Для оппозиции местные выборы могут стать фундаментом выборов парламентских

У оппозиции мало ресурсов для участия в местных выборах, но есть резон в них ввязываться.

С очень низкой базы начинается для белорусской оппозиции новый электоральный цикл. Сколько бы она ни взяла мандатов депутатов местных советов в феврале 2018 года, это будет лучше, чем нынешнее ничего. На следующих парламентских и президентских выборах эти мандаты могут быть хорошим подспорьем.

 

Денег на кампанию нет

Грядущая электоральная кампания для оппозиции имеет двоякое значение. С одной стороны, уже ясно, что участие в выборах будет проходить почти на голом энтузиазме. С другой стороны, есть стойкое убеждение, что власти будут готовы уступить некоторое количество депутатских мандатов инакомыслящим.

По некоторым сведениям, партийные структуры ориентируют своих потенциальных кандидатов в депутаты, что для каждого из них бюджет кампании должен уложиться в 200 рублей (около 100 евро). Это категорически мало для тех, кто баллотируется в областной совет, но для советов районного уровня может быть более-менее приемлемо. Примерно столько будет нужно для оплаты агитационных печатных материалов — они выходят не за счет государственного бюджета, а за счет пожертвований в фонд кандидата.

Может быть, кто-то из кандидатов выложит на выборы всю свою месячную зарплату или даже две, но в любом случае средний порядок цифр их затрат ожидается довольно низким.

 

Будет ли референдум?

Интригу электоральной кампании может придать совмещение ее с конституционным референдумом. Либерально-демократическая партия (ЛДП) предложила совместить выборы с референдумом о переходе на пропорционально-мажоритарную избирательную систему (выборы по партийным спискам).

Стоит отметить, что до сих пор не урегулирована коллизия, когда в Конституции упоминается Высший хозяйственный суд (ВХС) как один из институтов, представители которого должны присутствовать на церемонии инаугурации президента, а также как орган, который имеет право обращаться в Конституционный суд. Глава государства уже давненько ликвидировал ВХС своим указом. Таким образом, есть основание поправить Основной закон. Заодно можно посоветоваться с народом по поводу смертной казни или еще по какому-то вопросу, который правящий режим посчитает подходящим.

Некоторые комментаторы высказывали предположение, что на плебисцит может быть вынесен вопрос об увеличении срока президентского правления с пяти до семи лет.

Так вот, в случае проведения конституционного референдума власть вполне способна запрограммировать политическую повестку дня национального уровня и обесценить низкобюджетные попытки демократических сил сформулировать свою национальную повестку дня.

Как стратегии малых дел в интересах местного избирателя, которые сейчас взяли на вооружение потенциальные оппозиционные кандидаты, так и глобальная борьба за рабочие места, зарплаты и против «антитунеядского» декрета № 3 — все это вместе потеряется в тени дискуссии относительно одной только смертной казни, если государственная пропагандистская машина будет включена на всю мощь.

Многочисленные «метеонаблюдения» показали, что в Беларуси редко бывает «горячая» в смысле массовых уличных акций протестов осень, но весна — вполне может быть. Местные выборы должны пройти до 20 февраля 2018 года, а значит собственно на весну они и не приходятся.

Однако агитационная кампания как раз может послужить детонатором новой волны протестов в регионах. Поэтому с точки зрения правящего режима было бы вполне логично предпринять что-то на упреждение. Поэтому совсем уж сбрасывать со счетов вероятность референдума (хотя многие эксперты оценивают ее скептически) не следует.

Вместе с тем, пока совсем нет традиционных утечек, что такой важный вопрос как подготовка конституционного референдума проходит согласование в министерствах и ведомствах, а также на профильных кафедрах вузов.

 

Мандат местного депутата тоже кое-что значит

Если вынести за скобки возможность референдума, совмещенного с выборами в местные Советы, то остается важнейший вопрос — наделит ли правящий режим кого-то из своих политических оппонентов депутатскими мандатами.

Судя по кулуарной информации, дозированная щедрость властей в этом вопросе вполне возможна. Нет, никто не собирается пускать процесс на самотек, поэтому завоевания оппозицией большинства в каком-то местном совете организаторы выборов не допустят. Впрочем, у оппозиции не хватит кандидатов для завоевания большинства ни в Минском горсовете, ни в областных, ни в районных советах.

Если «ястребы» в последний момент не отговорят верхушку режима от тонкой игры, то к весне 2018 года у оппозиции будет несколько десятков местных депутатов. Они способны слегка оживить проведение ритуальных сессий местных советов. На процесс нормотворчества единичные депутаты, скорее всего, не повлияют, но они могут задавать вопросы, делать запросы и стать ходатаями по делам своих избирателей и политических партий.

Опыт присутствия двух инакомыслящих в Палате представителей показал, что уже само появление дискуссий полезно для создания атмосферы, в которой может рождаться публичная политика.

Выборы в местные советы открывают большой электоральный цикл, который включает в себя парламентские и президентские выборы. Депутат местного совета работает на общественных началах, но имеет статус, с которым вынуждены считаться чиновники. Депутат автоматически превращается в наблюдателя на парламентских и президентских выборах, и его не так просто лишить аккредитации, как наблюдателя, выдвинутого партией или общественным объединением. А еще депутат, в том числе местного совета, может встречаться с избирателями вне закона о массовых мероприятиях.

В общем, оппозиции есть смысл побороться за мандаты депутатов местных советов. Правда, пока трудно судить, какой сценарий изберет на эти выборы власть.


  • Депутат города или области, это общественная работа и зарплату за неё не платят. Кто из оппозиционных пойдёт работать бесплатно. Я очень сомневаюсь, что они будут, может только на начальном этапе выборов, для того, что бы потом покричать на площади.
  • Это слабая оппозиция быстро замёрзнет в феврале, они летом выходили лишь за бабосами и то 100 чел.