Догоняющая или отсталая: какой будет Беларусь в 2030 году?

Экс-помощник президента Кирилл Рудый видит два пути развития страны.

Экс-помощник президента Кирилл Рудый, известный своими «непричесанными» мыслями, выпустил новую книгу — «Потому что так решили мы». В книге автор объясняет корни белорусской экономической модели и пытается найти ответы на извечные вопросы, которые стоят перед страной.

 

Особенности национального страха

Доктор финансов, директор аспирантуры Университета Аризоны (США) Юрий Церлюкевич назвал вышедшую книгу первой в своем роде, которая «связывает национальные особенности мышления белорусов с экономическим и социальным развитием».

Экс-помощник президента Кирилл Рудый на примере поведения как простых, так и высокопоставленных белорусов попытался найти объяснение нынешнему лицу национальной экономики. В частности, доктор экономических наук акцентирует свое внимание на страхах как одном из главных факторов поведенческой экономики Беларуси.

«В Беларуси фобии объясняют многие черты поведенческой белорусской экономики. Страх потерять заработанные деньги, например, из-за обесценения вследствие инфляции, превышает желание заработать новые, что формирует большую склонность к сбережениям, чем к инвестициям. Страх потери работы при смене собственника по примеру 90-х годов в России вызывает настороженное отношение к приватизации», — пишет Рудый.

Белорусские экономисты, выступившие соавторами вышедшей книги, разделяют это мнение.

«Страх находится в топе причин, которые сдерживают деловую активность в стране. Когда дело, например, касается приватизации, ни власти, ни директора предприятий не выражают готовность сегодня ее инициировать. Первые боятся социальных потрясений, вторые — потерять свою должность», — отметила в беседе с корреспондентом БелаПАН эксперт Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Мария Акулова.

По наблюдениям экс-помощника президента, страхи достаточно прочно закрепились в головах сотрудников госаппарата.

«Страх «прослушки» приводит к тому, что коммерческие переговоры с госпредприятиями иногда ведутся шепотом, в коридоре, на улице, чтобы случайные слова не были неправильно истолкованы и не так доложены. Риск и страх сделать ошибку в госаппарате не компенсируется ничем», — убежден доктор экономических наук.

Страх в сегодняшней Беларуси существенно сокращает возможность обсуждения с властью важных для бизнеса, а значит и для построения рыночной экономики, вопросов.

В качестве иллюстрации можно взять банковскую систему. Казалось бы, продвинутый сектор экономики. В отличие от многих белорусских предприятий, банки уже давно привлекли в акционерный капитал иностранные инвестиции, используют международные стандарты финансовой отчетности и принципы корпоративного управления. Но при этом страх оказывает сильное влияние на поведение банкиров, когда дело доходит до обсуждения вопросов их деятельности с государством.

«Мы не будем возражать и писать письмо в Нацбанк — регулятор может обидеться», — говорит член правления одного из банков. «На расширенном правлении Нацбанка в первом ряду сидят сотрудники силовых ведомств, поэтому выражать там свое мнение — себе дороже», — рассказывает топ-менеджер другого банка.

Страх, который по разным причинам существует у представителей власти, бизнеса и в белорусском обществе в целом, мешает откровенному диалогу и обсуждению ключевых вопросов национальной экономики. А без ответа на них, уверен Кирилл Рудый, невозможно сделать четкий выбор в пользу пути, который может привести экономику к устойчивому росту.

 

Ответы на извечные вопросы

Чтобы сделать будущее Беларуси определенным и обеспечить тем самым устойчивый экономический рост, необходимо, считает экс-помощник президента, ответить на несколько извечных вопросов — «капитализм или коммунизм?», «рыночные или административные инструменты?», «Европа или Россия?».

Красной нитью через книгу проходит мысль о том, что нынешняя национальная экономика сочетает в себе элементы административных и рыночных отношений, и четкого выбора в пользу одних или других до сих пор не сделано.

Белорусские экономисты отмечают, что такой дуализм возник закономерно и является следствием нескольких факторов.

«В Беларуси внешнеторговый оборот существенно выше 100% к ВВП. Поэтому если посмотреть с одной стороны, то страна вынуждена конкурировать с внешним миром, и поэтому естественным образом формируются предпосылки для рыночной экономики, когда не государство, а потребитель определяет, что нужно производить и продавать», — говорит директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

Однако, с другой стороны, продолжает он, значительная часть экономики все еще остается за госпредприятиями, которые во многих случаях выполняют доводимые целевые показатели, характерные для плановой экономики.

«Беларусь до сих пор не может определиться, по какому пути двигаться, и какие отношения (административные или рыночные) положить в основу экономики», — отмечает эксперт. 

Но постоянное нахождение в пограничном состоянии между коммунизмом и капитализмом, подчеркивает в книге Рудый, — «это иллюзия».

«При ориентации на советское прошлое естественным образом происходит возрождение социалистических элементов в экономике, что ведет к сползанию в социализм и движению в конечном итоге к коммунизму. Поэтому важно помнить, что если общество определяет своим приоритетом благосостояние и развитие, то выбор капитализма неизбежен», — убежден доктор экономических наук.

Отвечая на другой извечный вопрос — Европа или Россия, экс-помощник президента приходит к выводу, что Беларуси лучше выстраивать отношения с двумя геополитическими центрами с позиции прагматизма.

«Если выгодно сотрудничать и с Европой, и с Россией, то нет необходимости выбирать. На платформе всеобщей выгоды возможно объединение европейской матрицы с русской. Географическая предопределенность подталкивает Беларусь сыграть роль площадки переплетения европейских и российских экономических интересов, их совместного бизнеса», — считает Кирилл Рудый.

По его мнению, белорусам следует осознать, что у них не может быть «старшего брата» ни в чьем лице, «никто им не должен» и «никто им не поможет, кроме самих себя».

«Такой синдром одиночества, ощущение принадлежности к малой стране, стремление к самодостаточности в условиях дефицита человеческих, природных ресурсов и есть чувство независимости», — убежден доктор экономических наук.

 

Вместо хеппи-энда

Обычно долгосрочные прогнозы, принимаемые в Беларуси на государственном уровне, заканчиваются выводами о том, что светлое будущее у страны обязательно наступит, впереди нас ждет инновационное развитие отраслей, которые обеспечат высокие темпы экономического роста и повышение благосостояния народа.

В книге экс-помощника президента такой хеппи-энд отсутствует. Вместо него автор привел два возможных сценария развития событий Беларуси до 2030 года.

Первый — пессимистичный: «отсутствие новых точек роста, исчерпание старых, придавленность белорусской экономики долговым навесом проецируют ее инерционный рост в размере 1% в год». В этом случае, полагает экономист, Беларусь отстанет к 2030 году от стран-соседей лет на 20.

Второй сценарий — желательный: приход в Беларусь лучших мировых практик и капитала создаст никому не известные сегодня новые точки роста, и экономика станет прибавлять на 5-7% ежегодно.

«Но следует понимать, что и в таком случае чуда, например, к 2030 году не произойдет. Беларусь не преодолеет отставание, но сократит его. И главное — могут измениться целевые ориентиры. Появится шанс догнать не соседние, а передовые страны», — предполагает Кирилл Рудый.

Белорусские экономисты, как и доктор наук, надеются на лучшее.

«Хочется рассчитывать на реализацию второго сценария. При этом совершенно очевидно, что без привлечения большого объема иностранных инвестиций не удастся привлечь в экономику страны лучшие мировые практики. Соседние страны (Литва, Польша), догонять которые сегодня нужно нам, именно благодаря иностранным инвестициям достигли нынешнего уровня развития», — констатирует Мария Акулова.

Главный практический вопрос — с чего начинать движение в направлении, которое приведет белорусскую экономику к устойчивому росту.

С общественного диалога, считает Рудый. «Это первый реальный шаг. Для этого всем потребуется проявить мудрость, преодолеть себя и не загонять друг друга в угол. Следует выйти на обсуждение конкретных вопросов, согласия, сплочения внутри против внешних проблем», — советует автор книги.

Общественный диалог, считают эксперты, крайне важен для признания на всех уровнях глубины проблем национальной экономики.

«Отток квалифицированных кадров, постоянная придавленность долговым навесом и затяжная стагнация будут приводить к отставанию Беларуси от соседних стран. Общественный диалог позволяет увидеть эту угрозу, и страх перед ней должен мотивировать всех в государстве, а не парализовать людей», — резюмировал Александр Чубрик.


  • Такая книга давно нам нужна. Она структурирует многие вещи, происходящие сегодня у нас в стране -как в эшелонах власти, так и на уровне простых людей. Но главное - не сама книга, а осознание того, что там написано, всеми теми, ДЛЯ КОГО это написано. С этим есть проблемы, и писать о них можно долго.. Есть у нас по-настоящему умные и современные люди! в правительстве....
  • в 2030? с чего вы взяли, что она еще будет?
  • Есть у нас по-настоящему умные и современные люди! в правительстве....Семашко например
  • Есть у нас по-настоящему умные и современные люди! в правительстве....Семашко например
  • Есть у нас по-настоящему умные и современные люди! в правительстве....Семашко например