Цифры пошли в рост, но экономике легче не стало

Если проанализировать статистические показатели, то оснований для оптимизма пока не слишком много.

В последнее время белорусское руководство с оптимизмом сообщает населению, что дела в экономике потихоньку начинают нормализоваться. Действительно, согласно статистическим данным, в первой половине года прирост промышленного производства составил 6,1%, ВВП вырос на 1%. При этом объем внешней торговли увеличился аж на 20%.

Иллюстрация pixabay.com

А поскольку наша страна является экспортоориентированной, то скачок последнего показателя должен вызывать чувство особо глубокого удовлетворения.

Тем более если вспомнить, что в последние годы положение дел на этом направлении, мягко говоря, не слишком радовало. Например, в прошлом году по сравнению с предыдущим товарооборот сократился на 12,4%, а годом ранее падение было вдвое сильнее.

 

Пошла карта

Ныне же возникла робкая надежда, что невзгоды подошли к концу и теперь начнется неуклонное движение к вожделенному благоденствию, включая среднюю зарплату в тысячу рублей.

Однако если проанализировать цифры глубже, оснований для настоящего оптимизма пока не слишком много. Во-первых, до уровня 2012 года, когда объем внешней торговли равнялся 92 млрд долларов (причем при почти нулевом сальдо) еще очень далеко: если экстраполировать сегодняшние данные на год, то товарооборот составит всего 58 млрд при четырехмиллиардном отрицательном сальдо.

Во-вторых, основной причиной нынешних достижений послужил мировой рост цен на сырьевые товары (продукты сельского хозяйства, энергоносители, металлы). По сравнению с минувшим годом белорусские нефтепродукты подорожали на 63%, черные металлы — на 31% и т.п. В целом экспортные цены выросли на 19,2%, при этом объемы поставок увеличились только на 3,1%, то есть в физическом измерении экспорт товаров поднялся крайне незначительно.

А так как гарантий, что нынешние ценовые тенденции сохранятся, тем более надолго, нет, то, естественно, нет и уверенности в продолжении экономического подъема.

Кроме того, практически не изменилась номенклатура белорусского экспорта, особенно в торговле с Западом. Не случайно на состоявшемся 22 августа совещании по актуальным вопросам развития белорусской экономики Александр Лукашенко отметил, что «серьезных подвижек в диверсификации, освоении новых рынков сбыта товаров и услуг пока нет».

 

Гоним сырье

Между тем месяцем ранее глава государства дал поручение «вгрызаться в европейский рынок», а правительство поставило министерствам и ведомствам задачу подготовить план соответствующих мероприятий.

Проблема состоит в том, что, по оценкам самих же государственных органов, доля высоко- и среднетехнологичных товаров в общем объеме белорусского экспорта в ЕС не превышает 2%. Основу экспорта в Европу составляет продукция нефтяной и химической промышленности.

В качестве примера можно привести ситуацию с Польшей. Недавно в Минске побывала польская парламентская делегация во главе с вице-спикером Сейма Рышардом Терлецким. На встрече с ней белорусский вице-премьер Михаил Русый заявил о необходимости увеличить ежегодный товарооборот до 3 млрд долларов (за прошедшее полугодие было около 1,2 млрд при отрицательном сальдо 222 млн).

В общем-то, торговля с этой страной по цифрам выглядит не худшим образом. Следует, однако, напомнить, что основными позициями экспорта из Беларуси в Польшу являются нефтепродукты, калийные удобрения, древесностружечные плиты, необработанные лесоматериалы, минеральные удобрения. То есть почти исключительно сырьевые товары. Заметно нарастить их производство и экспорт в современных условиях вряд ли возможно.

 

Диверсификация проваливается

Наконец, по-прежнему далеко до решения еще одной поставленной задачи — добиться того, чтобы объемы внешней торговли с Россией, объединенной Европой и остальным миром были примерно одинаковыми. На деле, несмотря на все усилия, на долю России за первое полугодие пришлось 51,3% общего товарооборота, что совпадает с прошлогодним показателем.

И хотя товарооборот со странами ЕС увеличился на 13,8%, его удельный вес составил всего 22,7%. Соответственно, на весь остальной мир, в том числе Соединенные Штаты, Китай, Японию, Канаду, Индию и прочие государства, пришлось 26%, а на столь любимую белорусским руководством «далекую дугу» — и того меньше.

Вообще складывается впечатление, что вопреки официальной риторике Минск постепенно теряет интерес к расширению экономического взаимодействия с большинством стран Азии, Африки и Латинской Америки.

В итоге половина яиц по-прежнему находится в одной корзине. Причем корзина эта отнюдь не выглядит надежной, о чем наглядно свидетельствуют бесконечные претензии Россельхознадзора к белорусской продовольственной продукции.

Недавно возникла еще одна проблема: Владимир Путин высказал пожелание, чтобы продукты белорусской нефтепереработки экспортировались через российские порты. Причем это пожелание подкреплено намеком, что в противном случае поставки «братской нефти» могут быть ограничены.

Так что говорить о выходе из кризиса пока, похоже, несколько преждевременно. Более того, не исключено, что главный партнер может использовать однобокую экономическую ориентацию Беларуси, чтобы надавить на нее в собственных политических целях, не всегда, как теперь уже очевидно, совпадающих с устремлениями Минска.

 


  • Когда всё пойдёт в РОСТ, то это будет последний гвоздь в гроб ОППОЗИЦИИ !!!
  • Когда всё пойдёт в РОСТ, то это будет последний гвоздь в гроб ОППОЗИЦИИ !!!
  • все же переедут жить в дрозды