Анатолий Лебедько. ПРАВЫЙ ВЗГЛЯД. Высший пилотаж судебного беспредела

Анатолий ЛЕБЕДЬКО

Анатолий ЛЕБЕДЬКО

Председатель Объединенной гражданской партии. Дважды избирался в парламент. Позиционирует себя как лидер политических оптимистов.

В пятницу меня должны были судить. И это не новость. Решение суда — 50 базовых. И это также не новость. Тогда в чем, как нынче модно говорить, фишка?

Меня судили за сбор подписей за отставку министра обороны, который, и в этом я убежден, должен нести политическую и моральную ответственность за череду смертей в Печах. 

У меня были правовые основания игнорировать этот судебный процесс. Ну, во-первых, судебную повестку мне подбросили в почтовый ящик только в четверг вечером. Именно там я ее обнаружил, вернувшись из рабочей поездки.

Во-вторых, сотрудники РУВД Советского района Минска, по уже устоявшейся практике, не утруждали себя выполнением норм действующего законодательства при подготовке материалов дела. Меня не ознакомили с протоколом, не разъяснили права и обязанности, не взяли письменные объяснения. А это всё — нарушения закона! 

Но я принял решение идти в суд. Ведь это был первый процесс, так или иначе связанный с трагедиями, произошедшими в воинской части в Печах. И его особенность в том, что судили не виновных в совершении преступлений, не тех, кто несет ответственность за процветание дедовщины в армии и в стране, а человека, который имеет позицию, отличную от официальной версии случившегося.

Немного фактуры. В 14:40 вместе с коллегами-однопартийцами мы были у здания суда. К нам тут же подтянулись сотрудники Советского РУВД с камерой (они же и свидетели). После интервью журналистам телеканала «Белсат» мы прошли в здание суда Советского района. На входе у нас переписали паспортные данные, проверили вещи. За нами последовали милиционеры Шкут и Кессель. На вахте нам указали на дверь, где должно было состояться рассмотрение моего дела. Я заглянул в помещение и наткнулся на холодный взгляд женщины в судейской мантии. 

Мы встали напротив двери, свидетели Шкут и Кессель присели на скамейку поодаль. Буквально через несколько минут из зала судебного заседания вышла женщина в очках (как выяснялось позже, помощник председателя суда Анастасия Гридюшка), прошла мимо нас, подошла к сотрудникам милиции, что-то шепнула Кесселю и вместе с ним вернулась в зал. Это по меньшей мере странно, так как помощница председателя выполняла обязанности секретаря суда, которая также находилась в зале заседания. 

Похоже, наши свидетели многостаночники, подумали мы, или же судья решила проконсультировать милиционеров. В последнее время свидетели-омоновцы приходили в суд с заранее распечатанным текстом-подсказкой. Еще через несколько минут помпредсуда тем же маршрутом мимо нас увела в зал другого свидетеля — Шкута.

Потом вышла и сама судья и торопливо просеменила мимо нас.

Ожидание «честного и справедливого суда» затягивалось. Уходим с Антониной Ковалевой в поисках информации, сколько нам еще ждать. В канцелярии по административным правонарушениям пожали плечами, но пообещали все выяснить. Завканцелярией удалилась на второй этаж. 

Двери в зал заседания № 1 открылись в очередной раз, и... мы увидели удивленные лица журналистов агентства БелаПАН и радио «Рацыя», выходящих из помещения: «Так вам того... 50 базовых дали...».

Теперь уже у нас коллективное отвисание челюстей. От нашей судебной системы можно ждать чего угодно, но с таким низкопробным спектаклем я столкнулся впервые. Дальше был естественный взрыв эмоций и негодования. Разговор с председателем суда Владимиром Корновым, который, чего уж тут, лицо более чем осведомленное — без его санкции в здании по Логойскому тракту, 8 ничего не происходит. Остатки возмущения выплеснулись на страницы книги жалоб и предложений. 

Итак, что в сухом остатке? Я на 100% уверен, что данный процесс спущен сверху и тема очень неприятна для судей. Но то, как с неё попытались съехать в суде Советского района, ничего, кроме отвращения, не вызывает. 

Что дальше? Я намерен повторно идти в суд и добиваться публичного, открытого процесса. Это как минимум. Нельзя успокаиваться!

Пока мы видим, что власти тщательно зачищают казармы в Печах от пятен смерти. Но что за этой территорией? Увы, никаких перемен. Палата представителей не провела парламентские слушания, не подготовила пакет изменений в законодательство, регламентирующее военную службу. Все архитекторы существующей системы остались при своих должностях. 

Система остается прежней, а это значит, нельзя допустить, чтобы милиционеры, судьи, и прочие заставили нас замолчать и заразиться вирусом страха! 

Продолжение следует.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 


  • Твоё место не у двери, а у параши. За ту свинью которую ты подложил Белорусскому народу, тебя вообще надо расстрелять.
  • Комментарий удалён.
  • А чё там с подслушивающим устройством то ли в хлебнице, то ли в вазе, то ли в пепельнице, которое Лебедько обнаружил отважно вечером?