Семь лет спустя. Что изменилось в Беларуси после Площади-2010?

Через семь лет после разгрома протеста 19 декабря 2010 года суть политического режима все та же, но теперь ему приходится играть тоньше…

Семь лет назад в это время оппоненты Александра Лукашенко только готовились вывести на столичную площадь Независимости своих сторонников, чтобы протестовать против подтасованных (в чем оппозиция была уверена априори) выборов. Никто не знал, чем все закончится. А может, кто-то знал и направлял игроков в фатальное русло?

Оставим конспирологам гадать, вели белорусские силовики некую собственную коварную игру, соблазняя президента рубануть сплеча, или, наоборот, тупо выполняли приказ, приложила ли Москва руку к событиям 19 декабря 2010 года в Минске.

Факт то, что разгром манифестации, массовые аресты и суровые суды с большими сроками — вся эта катавасия сильно ударила как по оппозиции и гражданскому обществу, так и по самому Лукашенко.

Минск капитально испортил отношения с Западом, которые только-только налаживались, заработал санкции, попал в еще большую зависимость от Кремля.

Пришлось с нуля по крохам отстраивать новую разрядку в отношениях с Европой и США (досрочное освобождение политзаключенных, особая позиция по Украине, миротворческие инициативы).

 

Каким ты был, таким остался?

Среди оппонентов режима популярна метафизическая точка зрения: мол, время в Беларуси застыло, ничего не меняется и не изменится по крайней мере до тех пор, пока правит Лукашенко.

И приводят в подтверждение, например, подавление «дармоедских» протестов минувшей весной. Спасая стабильность в своем понимании, большие начальники наплевали-де на мнение Запада и стали снова винтить да сажать за решетку оппозицию, активистов, «нечестных журналюг».

Да, суть режима не изменилась: сохранение власти в нынешних руках — сверхзадача, в критических ситуациях с «пятой колонной» не цацкаются. И когда официальный лидер на торжественном собрании в госбезопасности говорит, что «за прошлое наших спецслужб, чекистов стыдиться незачем» (косвенно оправдывая сталинщину, расстрелы «врагов народа» в Куропатах и других местах), то с моралью этой власти все ясно.

Но все же, если без негодующего пафоса сравнивать подавление протестов в 2010-м и 2017-м, то очевидно: репрессии против тех, кто разогревал протесты «дармоедов», оказались значительно мягче: штрафы, административные аресты до 15 суток. «Дело патриотов» в итоге было свернуто, чтобы не плодить новых политзаключенных. А белорусская дипломатия кулуарно поработала с западными визави в духе: мы больше так не будем.

Таким образом, очевидно, что Минск стал сильнее дорожить отношениями с Европой, Штатами — и, соответственно, тщательнее дозировать репрессии, укорачивать их цикл.

Тому есть несколько причин: Москва стала скупее и опаснее (после Крыма), обострилась нужда в передовых технологиях, кредитах, инвестициях, диверсификации внешней торговли и т.д.

Наконец, большие начальники хоть и разгромили НИСЭПИ, но наверняка и по своим закрытым опросам видят, и просто нутром чуют: у массы белорусов нет прежнего пиетета перед властью, преклонения перед «батькой», поэтому лучше народ лишний раз не злить. В частности, декрет № 3, спровоцировавший «тунеядские» волнения, в своем изначальном виде похоронен.

Власти не хотят, чтобы бывший политзаключенный Николай Статкевич, который фанатично пытается разбудить уличную активность, снова поймал волну, как это было в феврале, когда вместо привычных полутора сотен на его марш вышло тысячи три — и понеслась.

 

Революция — не для белорусов?

Оппозиция, к слову, осталась разрозненной, как и в 2010-м, когда на Площади было несколько командиров, но не было внятного плана. Однако за эти годы в стане оппонентов режима произошло переформатирование.

Ставку на условную революцию (этот сценарий стал очень непопулярным среди белорусов после событий 2014 года на киевском Майдане) ныне делает, пожалуй, только Статкевич с горсткой соратников по Белорусскому национальному конгрессу, у которого слабовато с сетью структур.

Другие де-факто придерживаются теории малых дел и вот сейчас участвуют в кампании местных выборов. Отметим, что мода на бойкоты/игноры электоральных кампаний (что только маргинализировало оппозицию) прошла.

При этом оппозиционный мейнстрим продолжает поклевывать объединение «Говори правду» с его стратегией мирных перемен. Мол, эти ренегаты хотят встроиться в систему, а вот мы, настоящие борцы, хотим ее изменить. Но это позиционирование выглядит чисто риторическим, пиаровским, потому что сил изменить систему нет ни у кого.

Сила есть у Лукашенко, однако те реформы, о которых твердят его противники и Европа, представляются бессменному президенту самоубийственными.

 

Система подвергается медленной эрозии

Вместе с тем, и Лукашенко очевидно чувствует, видит, понимает, что ресурс системы уже не тот. Некогда пламенный интегратор, сегодня белорусский руководитель не питает иллюзий относительно ЕАЭС и даже, было дело, грозился «оптимизировать» (читай: свернуть) участие в нем Беларуси. «Братская интеграция» окончательно выродилась в прагматичное, упорное выбивание субсидий, уступок у Москвы.

После Крыма отношения между союзниками вообще стали суше и напряженнее. Белорусские власти начали осторожную белорусизацию, пытаются, хотя и неуклюже, ограничить пропагандистское влияние Москвы на здешнюю аудиторию.

Вопреки своей органической нелюбви к частнику, Лукашенко подписывает бумаги о раскрепощении бизнеса и даже взял курс на создание IT-страны. Формально улучшен бизнес-климат, однако битые предприниматели и осторожные инвесторы кивают на то, что правового государства у нас нет и очередное раскулачивание может грянуть в любой момент.

Да, замашки у белорусских властей старые, но их сегодня приходится придерживать. Это касается и экономики, и финансов (все-таки монетарную политику ужесточили, инфляцию сбили), и внутренней, и внешней политики.

На парламентских выборах прошлого года Лукашенко рискнул нарушить стерильность Палаты представителей — в нее попали инакомыслящие Анна Канопацкая и Елена Анисим. Оппозиция не исключает, что на выборах 18 февраля 2018 года ей отжалеют десятка три мандатов в местных Советах (да, не самых важных Советах и не самым важным фигурам, но все же Минску будет что предъявить гнилой Европе).

Есть намеки, что следующие парламентские выборы могут пройти по смешанной системе. Власти активизировали создание гонго (лояльных организаций гражданского общества), дискуссионных площадок под своим патронажем, на которые дозированно пускают оппонентов. То есть налицо элементы усложнения внутриполитической игры.

Постепенные сдвиги происходят и в обществе, и в правящей прослойке. Символом системных либералов стал бывший помощник президента, ныне посол в Китае Кирилл Рудый. Он произносит речи и пишет книжки о необходимости реформ. И его не выгоняют с треском, а даже немного слушают.

Есть основания предполагать, что в вертикали есть и другие люди с подобным складом мышления (без совково-колхозных пережитков), просто они пока предпочитают помалкивать.

Система, созданная Лукашенко, имеет пока запас прочности, но подвергается постепенной эрозии. И сам архитектор режима, давая (в основном под давлением обстоятельств) согласие на отдельные перемены, воленс-ноленс способствует этой эрозии.

 

 


  • Изменилось то, что в псевдооппозицию почти никто больше не верит, а ваш сын, спадар Класковский, показал себя глупым и слабым человеком.
  • (Подавляя зевоту) А ещё следили за новостями, чтобы не пропустить, что АГЛ таки сел за круглый стол а поговорить с Середичем, и, озабоченный судьбами Синеокой, подписал почётную свою капитуляцию. А среди титулов Некляева некоторое время было "лидер создаваемого движения "За государственность и независимость Беларуси", но потом его чота перестали так именовать, что очевидно показывает актуальность сей проблематики для населения Беларуси (в этом месте можно опять о происках русскомирных СМИ). Впрочем, это также может быть показатель привлекательности фигуры Некляева в качестве лидера каких-либо движений, хоть политических, хоть за ремонт крыльца в подъезде своего дома.
  • Самые практичные авторы пишут ни о чем . Просто берешь буквы пригоршнями и набрасываешь на вентилятор - он их в нужные слова складывает . Аналитики в статьях нет , до аналитики дорасти надо ...А вот набрасывать на вентилятор при хорошей оплате - самое то . Рынок..., как говаривал один автор . Главное , чтобы идеологическая направленность соответствовала .
  • Спасибо .
  • А вот с чувством юмора у вас того :) Спасибо.
  • И за семь лет — две девальвации, которые эти зарплаты опускали на днище.
  • И за семь лет — две девальвации, которые эти зарплаты опускали на днище.
  • А вот с чувством юмора у вас того :) Спасибо.
  • У эстонцев зарплата 1200 евриков, у белорусов - 400. Вот и думайте своей головой.
  • Ну и чего Вы еще не там . Кстати , Вам про Литву, где от сытой жизни удрала за бугор 1 \ 3 населения страны , про такую же Латвию , про горемычную совсем Украину , а Вы в ответ про Эстонию . Эстония , кстати , в отличие от Литвы и Латвии , сохранила экономические связи с Россией . Да и сама зарплата в отрыве от цен ни о чем не говорит . Для сравнения , только по топливу - средняя цена автомобильного топлива в Эстонии = 1, 25 евро , т.е в 2 раза больше чем у нас . кубометр газа = 0,5 евро и далее по списку . До 2011 года белорусы жили не хуже Потом стало больше незалежности и меньше денег . Это такой новый закон экономический ...А еще Эстония ЕЖЕГОДНО получает от ЕС субсидии в размере 4 , 4 млрд. евро . Неплохо ? Кстати , Эстония , Латвия и Литва 18 декабря неожиданно поддержали проект строительства российского газопровода " Северный поток - 2 " , а раньше были категорически против . С чего бы это ? Что за разворот ?
  • Ну и чего Вы еще не там . Кстати , Вам про Литву, где от сытой жизни удрала за бугор 1 \ 3 населения страны , про такую же Латвию , про горемычную совсем Украину , а Вы в ответ про Эстонию . Эстония , кстати , в отличие от Литвы и Латвии , сохранила экономические связи с Россией . Да и сама зарплата в отрыве от цен ни о чем не говорит . Для сравнения , только по топливу - средняя цена автомобильного топлива в Эстонии = 1, 25 евро , т.е в 2 раза больше чем у нас . кубометр газа = 0,5 евро и далее по списку . До 2011 года белорусы жили не хуже Потом стало больше незалежности и меньше денег . Это такой новый закон экономический ...А еще Эстония ЕЖЕГОДНО получает от ЕС субсидии в размере 4 , 4 млрд. евро . Неплохо ? Кстати , Эстония , Латвия и Литва 18 декабря неожиданно поддержали проект строительства российского газопровода " Северный поток - 2 " , а раньше были категорически против . С чего бы это ? Что за разворот ?
  • "До 2011 года белорусы жили не хуже Потом стало больше незалежности и меньше денег". Вот с этого места давайте поподробнее. Ну-ка, вспомните, отчего у белорусов в 2011-м стало меньше денег. От незалежности или от двух девальваций, устроенных бездарным правительством?