Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Мордобой как политический стиль

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

Отношение к политике Александра Лукашенко со стороны лидеров стран ЕС менялось на противоположное несколько раз. Зависело это отношение (ввели санкции — отменили) от интенсивности репрессий (посадил — выпустил). Но в этих отношениях для меня интересно проследить внутреннее душевное состояние Лукашенко, которое может свидетельствовать о его намерениях и потенциальных срывах в случае угрозы его власти.

Декларации о намерениях власть предержащего в Беларуси в последнее время часто публично выражает глава МИД Владимир Макей. Вот одно из последних:

«Мы четко заявляем, что мы не являемся рупором ни Вашингтона, ни Брюсселя, ни Москвы. Мы — голос Минска, мы стараемся проводить независимую внешнюю и внутреннюю политику, исходя из наших национальных интересов». (В интервью телеканалу «Настоящее время»)

Практически одновременно с этой декларацией Лукашенко представил обществу крик своей души по злободневной мировой проблеме:

«Эти проблемы Россия может решить красиво, доказав всему миру, что она великая спортивная держава, и что по отношению к ней поступили несправедливо, если спортсмены, россияне, туда поедут и «набьют морду»… Образно говоря. Выйдут и в сноуборде, и в лыжных гонках, и в биатлоне, и в шорт-треке, и в хоккее. Вот это будет самое яркое свидетельство того, что претензии к России необоснованны».

В данном эпизоде Лукашенко выступил уже не просто рупором Москвы, а ее, как говорят в народе, матюгальником.

Слабо владеющим русским языком напомню, что «мордой» называют переднюю часть головы животного. И в этом смысле «морда» — это нормальное выражение и может иметь даже ласкательный смысл, например, к собаке: «Морда ты моя любимая!» Но по отношению к людям применение слова «морда» означает процесс расчеловечивания личности, низведение его до животного, которое не стоит уважения.

Для каждого человека его личный словарный запас сформирован в уникальных обстоятельствах. У Лукашенко выражение «дать в морду» пришло в лексикон из сферы колхозных отношений, когда он мог запросто дать в морду колхознику. Такую же манеру мордобития он демонстрировал уже в президентской лексике по отношению к бандитам и оппозиции.

«У нас я столкнулся с этим еще сопливым мальчонкой-президентом. Мне докладывают: «Там остановили машину, кого-то убили, автомобиль забрали»... Я вынужден был принять радикальное решение. Собрали несколько наших групп, взяли крутые автомобили и устроили ловушки на этой трассе. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы таких уничтожили, четвертой не было. Может, это слишком. Но я не увидел другого выхода, как дать в морду. В сортире не мочили, но в морду дали».

В данном контексте люди поддержали главу государства в его отношении к бандитам: и в его действиях, и в его лексике. Но в дальнейшем это выражение у Лукашенко все больше приобретало смысл, выражающий отношение ко всем, кто чинит ему препятствия. Мордобойная риторика использовалась и в отношении руководства России:

«Нам всегда было не просто строить сотрудничество с новой Россией. Но другой нет. Эта и наша Россия. Мы готовы с ней работать. Но мы никогда ни откого не потерпим, пока я президент, чтобы нас пинали, чтобы нас толкали, чтобы нам били в морду. Этого никогда не будет, для этого вам нужно избрать другого президента».

После отказа Лукашенко ехать в Брюссель на саммит Восточного партнерства многие искали причину отказа и указывали на влияние Кремля. Может быть.

Ну, а как вам такая версия. Представляя свое нахождение в Брюсселе, Лукашенко переживал несколько сцен. Во-первых, он в ярких политических красках представлял свой первый политический визит в Европу, где услышал нелицеприятные слова:

Во время экономического форума в Кран-Монтано в 1998 году:

Французский участник: «Лукашенко, вы — диктатор. И окончите свои дни как все диктаторы...»

Лукашенко сорвал с себя наушники и выбежал из зала. А в Минске заявил: «Я понимаю, что это не демократия, а зверинец... зверинец — лучше не скажешь. Тут же вокруг президента и под ногами у президента толчется много людей. Если президента приглашают в зверинец, ему люди, которые готовят эту поездку в зверинец, должны все об этих зверях рассказать, дать информацию об этом зверинце».

И еще, обсуждая сам с собой возможность поездки в Брюссель, Лукашенко, наверное, вспоминал про политический «мордобой», который он устроил политикам Польши в 2007 году. Тогда Лукашенко заявил по поводу запрета на въезд польских политиков в Беларусь по частному приглашению на празднование Дня войска польского. На границе в Беларусь не пустили вице-спикера сената Польши Кшиштофа Путру, зама руководителя канцелярии сената Ромуальда Ланчковского, руководителя парламентской группы «Солидарные с Беларусью» Роберта Тышкевича, лидера «Гражданской платформы» Дональда Туска.

«Я просто, находясь в селе, могу вам по-сельски, по-деревенски сказать: дали мы им по морде и правильно сделали. Мы страна, суверенная и независимая, и таких вояжеров мы сюда не ждали. Пригласим — приедут. Не пригласим, нечего сюда ехать, если закрыт въезд».

Так вот перед поездкой в Брюссель Лукашенко не мог не вспомнить про свое категорическое «дали мы им по морде и правильно сделали». И представление о том, что один из тех униженных политиков — Дональд Туск, который вскоре после «мордобоя на границе» стал премьер-министром Польши, а затем председателем Европейского совета — встретится с ним в коридоре или на приеме, и придется ему протягивать руку, а Туск не протянет свою руку, вот это представление публичного позора могло окончательно привести к решению не ехать в «европейский зверинец».

Накануне приглашения в Брюссель Лукашенко так оценил потенциальные перспективы отношений со странами ЕС, говоря о совместных военных учениях с РФ: «…нападать мы ни на кого не собираемся. Но если нам дадут по морде, мы ответим».

Мордобойный стиль во внешней и внутренней политике не препятствовал визитам в Минск политиков из ЕС. Они встречались с оригинальным политическим кутюрье, ручкались, отваливали ему комплименты.

Маршал польского сената Станислав Карчевски: «Для президента Лукашенко интерес Беларуси — очень важен. Это видно. Лукашенко — очень теплый человек».

Глава Европейских олимпийских комитетов Янез Кочианчич: «Уважаемый господин президент, спасибо вам за поздравления и приглашение посетить Минск. Для меня это вдвойне приятно, потому что вы один из тех лидеров, на которых держится мир».

На днях при пересечении границы на экс-кандидата в президенты, бывшего политического заключенного пограничники надели наручники. Продержали в них полчаса, сняли и отпустили. Даже мордобоем это не назовешь, так, легкая пощечина, по сравнению с тем, что в 2010-м сделали во время выборов президента с кандидатом Некляевым.

Известного в Европе поэта тогда жестоко избили на улице, а когда он оказался в больнице, его силовики голого в бессознательном состоянии стащили с койки и поволокли по полу, словно половую тряпку, и увезли в тюрьму.

Тогда ас мордобойной политики заметил: «И они еще хотели быть президентами. Тебе по морде дали, а ты вопишь на весь мир. Ты же должен терпеть. Тебе завтра 70 лет, а ты еще не научился своими мозгами шевелить».

Вот так «теплый человек», «на коротом держится мир», по-дружески подбодрил поэта и кандидата в президенты.

Недавно Владими Макей высказал прогноз: «Я думаю, что в ближайшее время факт участия президента Беларуси в тех или иных мероприятиях по линии Европейского союза будет рассматриваться как обыденная история».

Думаю, что с министром можно согласиться, что так и будет, но при нескольких условиях:

  1. лидеры ЕС признают, что они никакие не носители европейских ценностей, а политический зверинец;
  2. Дональд Туск публично извинится перед Лукашенко за попытку 10 лет назад посетить Беларусь без приглашения и признает, что ему правильно «дали в морду»;
  3. Лукашенко получит в ЕС трибуну и выступит с лекцией о ценности нового «мордобойного» стиля европейского политики и при этом ему будут устроены овации.
  4. Все главы государств ЕС признают необходимость начала переговорного процесса «Хельсинки-2» и Лукашенко изберут председателем;
  5. Страны ЕС начнут возвращать у себя смертную казнь и безпроцентно прокредитуют экономическую модель Беларуси.

Возможно, все это будет сделано европейцами «без шума, гвалта и информационной пыли» и передано по дипканалу, ну, чтобы нашему президенту не кривить «морду лица» перед своими избирателями.

А может оно уже так и сделано, и «мордоворотный стиль европейской политики» от кутюрье из Беларуси признан в ЕС и одобрен. Что ж, тогда флаг вам в руки, европейские лицемеры, или, говоря по-новомодному мордоворотному — «кулак вам в морду».

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 

 


  • Статья в стиле "Вдруг из маминой из спальни кривоногий и хромой выбегает!" Полюбуйтесь, какая пошлятина!
  • Статья в стиле: "Вдруг из маминой из спальни кривоногий и хромой выбегает!" Полюбуйтесь, люди добрые, какая пошлятина!