопления новых долгов и рассчитаться по старым.

«Реализовано это может быть следующим образом: антикризисная команда приходит на проблемное предприятие, повышает эффективность его работы и банк, видя это, соглашается простить часть долгов. Такой алгоритм действий позволит восстановить платежеспособность предприятия, которое впоследствии благодаря этому сможет вернуть часть долгов банку», — считает Крутцинна.

Работать по такой схеме, предполагает эксперт, банкам может быть выгоднее, чем продавать проблемные долги с большим дисконтом. Однако, уточняет Крутцинна, пока в Беларуси такой механизм сложно реализовать, поскольку белорусские банки не имеют достаточных полномочий для «прощения» долгов.

Министр экономики Владимир Зиновский указал на это обстоятельство, выступая в Совмине на прошлой неделе.

«Системно вопрос «разгрузки старых долгов» без комплексной схемы, в том числе, скорейшего внедрения в Беларуси института «прощения» банками части безнадежного долга, не решить. Усилия правительства и Нацбанка по снижению ставок, инфляции просто не будут работать, если мы не поможем предприятиям «развязать» старые долги», — подчеркнул министр экономики.

По информации БелаПАН, как раз сейчас на уровне госорганов продолжается обсуждение вопроса, что конкретно делать в этом направлении. Учитывая, что объемы необслуживаемых (просроченных) долгов нарастали в первом полугодии как снежный ком, реакция государства на эту тенденцию однозначно последует.