Дмитрий Маркушевский. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Правильная покупка

Дмитрий МАРКУШЕВСКИЙ

Дмитрий МАРКУШЕВСКИЙ

Академический директор Центра исследования общественного управления СИМПА (бренд «Школа молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA»). Окончил БГУИР (факультет информационных технологий и управления), аспирантуру Института философии НАН Беларуси, программу Регионального бюро ПРООН и NISPAcee для советников по стратегическим вопросам; повышал квалификацию в Университете Лунда (Швеция) и Высшей школе экономики (Москва, РФ). Консультант и руководитель проектов в области прав человека и демократического управления в системе ООН (2003-2012).

«Если вам нужна машина с парктроником, необязательно покупать новую машину — достаточно купить и установить парктроник» — так на личном опыте профессор Юридической школы Университета имени Джорджа Вашингтона рассказывает о принципах государственных закупок в США.

Недавно я имел возможность обсудить вопросы государственных закупок с профессором Кристофером Юкенсом, который помимо работы в университете консультирует правительство и международные организации по процедурам закупок. В системах госзакупок США и Беларуси есть и схожие моменты, и отличия, одно из которых — степень децентрализации (в США она выше). Но наиболее интересной мне показалась практика многосторонних конкурентных переговоров, которая не получила широкого распространения у нас и в Европе в целом.

В ХХ веке в США эта практика стала более популярной, чем тендеры. Для обеспечения доступа к новейшим технологиям правительство перешло от открытых торгов (в терминологии США — sealed bidding), когда государственная организация покупает по самой низкой цене то, что считает нужным, к многосторонним переговорам, которые позволили различным поставщикам конкурировать, представляя разнообразные решения для нужд госорганизации.

Процедура конкурентных переговоров была значительно усовершенствована во время администрации Билла Клинтона силами привлеченного профессора Школы управления Гарвардского университета Стивена Келмана.

Сейчас эта процедура играет критическую роль в сложных федеральных закупках. В последние годы доля контрактов, заключенных через конкурентные переговоры, примерно на 37% превышает договоры, подписанные в результате тендеров.

Законодательство предусматривает возможность проведения переговоров как с единственным поставщиком, так и с конкурирующими. Однако в связи с недоверием общества и бизнеса к закупкам из одного источника правительство обычно заключает контракты в ходе многосторонних конкурентных переговоров.

Федеральный закон о закупках (FAR) предусматривает различные подходы к выбору источника в зависимости от характера приобретения. Хотя оба основных подхода предполагают поиск «лучшей ценности» — баланса цены и качества, подходы могут радикально меняться. Если требования четко определены и риск минимален, FAR называет главным фактором цену. Но и в этом случае процедура существенно отличается от традиционного тендера: агентство может участвовать в обмене информацией с оферентами, что снижает риск ошибки во время приобретения.

В качестве альтернативы агентство может участвовать в «компромиссном процессе», когда в интересах правительства выбирается предложение с не самой низкой ценой и с не самыми высокими техническими характеристиками. Факторы оценки, которые будут использованы в компромиссном процессе, и их относительная важность описываются заранее (по аналогии с европейской практикой и модельным законом Комиссии ООН по праву международной торговли).

Законы США оставляют закупающему агентству определенную свободу во взвешивании различных факторов в процессе оценки. В отличие от жестких процедур закупок эта свобода позволяет чиновникам рассматривать новые и инновационные решения, предлагаемые оферентами.

В рекомендациях главного контрольного органа (U.S. Government Accountability Office) говорится, что решение о выборе поставщика может приниматься не только на основе механической формулы, изложенной в ходатайстве. И это очень важно, ведь велик соблазн связать чиновника заранее определенной формулой, чтобы уменьшить риск коррупции, однако ограничение должностного лица в выборе будет по существу ограничивать конкуренцию и возвращать госзакупки в эпоху тендеров с принятием решений на основании жестких критериев, установленных до того как пришло богатое разнообразие рынка и технологий.

Закон предоставляет правительству ряд способов взаимодействия с поставщиками для поиска лучших решений: посредством встреч и обменов в процессе планирования приобретения, посредством переписки и переговоров, презентаций.

После заключения контракта, как правило, проводится дебрифинг — детальный разбор, почему было выбрано определенное решение и поставщик. Этот разбор повышает прозрачность закупок и снижает риски коррупции, а также помогает поставщикам-конкурентам в последующем готовить лучшие предложения.

Дополнительной защитой от коррупции является открытость, независимый финансовый контроль и проверка эффективности деятельности государственных органов (об этом в последующих статьях).

Таким образом, процедура многосторонних конкурентных переговоров позволяет выбрать оптимальное решение из всех существующих, а не только из тех, о которых знает чиновник.

Аналогичным образом поступает человек, например, когда, испытывая проблемы с парковкой, не бросается искать новую машину с парктроником, а консультируется с экспертами и поставщиками и узнает, что парковочный радар можно купить отдельно, и устанавливает его в любимый седан.

В результате правильных покупок бизнес оптимальным образом предоставляет именно то, что необходимо; человек и государство рациональнее расходуют деньги.

 

Публикация подготовлена по материалам визита в Юридическую школу Университета им. Джорджа Вашингтона в рамках программы международных визитов IVLP по вопросам открытого и ответственного госуправления для сотрудников и выпускников СИМПА.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».