Константин Дегтярев. ПРАВОСУДИЕ. Кого защищает государство в деле Жолана Вио

Константин ДЕГТЯРЕВ

Константин ДЕГТЯРЕВ

(Kantsantsin Dzehtsiarou) Доктор права, доцент школы права и социальной справедливости Университета Ливерпуля. Автор многочисленных статей, блогов и комментариев по вопросам толкования Европейской конвенции по правам человека. В 2015 году издательство Кембриджского университета опубликовало его монографию «Европейский консенсус и легитимность европейского суда по правам человека». В качестве эксперта по правовым вопросам сотрудничает с Советом Европы, Программой развития ООН, ОБСЕ. 

Гражданин Франции Жолан Вио перевез через границу Беларуси патрон. За это ему грозил длительный срок лишения свободы, он два месяца провел в следственном изоляторе в Гомеле. Эта ситуация должна стать прекрасным поводом оценить справедливость правовой системы Беларуси. Кажется, что это дело не политическое, поэтому, пользуясь стрелковой терминологией, поправку на ветер делать не нужно. Неправовые интересы тут существенного значения не имеют — поэтому стоит обсудить право.

Уголовно-правовая система Беларуси, несмотря на реформы, во многом базируется на еще советском понимании права. В ней серьезно ограничена гибкость и доверие к прокурорам, судьям, следователям, которые работают в системе.

Это значит, что далеко не всегда возможен индивидуальный подход к совершенным преступлениям, например, освобождению от ответственности, когда такая ответственность не справедлива. Более того, зачастую прокуроры, судьи и следователи не готовы, не могут или не хотят применять даже те основания освобождения от ответственности, которые предусмотрены законом.

У правоохранителей должна быть возможность индивидуально подходить к делам, которые находятся в их рассмотрении. Пример Жолана Вио в данном случае идеальный — в Англии это дело, скорее всего, не дошло бы до суда, потому что прокурор, используя свое усмотрение, прекратил бы его. В худшем случае, его бы ожидали предупреждение или штраф. В Беларуси за такое деяние обвиняемого ждет СИЗО, а потом суд.

Формализм — это еще один бич белорусской правовой системы. Если формально все признаки преступления присутствуют, то это дело нужно обязательно отправить в суд, судить человека и назначить ему наказание. Мало кого интересует, что опасность у такого преступления минимальная.

Крайне маловероятно, что Жолан Вио собирался использовать этот патрон по назначению. Какой общественный интерес защищает государство в его деле? Какую цель преследует?

В теории уголовного права выделяются обычно три цели уголовного наказания: предупреждение, кара и перевоспитание. Причем предупреждению и перевоспитанию уделяется первостепенное значение. Предупреждение понимается как урок, который получит заявитель и который покажет и ему, и окружающим, что так поступать нельзя.

Безусловно, суровость наказаний имеет определенную связь с предупреждением. Криминологи, однако, говорят, что неотвратимость наказания гораздо более эффективный способ предупреждения.

В случае Жолана Вио, подсудимый не прятался, не скрывался, он даже не подозревал, что совершает преступление. О каком предупреждении тут можно вести речь, когда у него не было умысла совершить преступление.

Даже если допустить, что государство хочет на примере Жолана Вио показать, что оно эффективно борется с преступностью, то суровость, с которой белорусская уголовно-правовая система относится к подозреваемому, явно не обоснована.

Невозможно увеличивать наказания до бесконечности; наказания должны быть пропорциональны совершенному преступлению. Конечно, если назначать пожизненное заключение за неправильную парковка, то это снизит количество таких нарушений, однако такое наказание явно не пропорционально.

Дело Жолана Вио можно сравнить с пожизненным заключением за неправильную парковку, потому что подсудимый длительное время находился в СИЗО и ему грозило непропорционально суровое наказание, которое не повлекло бы за собой никакого эффекта.

О перевоспитании вообще не идет речь в данном деле. Единственный вывод, который можно сделать из материалов дела — это то, что с белорусскими пограничниками лучше вообще не разговаривать и ничего у них не спрашивать.

Для уголовного права важно, что оно кого-то защищает — общество, государство, собственность. Безусловно, контрабанда оружия — это серьезное преступление, но провоз одного патрона — это контрабанда только на бумаге. В реальности расследование такого дела только представляет Беларусь в дурном свете и тратит ресурсы государства впустую.

Палочная система отчетности правоохранителей — это еще одна причина формализма. Дело Вио хороший тому пример. Правоохранительные органы отчитаются, что раскрыли контрабанду. Однако было бы интересно, в какую цену обошелся этот патрон белорусским налогоплательщикам. Для любого государства дорого содержать эффективную систему по раскрытию преступлений, но она абсолютно необходима. И эта система должна заниматься серьезными вещами, а не раскрывать контрабанду патрона.

Также немаловажным является то, как отразится данное дело на имидже Беларуси. Последнее время Беларусь открывается миру, и безвизовое пребывание для иностранных граждан на территории Беларуси в течение пяти дней — это явное тому подтверждение.

Данное дело, однако, подрывает все усилия Беларуси в этой сфере, оно явно показывает миру, что в Беларусь лучше не ехать, что за минимальное и не опасное нарушение правил пересечения границы можно оказаться в тюрьме на продолжительное время. Такая страна становится привлекательной не для обычного, а для экстремального туризма. Переход границы — это всегда стресс, а в Беларуси этот стресс может повлечь еще и тяжкие последствия.

Если Беларусь когда-нибудь вступит в Совет Европы, ее правовую систему нужно будет серьезно реформировать. Это коснется не только формальных правил, но и того, как эта правовая система используется и какие методы применяют правоохранительные органы. В противном случае Беларусь ждет множество проигранных дел в Европейском суде по правам человека.

И последнее — почему же за деревьями не видно леса? Потому что решая оперативные задачи, у следствия, прокуратуры и суда нет времени и возможности подумать о том, зачем они это делают. У них нет времени и желания выглянуть за пределы своего круга и подумать о том, что является справедливым, какое наказание заслуживает человек, который перевез сомнительный сувенир в Беларусь, нужно ли вообще заниматься такими делами.

Я полагаю, что размышления над такими вопросами в правоохранительных органах не приветствуются, хотя они должны составлять основной смысл их деятельности.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • Приятно почитать профессионала, спокойно глаголящего здравые вещи.
  • человек вляпался в это по своей наивности и не знанию, какой смысл так измываться над ним ,как будто он террорист ?