Дело Гомельского мясокомбината. Экс-директор винит во всем облисполком

По словам Ричарда Стефановича, комбинат не успевал переработать поставляемое мясо, но областные власти требовали выполнения показателей.

29 ноября в Гомельском областном суде продолжилось рассмотрение уголовного дела о махинациях на Гомельском мясокомбинате. Обвиняемые — бывший заместитель министра сельского хозяйства Василий Пивовар, экс-директор Гомельского мясокомбината Ричард Стефанович и восемь человек — различные начальники по линии ветеринарного контроля, которые должны были следить за тем, чтобы на столы белорусов попадали свежие продукты.

Фото 777okna.by

 

178 тонн испорченного мяса

Дело рассматривается с сентября. Ричарда Стефановича обвиняют в небрежном и недобросовестном исполнение служебных обязанностей, что повлекло причинение ущерба в крупном размере — 7,2 млрд рублей (до деноминации). Василий Пивовар обвиняется в бездействии должностного лица.

По данным следствия, на мясокомбинате продолжительное время грубо нарушались санитарные нормы, из-за чего негодными были признаны 178 тонн свинины и говядины.

Холодильные камеры были переполнены, разморозить их было невозможно из-за снеговой шубы и смерзшихся туш. Оборудование в холодильном цеху имело практически стопроцентный износ, ремонта в помещении давно не было.

Мясо хранилось штабелями, на деревянных подтоварниках, которые «не поддавались мойке и дезинфекции». «Лишнее» мясо лежало в транспортных коридорах, покрывалось плесенью, его грызли крысы и мыши.

После того, как на предприятие зачастили проверки, руководство комбината пыталось замести следы — часть испорченного мяса отправили на Оршанский мясоконсервный комбинат, где из него изготовили консервы.

Кроме того, как заявил в суде представитель прокуратуры, директор мясокомбината Стефанович звонил заместителю министра сельского хозяйства Пивовару с просьбой оказать влияние на результаты проверок.

«Пивовар достоверно знал о недоброкачественном мясе, но он допускал угрозу жизни и здоровья населения, относился к этому безразлично, желая оказать содействие своему товарищу Стефановичу», — объяснил на суде государственный обвинитель.

 

«Не успеваем перерабатывать, нам бы поменьше голов»

29 ноября в суде допросили бывшего генерального директора мясокомбината. Ричард Стефанович вину не признает.

Обвиняемый рассказал, что трудовой путь начал в сельском хозяйстве, учился в двух академиях — ветеринарной и управления при президенте. С 2011 года возглавлял Гомельский мясокомбинат — после ареста бывшего директора Демиденко. Тогда число «мясомахинаторов» было рекордно большим — 29 человек, начиная с генерального и заканчивая грузчиками.

Ричард Стефанович знаком с Василием Пивоваром 40 лет — вместе учились в ветеринарной академии, позже пересекались по рабочим моментам. Бывший руководитель мясокомбината не отрицает, что в момент проверок звонил Пивовару. Но не для того, чтобы просить прикрыть высокой должностью гнилые туши, а чтобы «проверка была проведена объективно». По словам Стефановича, его опыт свидетельствует, что порой проверки, особенно со стороны российских структур, проводятся не объективно.

Бывший управленец твердит: мяса на убой поставлялось слишком много, комбинат не успевал его перерабатывать, но остановить конвейер не мог, потому что облисполком доводил показатели, которые нужно было исполнять.

Если же комбинат отказывался брать мясо у сельскохозяйственных предприятий, то на селекторном совещании у председателя облисполкома, по словам Стефановича, он получал взбучку и приказ забрать свиней и коров на убой.

Бывший директор говорит, что писал письма в областной комитет по сельскому хозяйству, руководству облисполкома, в которых объяснял ситуацию — «не успеваем перерабатывать, нам бы поменьше голов». Но письменного ответа на обращения не было, а устно в облисполкоме говорили: «Графики вам доведены, исполняйте».

 

Крысы были, плесень тоже

Обвиняемый признал: крысы на комбинате были, но борьба с ними шла с переменным успехом. Дератизация периодически проводилась, но крыс «трудно вывести, в Лондоне с ними борются пятьсот лет». Стефанович объяснил, что крысы вольготно себя чувствуют в утепленных стенах, где роют ходы, и любят, конечно, мясо.

«И от подчиненных слышал, когда уже шла проверка, что хомячки обнаружены… В смысле, крысы. Но уничтожить их трудно. И санстанция работала, но всё равно они присутствовали, эти зверушки», — печалился бывший руководитель.

Он вспомнил, как на комбинат приезжал с проверкой первый зампред облисполкома Александр Максименко (он был задержан вместе со Стефановичем, но уголовное дело в его отношении прекращено; на процессе он выступает как свидетель). Они ходили по холодильным камерам, смотрели мясо.

«Мясо как мясо… Холодильная камера — не Бродвей, там нет дневного света, чтобы всё разглядеть. Говядина темная сама по себе», — рассказывал Стефанович.

По его словам, подчиненные сообщали о плесени на мясе, но заверили его, что это не говорит о недоброкачественности продукции, мол, плесень легко убирается, зачищается, и мясо идет на переработку.

Кстати, на комбинате до сих пор используются холодильные камеры, произведенные в 1949 году, другие — шестидесятых годов. Их периодически ремонтировали.

 

Контролеров из Минска директор комбината кормил в кафе за свой счет

Бывший директор на допросе в суде дал пояснения и о званом ужине для проверяющих из Минска в гомельском кафе «Гранд».

Прокурор поинтересовался: в связи с чем было решено покормить проверяющих? «В связи с тем, что во всем мире принято гостей угощать», — пояснил Стефанович. За угощение и «всё, что было употреблено», он заплатил сам.

В тот же день, когда на комбинате работали столичные контролеры, Стефанович звонил Пивовару, но лишь с целью напомнить, чтобы «проверка была объективной».

«Это, может, было на эмоциях, но я просто хотел, чтобы была объективная оценка. Он сказал, чтобы я не беспокоился, что специалисты квалифицированные и не первый раз проверяют, и будет объективная оценка. Позже Пивовар позвонил и сказал, что будет еще комплексная проверка, и чтобы готовились», — дал показания обвиняемый.

Во время ужина в «Гранде» разговоры о результатах проверки, по словам Стефановича, не велись. «Мы не были лично знакомы, и неудобно было спрашивать», — продемонстрировал знание этикета бывший управленец.

Утром контролеров вновь покормили в «Гранде» и отправили домой, а замдиректора Гомельского мясокомбината поехал в Оршу — договариваться, чтобы приняли мясо на переработку.

Вскоре на комбинат пожаловала новая проверка. Генеральный директор не разрешил им делать фотографии, «так как фотографирование не отражает действительность». «Можно красивую женщину снять с такого ракурса, что она будет некрасивой», — пояснил обвиняемый.

В этот раз он уже не звонил Пивовару. «Не посчитал нужным. Почему? Так сработал мой мозг», — ответил прокурору Стефанович.

Вскоре после проверок он ушел в отпуск. А когда вернулся — его задержали правоохранители.

 


  • гомельских чиновников можно расстреливать каждого первого, не ошибешься, самый коррумпированный город. одно дело морозова, достаточно вспомнить.
  • Может у этих чиновников просто хороший аппетит ?