Косметический ремонт. Романчук о принятии поправок в закон о приватизации

«Фундамент трещит, крыша течет, стены все в трещинах, а хозяева думают, как заменить занавески».

Фото pixabay.com

Отмена приватизационных списков не ускорит процесс приватизации госимущества. Об этом заявил исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук, комментируя принятие Палатой представителей в первом чтении поправок в закон о приватизации.

Как сообщалось, Палата представителей на заседании 14 декабря приняла в первом чтении проект закона «О внесении изменений и дополнения в закон Республики Беларусь «О приватизации государственного имущества и преобразовании государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества».

Как сообщил журналистам один из разработчиков поправок депутат Леонид Брич, «самое главное нововведение — это уменьшение срока исковой давности по признанию приватизационных сделок недействительными с десяти до трех лет».

«Так работает вся Европа. Мы считаем, что это поспособствует более эффективной корпоративной управляемости организаций с государственным участием», — отметил он. По словам депутата, общий срок исковой давности по Гражданскому кодексу на сегодня составляет три года. Также, отметил он, окончательно отменяется формирование приватизационных списков. «Планирования приватизации больше не будет. В данном законопроекте мы планируем его отменить», — сказал парламентарий.

По словам Романчука, вопрос о приватизационных списках эксперты — разработчики ежегодных документов «Национальная платформа бизнеса» обсуждают уже около 10 лет. «Наконец, это дошло до законодательной власти, и депутаты решили внести его в закон о приватизации», — отметил эксперт.

Однако, по его мнению, этот вопрос не столь однозначен. «Если есть список, значит государство берет на себя некие обязательства по расширению рыночных отношений и избавлению от активов, которыми оно по ряду причин управлять не может или не хочет. Если их нет, то это ни к чему не обязывает, не подталкивает органы госуправления. Как показывает практика последних лет, это приводит к тому, что приватизации нет или она блокируется, никто не принимает решение по приватизации и не отвечает за это», — сказал исполнительный директор.

По его мнению, главный вопрос в процессе приватизации — кто принимает решение. «Должен быть четкий порядок, а когда нет консенсуса между коммерческим интересом государства, местных органов и коммерческими организациями, то это ни к чему не приведет», — считает эксперт.

По мнению Романчука, должен быть создан специальный орган (например, Министерство по приватизации и управлению имуществом или отдельное агентство), который принимал бы однозначные решения.

Кроме того, по мнению экономиста, важен и вопрос цены, что «сегодня является отдельной проблемой и препятствием в приватизации». «Вопрос инвестиционных условий тоже обойден стороной. Не решен вопрос и по мотивации в приватизации руководства предприятия, будут ли они получать часть акций», — заметил эксперт.

«Сокращение срока исковой давности, конечно, позитив, но это тоже радикально не меняет проблему, а похоже на косметический ремонт здания, в котором фундамент трещит, крыша течет, стены все в трещинах, а хозяева думают, как заменить занавески», — считает Романчук.

На вопрос, что необходимо сделать для ускорения процессов приватизации в стране, Романчук заметил: «Я в свое время предложил целый закон о приватизации, многие положения которого до сих пор остаются актуальными. Нужно радикально сократить полномочия государства, оставив госсобственность в стратегических направлениях (инфраструктура, безопасность, стандартизация и тому подобное). А тем, кто шьет белье, ткет ткани, занимается общепитом и розничной торговлей, надо дать возможность свободно покупать госактивы. Если мы блокируем приватизацию этих сфер, то разрушаем госимущество на миллиарды долларов. Поэтому я посоветовал бы властям не заниматься реформаторским очковтирательством, а сесть с бизнес-сообществом за стол переговоров и серьезно разработать такой закон о приватизации, который бы обеспечивал создание мощного класса малого и среднего бизнеса. Он может стать основным драйвером инклюзивного экономического роста».