Россиянин сжег пустующую деревню — ради эффектных снимков

Признанный в мире фотограф для своего проекта «Родина» поджег селение в российской глубинке и выкрасил черным заброшенные церкви.

Лауреат премии World Press Photo фотограф Данила Ткаченко представил свой последний проект и рассказал журналистам, что, возможно, уедет из России. На него ополчились тысячи людей в социальных сетях, а градозащитники подали жалобу в Министерство культуры. Не исключено, что будет заведено уголовное дело. А все потому, что для снимков он поджег пустующую деревню. И красил заброшенные церкви в черный цвет.

Данила Ткаченко. Фото: medialeaks.ru

Как пишет medialeaks.ru, 28-летний фотограф Данила Ткаченко за свою недолгую творческую карьеру успел стать номинантом самой престижной награды для современных художников в России — премии Кандинского, а также лауреатом World Press Photo. Всего в его резюме два десятка международных премий. Но до последних дней о нем мало кто знал, кроме коллег и специалистов по современному искусству. А теперь он, возможно, самый ненавидимый художник в России.

Интервью с Ткаченко, в котором он рассказал о своей последней работе, серии снимков «Родина», вышло на сайте Colta ещё 23 ноября, но в течение недели на него обратили внимание краеведы, правозащитники, блогеры, журналисты, а вслед за ними — рядовые пользователи социальных сетей. И почти никому он не понравился. Дело в том, что для нескольких фото Данила поджег заброшенную деревню в российской глубинке.

«Вот ты попадаешь в деревню, в которой жили люди, видишь их вещи — письма, фотографии, кучи журналов и газет, и вся эта трухляшечка начинает тебя захватывать, очаровывать. […] В какой-то момент я решил расстаться с этим радикальным образом. Конечно, это по-русски: взять и на хрен сжечь».

Превью фотографий опубликованы на личном сайте Ткаченко. Это серия вечерних и ночных снимков с горящими постройками и предметами. Где именно находились сожжённые постройки, Ткаченко скрывает.

Проектом фотографа возмутились активисты и градозащитники. В сообществе «Благотворительный фонд «Крохино» появилась гневная запись.

«Враги сожгли родную хату… Но нет, это не враги — свои. А еще теперь это называется современным актуальным искусством. […] Какое-то время после этой публикации уходит на осмысление прочитанного. Это вообще кажется неправдой и не должно быть правдой. Страна для этого «творца» не просто мертва, но еще и годна для любых экспериментов, какие придут в его одаренную голову».

Авторы поста призывают правоохранительные органы обратить внимание на работы Ткаченко. Церкви, которые он использовал для проекта «Монументы», возможно, находятся в Вологодской области, в том числе в деревне Царево Тотемского района, пишет в фейсбуке Михаил Ильин, активист и основатель компании «Неизвестная провинция». Не исключено, что поджоги Ткаченко совершал в тех же местах.

Главный редактор сайта «Православная Москва» священник Михаил Дудко возмущается акцией в фейсбуке: «Ритуальное — не ритуальное… Модный современный фотохудожник Данила Ткаченко, сжигающий деревни ради кадра».

Ему вторит писатель Дмитрий Ольшанский: «Как думаете, не пора ли «завершить этап» творчества Данилы Ткаченко? Будет полезно, если эта ссылка разойдется как можно шире. Добрые люди должны знать, делать выводы и реагировать».

В комментариях на Pikabu и в фейсбуке самого Ткаченко пользователи неистовствуют:

«Скажите, вы урод от рождения или вам за это платят? Мне кажется, такое современное искусство должно быть уголовно наказуемо. Перфоманщик вы наш».

«Поздравляю, ты *** ущербный!!! И уголовка не за горами, разминай дно».

«Нет слов… Просто омерзительно».

«Ну зачем же вы так? Есть же брусчатка Красной площади, есть, наверное, и что прибить к ней. Или к Кремлевской стене, дабы не повторяться».

«Почему этому кретину ещё никто фотоаппарат в задницу не засунул?»

Призывы к физической расправе встречаются в каждом третьем комментарии.

Особенно возмущает зрителей то, как в интервью Ткаченко рассказывает о работе над проектом.

«Последний мой ассистент оказался отличным чуваком, он сам нашел меня в фейсбуке. Такой расслабленный мужик с бородой, бывший плотник-краснодеревщик на пенсии с инженерным мозгом. Очень помог мне с проектом «Монументы» — мы забирались в старые заброшенные храмы и пытались вписать в них чуждые им архитектурные формы. […] Если подходили местные и допытывались, чем это мы занимаемся, он своим видом сразу клал всех на лопатки: «Есть жалобы? Давайте ваши координаты, запишем». И все отваливались. […] У меня нет желания объяснять, что это современное искусство, нет желания».

Вот как выглядели объекты в проекте «Монументы». Одни были раскрашены в черный, другие — завернуты в черные мешки, третьи — снабжены дополнительными элементами черного цвета (например, воздушными шариками).

Рассказывая о «Родине», Ткаченко сравнил себя и своего помощника с бандитами: «Мы с ним были похожи на бандитов: два бородатых чувака на черном джипе с тонированными стеклами, приезжаем, поджигаем, уезжаем. Какое там искусство. Но в этом есть свой шарм».

Автор поста на Pikabu пишет, что у домов и земли наверняка были владельцы, даже если деревня была заброшена, а значит, художник разрушил чье-то прошлое. На «Православии и мире» юристы обсуждают возможность судебного преследования Ткаченко за уничтожение чужой собственности и риск вызвать стихийное бедствие.

В интервью Colta фотограф предсказал, что многие возненавидят его за проект «Родина», его будут преследовать и, возможно, ему придется уехать из России.

Чтобы делать уникальные фотопроекты, не обязательно что-то жечь. Доказано чикагским фотографом Джейсоном Питерсоном, у которого в инстаграме миллион подписчиков, хотя он постит там только черно-белые снимки городов и случайных прохожих.

Да и шикарные декорации и красивые пейзажи — вовсе не обязательное условие работы фотографа. Дженна Мартин из Монтаны провела фотосессию на складе и в торговом зале строительного гипермаркета, и вы бы даже не догадались, где сделаны кадры, если бы она не показала процесс со стороны.