Лукашенко снова раздает учителям невыполнимые обещания

Дебюрократизация — одна из самых насущных для системы образования Беларуси задач. Но пока не появится указ президента на этот счет, ничего не изменится.

На заседании Республиканского педагогического совета президент Беларуси призвал освободить учителей от бумаготворчества и другой ненужной работы. Но тут же сказал, что учителям и домой к детям следует ходить, и уборку урожая контролировать.

Александр Лукашенко в кулуарах Республиканского педсовета. Фото пресс-службы президента Беларуси

 

«Учить и воспитывать детей, а не заниматься бумаготворчеством»

24 августа на пленарном заседании Республиканского педсовета Александр Лукашенко заявил о том, что учителям надо дать возможность просто учить детей.

«В прошлом году министерство заверило: принят исчерпывающий перечень школьной документации, вопрос излишней нагрузки снят. Однако мне докладывают, что наши преподаватели по-прежнему жалуются на эту проблему. Хочу подчеркнуть, что главная задача учителя — учить и воспитывать детей, а не заниматься бумаготворчеством», — заявил Александр Лукашенко.

Он предупредил министра образования, глав облисполкомов, председателей рай- и горисполкомов: из их ведомств в школы должны поступать документы, касающиеся только образования и воспитания.

«Давайте окончательно поставим точку в этом вопросе. Я намекаю на то, что тот хлам, который раньше шел в школы, разные отписки, это никому не надо. Дело даже не в излишней нагрузке для учителя. Дело в унижении самого учителя, которому приходится делать ненужные вещи. Если бы это нужно было, другой вопрос. Но человеку делать ненужную работу — это унижение, это жуткая нагрузка, это то, чего мы допустить ни в коем случае не можем», — подчеркнул глава государства.

 

Нужен указ президента

Отметим, что последний министерский приказ на тему бумаготворчества «О документообороте в учреждениях общего среднего образования» появился не в прошлом году, а в 2014-м и действует до сих пор.

Согласно документу, учитель должен заполнять журнал, дневники и планы, классный руководитель — делать социально-педагогическую характеристику класса (поддерживается в актуальном состоянии в течение года) и план воспитательной работы. Дневники учащихся, личная карточка учащегося — также забота учителя.

Как видим, больше всего писанины приходится на долю классных руководителей.

Доплата за классное руководство в Минске составляет около 70 рублей в месяц, рассказала Naviny.by учительница одной из столичных школ:

«Мне предложили классное руководство, и я в ужасе. Во-первых, потому что я молодой специалист, во-вторых, у учителей с классным руководством нет жизни, а я еще хочу жить. Поясню: из четырех суббот — три рабочие. Бумаг море, ответственность за детей непомерная. Моя старшая коллега рассказывала, как ей пришлось ночью ехать в опорный пункт, оставлять одних своих детей, чтобы разбираться с правонарушением ученика».

Лукашенко уже не в первый раз дает указания освободить учителей от лишней бумажной работы, однако надежды педагогов на президента все никак не оправдываются.

Известный репетитор физики и математики Евгений Ливянт считает дебюрократизацию одной из самых насущных задач для системы образования Беларуси. Но при этом он уверен, что пока не появится указ президента на этот счет, ничего не изменится:

«Министерство образования не имеет полномочий уменьшить бумагопоток со стороны местных властей. А будет указ президента — всё изменится в одночасье».

 

«Я учитель или социальная служба?»

Любопытно, что Лукашенко чуть ли не в следующем предложении после рассуждений об освобождении учителей от ненужной работы перечисляет ту работу, которую они, по его мнению, все же должны делать помимо непосредственных обязанностей.

Учитель должен знать, чем живет его ученик, заявил Лукашенко — мол, в прежние времена классные руководители регулярно посещали учеников дома, интересовались, как они живут и чем занимаются:

«Думаю, это нам потерять нельзя. Учитель должен жить той жизнью, которой живет его ученик. Везде это сегодня есть? Вопрос риторический. Подумайте над этим. Это о единстве процесса образования и воспитания».

«Простите, я учитель или социальная служба? — отметила собеседница Naviny.by молодая учительница одной из минских школ. — По-моему, должно быть так — я учу детей. Если вижу, что за ребенком дома не смотрят, например, он приходит в школу грязный или у него на теле синяки, сообщаю социальному работнику. И он разбирается. Почему и на каком основании я должна ходить по квартирам и проверять чуть ли не белье у детей?»

Всеобуч, посещение детей на дому, гиперответственность классных руководителей — ничто из этой и множества другой попутной работы учителям не оплачивается.

Как так сложилось, что учителя находятся в настолько зависимом положении, недоумевает молодой учитель: «Отказать администрации невозможно — учителя летом для создания массовости ходят (без детей!) на спортивные соревнования, а зимой (с детьми) туда, куда отправят. Я понимаю, что культпоходы важны, но проходить они должны на основе интереса учеников и уж точно не в обязательном порядке».

Что уже говорить об обязанности учителей считать голоса во время выборов!

 

Учителя боятся сельхозработ как огня

На Республиканском педсовете Лукашенко также высказался по поводу участия учителей в уборочной кампании:

«Как ваш коллега в прошлом и человек, уже испытавший многое, в том числе побывавший на разных уборках, зная этот процесс, думаю: толковый учитель, настоящий учитель никогда бы не пожаловался, если его просят что-то проконтролировать, в том числе и уборку. Это интересно, это обогащает учителя. <…> Поэтому я думаю, что уборка, на которой попросили побывать учителей, в удовольствие должна быть. А если честно, конечно, это не функция учителя».

После трагедии, которая случилась под Молодечно, когда во время уборки картошки погибла школьница, учителя боятся сельхозработ как огня. Ведь виновными в трагедии сделали именно педагогов, а те, кто отдавал распоряжение об использовании детского труда, остались в тени.

Собеседницу Naviny.by на картошку еще ни разу не отправляли: «Не буду скрывать, что я рада тому, что минские школьники не ездят на сельхозработы. Это не только нарушает учебный процесс, но и создает тревожную атмосферу среди педагогов. Они боятся ответственности за детей. Это же не в театр пойти, а в поле с тракторами».

 

Денег больше не станет

Работы у школьных учителей — всегда выше крыши, но их зарплаты при этом далеко не каждый назовет даже достойными (как любит выражаться глава государства). И хотя Лукашенко по нескольку раз в год дает указания решить этот вопрос, денег у педагогов от этого не прибавляется.

Вот и на Республиканском педсовете президент заявил, что «жалоб учителей на низкую зарплату в будущем году быть не должно».

При этом учителям могут ограничить возможность зарабатывать вне школы.

Министерство образования обеспокоено тем, что некоторые преподаватели, которые были задействованы в приемных кампаниях в вузы или вступительных испытаниях в гимназии, одновременно являлись и репетиторами.

«Для исключения возможных конфликтов интересов и коррупционных рисков в учреждениях образования министерство предлагает внести в контракты норму о том, что педагог обязан информировать нанимателя об осуществлении им деятельности в качестве репетитора», — заявил министр образования Игорь Карпенко.

На фоне того, что учителей обязывают оказывать платные услуги в самих школах, в большинстве из которых есть соответствующий план, новая инициатива Минобразования звучит весьма цинично.