Проекты Беларуси с Венесуэлой усохли до сухого молока

Лукашенко лишь по инерции принимает едва удерживающего власть заокеанского левака, у которого в казне гуляет ветер…

Николаса Мадуро, прилетевшего из своих тропиков в нашу холодрыгу, Александр Лукашенко с показательным радушием встретил 5 октября на крыльце Дворца Независимости. Фамильярным «ты» подчеркивал дружеские отношения. Говорил красивые банальности типа «нам надо решительно сделать хороший шаг вперед в развитии наших отношений».

Фото пресс-службы президента Беларуси

Однако все это выглядело инерционным ритуалом. Ну как-то некрасиво после эпохи романтических отношений с пассионарным Уго Чавесом резко рвать контакты из-за того, что его преемник на посту президента Венесуэлы оказался на капитальной мели как в экономическом, так и в политическом смысле (едва избежал импичмента).

Однако в Минске трезво понимают, что больших перспектив на венесуэльском направлении нет. Не только Чавес умер в 2013 году после изнурительной борьбы против рака — в двусторонних отношениях умерла целая эпоха, туго завязанная на нефть.

 

У Мадуро есть план. Боливарианского развития

Правда, Мадуро сегодня заявил на переговорах, что Венесуэла входит в эпоху постнефтяной экономики.

Но добавим: вход оказался страшно болезненным. Страну, которая держалась на дорогой нефти (и за счет этого могла, в частности, оплачивать наши товары и услуги), ныне колбасит и плющит. Символом правления Мадуро стал дефицит туалетной бумаги. Не хватает там всего, но этот пример особенно хорош для издевок.

Обвал нефтяных цен прервал победоносное шествие популизма по венесуэльской земле. Чавес был любим за щедрую «раздачу слонов» бедноте (ну и плюс харизма, конечно). На долю его преемника — нехаризматичного Мадуро пришлись голодуха и бунты электората.

Да, сегодня он говорит о необходимости выстраивать постнефтяную экономику, но называет это «планом боливарианского развития», и это идеологизированное название только укрепляет скепсис критиков.

Доктрина боливарианизма, придуманная Чавесом, пронизана антиамериканскими, нерыночными, уравнительными идеями. Это кое-как прокатывало при дорогой нефти, но наверняка не прокатит сейчас.

 

А ведь были времена!

В лучшие времена (2010—2011 годы) белорусско-венесуэльская торговля прыгнула под полтора миллиарда долларов. Именно тогда из-за океана один за одним пошли танкеры с нефтью для Беларуси.

Белорусы же развернули в Венесуэле строительство жилья, агрогородков, стали создавать предприятия по сборке тракторов, автомобилей МАЗ, погрузчиков «Амкодор». Возникло и совместное нефтедобывающее предприятие. На ура пошло наше сухое молоко.

Да, и еще одним крупным проектом стало создание для Чавеса, который постоянно задирался с Вашингтоном, единой системы противовоздушной обороны и национальной системы радиоэлектронной борьбы.

Мадуро, к слову, тоже не жалел антиамериканской риторики и на одном из митингов подчеркнул: новые ракеты разворачиваются, «чтобы никогда в жизни вражеская империалистическая военная авиация не достигла Венесуэлы».

О конкретике и ходе реализации этого соглашения стороны особо не распространялись. Но показательно, что работающий послом в Венесуэле с 2012 года Олег Паферов — кадровый военный, генерал-лейтенант, некогда командовал ВВС и войсками ПВО Беларуси, а затем был зампредом Госкомвоенпрома.

 

Нефтяной вопрос отпал

К поиску же нефтяной альтернативы Лукашенко подтолкнул на рубеже нынешнего десятилетия очередной конфликт с Москвой. Но заокеанская нефть оказалась чересчур дорогой, вариант замещения ее азербайджанской по схеме своп не спас положения. Наконец, с Кремлем тогда снова замирились, тот дал вдоволь нефти, которая не в пример дешевле.

Примечательно, что когда в прошлом году Москва, выбивая газовый долг, снова урезала поставки нефти, Минск уже не дергался с венесуэльской альтернативой (пригнали один танкер из Ирана, да и то было лишь символическим жестом).

Ныне с Россией в нефтяном вопросе пока все тип-топ. Белорусская сторона даже не выбирает квоту, восстановленную по итогам апрельских переговоров Лукашенко с Владимиром Путиным.

Так что дергаться по нефти и вовсе нет смысла. А в других вопросах сотрудничество с Венесуэлой зависло по банальной причине: у тамошнего «батьки» нет золотого запаса.

Это некогда Чавес мог широким жестом дать Лукашенко кредит в полмиллиарда долларов. Ныне же, напротив, сам Мадуро, как поговаривают эксперты, прилетел сначала в Москву, а теперь вот в Минск просить денег, поставок в долг или, по крайней мере, договариваться об отсрочке прежних долгов.

 

Похоже на плохо замаскированный бартер

Теперь белорусско-венесуэльская торговля еле дышит: за январь — июль товарооборот составил 5,4 млн долларов. Причем это фактически игра в одни ворота: Беларусь экспортировала товаров (в основном калийных удобрений) почти на 5,2 млн.

На созданных же в Венесуэле сборочных производствах в нынешнем году собрано лишь 14 грузовиков и 8 тракторов. То есть заводы практически стоят.

Министр промышленности Виталий Вовк сообщил сегодня, что стороны хотят реанимировать эти производства вот по какой схеме: «…Договорились о взаимных поставках. Оттуда будет либо горячебрикетированное железо, либо алюминий. А назад будут машинокомплекты».

Эта схема обсуждалась сегодня с министром базовой стратегической социалистической промышленности Венесуэлы Хуаном Ариасом. И хотя Вовк уверяет, что это не бартер, но очень уж похоже именно на бартер.

Интересна и мотивация белорусского министра: «Мы все равно это покупаем. И алюминиевые изделия тоже покупаем. А так движение пойдет для возобновления работы производств».

Есть большое подозрение, что купить алюминий можно ближе и дешевле. Здесь же, надо понимать, сверхзадача — хоть как-то запустить заводы. То есть подход явно не рыночный. Да и сама промышленность в Венесуэле, обратите внимание, именуется социалистической. Мы эту идеологизацию экономики уже проходили (да и недалеко отошли) и знаем — ничего хорошего она не сулит.

Со своей стороны, министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц сообщил, что венесуэльцы просят построить еще пять агрогородков. Но тут же дипломатично добавил: «Чтобы завершить начатое, необходима воля венесуэльцев, источники финансирования».

Подозреваю, что второе актуальнее.

 

По инерции

История партнерства с Венесуэлой показала, что идеологическое родство лидеров — не самая надежная основа для взаимовыгодных связей. Законы рынка быстро перечеркивают волюнтаристские планы.

Сегодня Лукашенко контактирует с преемником Чавеса в основном по инерции. Экономический интерес угас. Ну, поставят изголодавшемуся электорату Мадуро энное количество сухого молока (на днях посол Паферов сообщил, что готовится контракт на 10 000 тонн). Спасет ли сухое молоко власть Мадуро — не факт.

Да и вообще заскочил он в Минск по дороге, возвращаясь с переговоров в Москве. На нее у тонущего венесуэльского левака намного бо́льшие надежды.

Фото Сергея Балая

«Да, в Венесуэле не просто сейчас, но у нас было сложнее, — утешал сегодня Лукашенко гостя. — Мы также делили по талонам продукты питания после распада СССР. Но мы напряглись и поставили перед собой цель: максимум за восемь-десять лет не только накормить свой народ, но и выйти на экспорт продовольствия. И мы эту проблему решили».

Стоит заметить, что выкарабкаться из постсоветского развала Беларуси помогли два фактора. Во-первых, достаточно развитая на то время советская индустриальная база (плюс квалифицированная и довольно дисциплинированная рабочая сила). Во-вторых, капитальные субсидии от России в награду за рвение в «братской интеграции».

Но у Мадуро вообще моноэкономика, с квалификацией и дисциплиной кадров очень туго, да и в братскую интеграцию особо не сыграешь.

Впрочем, и Минску она приносит все меньше дивидендов и все больше головной боли. И от нефтяного проклятья, сырьевой зависимости в целом тоже нужно уходить. Давно пора строить экономику знаний, главный ресурс которой — мозги, образованный народ.

Большой вопрос, насколько это под силу нынешнему белорусскому руководству. Такая экономика требует комплекса реформ. Проще пристаканиваться, пока есть возможность, к беспошлинной российской нефти.

К слову, Москва поддерживает Каракас (снабжает оружием, реструктурирует долги и пр.) из-за великодержавных амбиций — как стратегический плацдарм под носом у Америки. У Беларуси таких амбиций нет. Так что Лукашенко вряд ли захочет заниматься филантропией в пользу венесуэльского режима. Тут бы хоть свои проблемы разгрести.

 

 


  • Это Класковский. Он по другому не умеет. Всего его публикации последние 10 лет пишутся под копирку, только названия и имена меняются. Тоже самое делает Алесин после того как его пресануло КГБ уголовным делом.
  • Это Класковский. Он по другому не умеет. Всего его публикации последние 10 лет пишутся под копирку, только названия и имена меняются. Тоже самое делает Алесин после того как его пресануло КГБ уголовным делом.
  • "К слову, Москва поддерживает Каракас (снабжает оружием, реструктурирует долги и пр.) из-за великодержавных амбиций..." Охоссспади... То ли обязательная программа, то ли не читайте Фёдорова и Портникова на ночь.
  • для галадаючай Венесуэлы лепей малако, чым мільярды на узбраенне: "В разное время Каракас приобрел боевые самолеты Су-30, танки Т-72, бронемашины БМП-3 и БТР-80, системы противовоздушной обороны С-300, партию автоматов Калашникова (АК-103), также была куплена лицензия на постройку завода по производству российского стрелкового оружия в Венесуэле. Общая стоимость военных контрактов составила 11 млрд долл. Популярности российского оружия у венесуэльской стороны способствовала готовность Москвы осуществлять поставки в кредит – по сей день задолженность Каракаса оценивается по меньшей мере в 3 млрд долл. Кроме того, Россия оказывает послепродажное обслуживание своей техники – в частности, в Венесуэле создан сервисный центр по ремонту вертолетов." http://www.ng.ru/dipkurer/2017-02-27/9_6936_venezuela.html
  • И чё? Раз покупают, то чего не продать? Бизнес as usual.
  • nu nět koněčno, u nich prosto nastajaščaja mužskaja ľubov-morkov s Pukinym