Александр Перепечко. СТРАТЕГИИ. Восточная Европа-2. Что могут миротворцы?

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Окончил аспирантуру Белорусского государственного университета и докторантуру Вашингтонского университета (Сиэтл, США). Доктор философии по специальности «Экономическая, социальная и политическая география». Участник международных научно-аналитических программ в Беларуси, России, США и Франции. Эксперт по ГИС, статистическим моделям и Восточной Европе. Консультант по геополитике, геостратегии и элитам в проекте www.geostrategy.info.

В эти дни дискуссируется тема отправки Беларусью около 300 военнослужащих в составе миротворческой миссии ООН (голубые каски) в Украину. Среди исследователей стратегии (всякая стратегия географична, поэтому термины «геостратегия» и «стратегия» можно считать эквивалентными) существует мнение, что роль такого рода миссий в разрешении локальных войн по меньшей мере неопределенна. Кроме того, связанные с голубыми касками проблемы редко освещаются в печати и мало известны читателю.

Хотелось бы высказать несколько размышлений стратегического характера, которые могут быть интересны руководству любой страны, предоставляющей своих военных в состав такого рода миссий. В США эти соображения разделяют сторонники школы стратегии Эдварда Люттвака.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Но сначала проанализируем геополитический контекст в Восточной Европе-2, поскольку именно геополитика во многом и определяет актуальность (либо отсутствие таковой) миротворческой миссии ООН в Украине.

Итак, что происходит в этой части мира?

В Восточной Европе-2 (Беларусь, Украина, Молдова и, как теперь считают многие, Грузия) (рис. 1) Украина меняет свою цивилизационную идентификацию, военно-политическую лояльность и экономическую систему. Российская Федерация (РФ) отвечает геополитической доктриной «русского мира». Русский мир является, по сути, нео-евразийской формой ирредентизма (от итал. irredento — неосвобождённый) — политики по объединению русских и «тяготеющих к русским» народов в единое великорусское государство. В странах Восточной Европы-2 этнические русские составляют значительные, часто проживающие компактно меньшинства. Эти меньшинства хорошо организованы и обладают большим влиянием в политике, армии, культуре и экономике.

Русский ирредентизм не намного отличается, скажем, от немецкого — бесславно канувшего в лету — ирредентизма (Deutschtum немецкая идентичность, немецкий менталитет). О немецком ирредентизме в свое время много писал Карл Хаусхофер, один из отцов германской геополитической школы. Хаусхофер не состоял в НСРПГ. Но Адольф Гитлер и нацисты использовали геополитические наработки ученого в геостратегической практике (Drang nach Osten, этнические чистки, холокост, массовые убийства, избиения и изнасилования гражданского населения и др.). В период военных и экономических успехов Третьего рейха для немалого числа живших на его территории ненемцев получение германского гражданства было желанным...

Коллективное поражение немцев как нации привело к тому, что по окончанию Второй мировой войны целые группы населения вернулись к старым идентичностям или были вынуждены отказаться от немецких этнических корней. Так, всего лишь одной тысяче немцев Восточной Пруссии, аннексированной в 1945 г. СССР, переименованной в Калининградскую область и переданной Российской СФСР (рис. 1), удалось избежать насильственного переселения в Восточную Германию благодаря ходатайству русских родственников. Эти немцы были вынуждены отказаться от своего немецкого происхождения, взять русские имена и фамилии и жить инкогнито многие годы.

Коллективная победа народов СССР дала возможность Иосифу Сталину и КПСС бесцеремонно применить к Калининградской области геостратегию, сходную с той, которую применяли Гитлер и НСРПГ — этнические чистки, массовые репрессии и убийства, избиения и изнасилования мирного населения, депортация немцев и насильственное заселение русскими захваченной территории. В победившем СССР немало граждан разных национальностей желали стать и становились русскими, которые были доминирующей нацией в казалось бы вечной военной империи...

Созданные в 1948 г. миротворческие силы ООН находились в тени двух сверхдержав вплоть до окончания холодной войны.

Если США и СССР договаривались об урегулировании локальных конфликтов, то обычно делали это через Совет безопасности ООН, который автоматически проштамповывал такие двусторонние договоренности. В некоторых случаях в районы конфликтов направлялись военные подразделения под флагом ООН. Миротворцы выполняли три главные задачи: 1) наблюдали за линиями разграничения, установленными для прекращения огня или перемирия, 2) следили за передвижением войск и вооружений, если на таковые были введены ограничения в соглашениях, 3) по возможности перехватывали лазутчиков третьей стороны, если таковая существовала и имела свои интересы в районе конфликта...

С поражением СССР в холодной войне, казалось, начинается новая эра, когда голубые каски ООН станут ключевым инструментом в прекращении военных конфликтов, установления и поддержания мира.

Однако в победивших Соединенных Штатах явно переоценили способность и потенциал ООН и ее миротворческих сил в достижении этой благородной цели. В 1992 г. я уже жил в США и наблюдал эйфорию американских элит: «конец истории» как-никак!

При неолиберальной администрации Билла Клинтона был фактически нарушен деликатный баланс между дипломатами и профессиональными военными (доктрина Вайнбергера-Поуэлла), и единственная сверхдержава на много лет осталась без большой стратегии (grand strategy).

К слову сказать, сегодня Дональд Трамп и его команда пытаются восстановить этот баланс, а также подтолкнуть ООН к реформам. 18 декабря 2017 г. президент Соединенных Штатов огласил стратегию национальной безопасности США.

Но 25 лет тому назад посчитали, что поскольку реальной угрозы территории США больше нет, то конфликты на международной арене можно решать преимущественно дипломатическим путем. Призрачный мультилатерализм был объявлен основным принципом, на основе которого следует принимать неотложные решения о целесообразности военного вмешательства, а также о времени, месте и характере такого вмешательства с целью обуздания агрессоров и преступников.

Иными словами, в те времена политики стали игнорировать или забывать известную аксиому Люттвака: «Стратегия сильнее политики». Позднее Люттвак добавит: «А политика сильнее торговли».

По Люттваку, борьба противостоящих сил порождает парадоксальную логику стратегии, в корне противоречащую линейной логике здравого смысла повседневной жизни. В стратегии противоречия имеют всеобъемлющий характер. Например, плохие дороги хороши, поскольку их использование является неожиданным. Или ещё: победы становятся поражениями из-за перенапряжения сил победителя.

Последнее прямо относится к распаду СССР, предсказанному и сформулированному еще в начале 1960-х гг. блестящим французским теоретиком стратегии Раймоном Ароном: «Хищник в прыжке теряет разбег».

Советская империя сократилась до РФ не только из-за экономического и военного перенапряжения. Древнекитайский стратег Сунь Цзы когда-то писал, что величайшим триумфом является победа без боя, одержанная исключительно путем воздействия на ум противника. Китаец считал, что в идеальном случае враг даже не понимает, что потерпел поражение до тех пор, пока уже слишком поздно что-либо предпринимать.

Целью стратегии, как известно, является подчинение противника своей воле. И в 1990-е гг. Западу во главе с США почти удалось добиться этого в отношении РФ...

Рис. 1. Восточная Европа-2: «рубежи» русского мира или театр военных действий (ТВД)? (Источник: карта составлена автором на основании liveuamap.com и других открытых ресурсов) Примечание: разные источники приводят разные данные о российских войсках

Но вернемся к рис. 1. Теоретики и пропагандисты русского мира, а также ряд политиков будут утверждать, что Транснистрия, Абхазия, Южная Осетия, Крым, Донецкая и Луганская «народные республики», да и Беларусь — это рубежи (frontiers) русского мира, «гравитирующие» к «ядру» русской цивилизации и государству Российская Федерация.

У стратегов интерпретация иная. Для стратега Восточная Европа-2 — это, по сути дела, театр военных действий (ТВД) между НАТО и Россией. Что такое ТВД?

Силы и передвижения ведущих боевые действия противников в ТВД (сокращенно «военный театр» или просто «театр») лучше всего наблюдать со спутника: это большое пространство, имеющие определенные границы и обладающее некой целостностью и некоторой независимостью.

Один из отцов стратегии Карл фон Клаузевиц отмечал, что события, происходящие в других точках большой войны, частью которой является данный военный театр, лишь косвенно влияют на ситуацию в нем. На уровне стратегии военного театра важна вся география боевых действий: глубина территории проникновения воюющих сторон, протяженность фронтов и препятствия на земной поверхности, по которым эти фронты проходят, транспортная инфраструктура, различные аспекты доступа и транзита и т.п.

Практика показывает, что успех многочисленных боев и судьба всей кампании в ТВД находится в критической зависимости от снабжения. Т.е., боевая мощь всех подразделений на уровне всего театра не может, в конечном итоге, превосходить ту, которая определяется снабжением.

На уровне военного театра Восточная Европа-2 стратег видит вялотекущие («замороженные») конфликты. В них участвуют русские, абхазские, осетинские сепаратисты. В эти малые войны вовлечены российские, украинские, грузинские, молдавские регулярные военные подразделения. Потоки оружия, логистической поддержки и разведывательной информации постоянно подпитывают эти конфликты. Здесь немало военных и советников из стран НАТО, международных наблюдателей и представителей международных гуманитарных организаций.

Но ключевую роль на территориях военных конфликтов по периферии ТВД Восточная Европа-2, которые контролируются боевиками и «администрациями» сепаратистов, играют российские военные и российские службы безопасности — часто под флагом ООН.

На рис. 1 приведены данные численности российских военного персонала на фактически оккупированных территориях Восточной Европы-2.

То, что для теоретика русской геополитики выглядит как рубежи русского мира, стратегом оценивается как выдвинутые вперед военные плацдармы РФ. Транснистрия, Абхазия, Южная Осетия, Крым, Донецкая и Луганская «народные республики» и, потенциально, член Союзного государства и ОДКБ Беларусь используются РФ для дальнейшей экспансии и установления господства над странами Восточной Европы-2.

Для создания этих плацдармов РФ широко использует византийский «oперационный код». Он детально проанализирован Люттваком и состоит из семи пунктов.

1) Избегай войны всеми возможными способами при любых обстоятельствах. Но при этом всегда действуй так, как будто она может начаться в любое время. 2) Собирай разведывательную информацию о противнике и изучай склад его ума. Постоянно следи за передвижениями противника. 3) Веди военную кампанию решительно, используя и наступление, и оборону. При этом атакуй в основном малыми подразделениями. Уделяй особое внимание патрулированию, налетам и перестрелкам. Избегай атаковать противника большими силами. 4) Вместо боев на истощение используй манёвр. 5) Чтобы выиграть войну, старайся завербовать союзников. Это поможет изменить общий баланс сил. 6) Диверсия — наилучший метод к достижению победы. При этом важно использовать религиозный (и иной) фанатизм и подкуп. 7) Когда дипломатии и диверсий недостаточно и пора начинать войну, используй такие оперативные методы и тактику, которые дадут возможность переиграть врага там, где он сильнее всего, и воспользоваться его слабостями...

Рис. 2. Средняя и Восточная Европа: A2AD системы НАТО и России. (Источник: карта составлена автором на основании открытых ресурсов Центра стратегических международных исследований, Вашингтон, США).

После аннексии Крыма в 2014 г. к выдвинутым вперед военным плацдармам и византийскому oперационному коду добавилась, а вернее стала очевидной, еще одна геостратегия РФ. Это возросшие российские возможности, связанные с «зоной запрета и отказа» (anti-access area denial, сокращенно A2AD), протянувшейся от Арктики до Сирии.

Цель A2AD — не допустить силы противника в определенный регион или, по крайней мере, затруднить свободу маневрирования в нем. Силы A2AD включают в себя воздушную оборону, береговую оборону и наступательное оружие первого удара, применяемое на уровне ТВД (ракеты малой и средней дальности, крылатые ракеты и другое высокоточное оружие).

Кратко рассмотрим A2AD системы в Восточной Европе-2 (рис. 2). По мнению специалистов из Центра стратегических международных исследований в Вашингтоне, эти российские A2AD системы дислоцированы так, чтобы получить максимальное стратегическое преимущество в Восточной Европе-2 и на восточном фланге НАТО.

Мы не будем касаться ударных сил ОВМС НАТО и ограничимся только противовоздушными и наземными компонентами A2AD. В противовоздушной обороне НАТО большая роль отводится истребительной авиации. На рис. 2 этот фактор также не отражен.

Не будем рассматривать и не имеющие постоянной дислокации российские высокомобильные противовоздушные ракетные системы земля-воздух Buk, входящие в состав сухопутных войск, и дислоцированные в Калининградской области противокорабельные ракеты Oniks. Они не нанесены на карту.

Еще до агрессии против Украины РФ сконцентрировала в Калининградской области перекрывающие друг друга A2AD системы противовоздушной (ракеты S-300 и S-400) и береговой (ракеты Bastion-P (SS-N-26)) обороны и наступательные ракеты наземного развертывания (Iskander-M SRBM).

Перекрываясь через страны Балтии и Беларусь с Калининградским кластером ракет, вдоль всей западной границы РФ размещены системы Iskander-M SRBM, S-400 и S-300. Примерно между Воронежской областью РФ и Луганской областью Украины этот частокол из российских ракет перекрывается с Кавказским кластером ракет (противовоздушные S-400 и наземные Iskander-M SRBM), который, в свою очередь, перекрывается с кластерном ракет в Крыму (S-300 и S-400), развернутыми на полуострове после его аннексии (рис. 2).

Глядя на этот частокол из российских ракет, на ум приходят линии пограничных укреплений древнего Рима периода упадка. Их называли limes, что в переводе с латинского означает «пределы». В начале II века нашей эры длина одной из таких линий составляла около 5 тыс. км, и тянулась она от Атлантического океана до Черного моря. Но, как известно, эти укрепления не спасли Римскую империю...

Какие А2AD системы есть у НАТО в Европе?

У НАТО в Европе есть два кластера А2AD систем. В основу их размещения положена стратегия контроля над морями и проливами американского адмирала Альфреда Мэхэна. Костяк каждого из двух кластеров составляет противовоздушная оборона морского базирования.

На севере это боевые корабли НАТО в Северном и Балтийском морях. Противовоздушная оборона морского базирования в этих водах дополнена дислоцированными на севере Германии системами Patriot для противовоздушной обороны и защиты от баллистических ракет. Аналогичные системы Patriot размещены к юго-западу от Мангейма (Германия) и на юго-востоке Нидерландов.

Такая дислокация А2AD систем северного кластера позволяет надежно прикрыть жизненно важные морские порты и аэродромы в Бельгии, Нидерландах, Люксембурге, Германии, Дании и заслонить Великобританию и Францию от всего, что может прилететь с восточного направления.

Также А2AD системы НАТО в Балтийском море прикрывают, в определенной мере, ряд морских портов и аэродромов на севере Польши и в западных и центральных районах Литвы и Латвии. Но здесь А2AD системы НАТО будут менее эффективны, поскольку конкурируют с А2AD системами РФ, размещенными под Калининградом, Санкт-Петербургом и Псковом.

Аналогично северному кластеру, А2AD системы НАТО на юге Европы опираются на противовоздушную оборону кораблей в Черном и Средиземном морях. Кроме того, системы Patriot (PAC-3) для противовоздушной обороны и защиты от баллистических ракет дислоцированы на восточном побережье континентальной части Греции и на принадлежащем этой стране острове Крит.

Таким образом, А2AD системы южного кластера надежно прикрывают ключевые морские порты и аэропорты в восточных частях Румынии и Болгарии, в Греции и в западных регионах Турции и одновременно контролируют стратегически важные проливы Босфор и Дарданеллы и подходы к ним.

Итак, в какой геополитической среде придется работать белорусским военным в составе миротворческой миссии ООН в Украине?

1) Прежде всего подчеркнем, что противовоздушные и противоракетные А2AD системы НАТО нигде не перекрывают пространство РФ.

2) А вот российские A2AD «заходят» в пространства восьми стран НАТО: Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Румынии (крайний восток) и Турции (крайние север и северо-восток, а также южно-центральная часть). Добавим еще Норвегию (крайний север) и Германию (крайний северо-восток).

3) С точки зрения географического положения локальных конфликтов и взаиморасположения А2AD России и А2AD НАТО в отношении Восточной Европы-2 этот обширный макрорегион превратился в специфический ТВД. На его прирубежных — «более русских» (а также «абхазских» и «осетинских») территориях — число локальных конфликтов и малых войн со временем увеличивается, эти конфликты «замораживаются», а противоречия враждующих сторон не снимаются. На эти территории введены войска и силы безопасности РФ (в ряде случаев — под флагом ООН), и они отсюда вряд ли уйдут.

4) Очевидна корреляция между территориями в зоне российских A2AD и пространствами локальных конфликтов в Восточной Европе-2. Эти конфликты находятся как бы «под зонтиками» противовоздушных и наземных А2AD систем РФ.

5) Российские А2AD системы с севера, востока и юга плотно охватывают Восточную Европу-2 и на большую глубину заходят в пространства Беларуси, Украины и Молдовы. В связи с этим в почти безнадежном положении оказалась белорусская армия. Фактически она способна воевать только на стороне РФ и вместе с российской армией. В случае военного конфликта между РФ и НАТО по расположенным на территории Беларуси российским военным объектам могут быть нанесены удары.

6) Если РФ удастся получить военную базу в Беларуси и разместить, скажем, ракеты S-400 на юго-западе республики, то Восточная Европа-2 окажется полностью окруженной российскими A2AD системами. Станет проблематичным использование аэропортов в Кракове и Львове для переброски снаряжения, а возможно и войск НАТО в Украину. В этом может возникнуть необходимость в случае эскалации существующих и/или возникновения новых локальных конфликтов в этой стране.

7) Важность доступа к аэропортам Кракова и Львове резко возросла после аннексии Крыма. Установленные на полуострове российские A2AD системы призваны блокировать свободный доступ по морю в украинские морские порты (Одесса, Николаев, Херсон) и в Молдову через устья Днестра и Дуная.

8) Осложнилось и без того тяжелое положение Грузии. Ее «запертость» с моря усилилась после размещения российских A2AD систем в Крыму. Инсирлик, ближайший аэропорт в Турции, который мог бы быть использован НАТО для помощи Грузии, теперь находится в зоне досягаемости российских противовоздушных ракет S-400 в Латакии и ракет Iskander-M SRBM на авиабазе Хамаймим в Сирии.

9) Стратегическая ситуация на восточном фланге НАТО и в странах Восточной Европы-2 может быть суммирована следующим образом. На данный момент РФ удалось дестабилизировать Восточную Европу-2 и фактически вырвать для себя свободу оперативного маневра в этих макрорегионах. Соответственно, свобода оперативного маневра НАТО на восточном фланге и в странах Восточной Европы-2 оказалась ограниченой. В случае кризиса использование американцами морских портов и аэропортов своих союзников — Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Турции — может быть затруднено. А ведь подкрепления в живой силе и технике из-за океана могут сыграть критическую роль.

Во второй части статьи, мы детально рассмотрим проблемы, которые обычно сопутствуют миротворческим миссиям ООН после окончания холодной войны, а значит, могут возникнуть и в Украине. Т.е., мы перейдем со стратегического уровня на оперативно-тактический.

Затронем и еще одну проблему. Кто, кроме голубых касок, и каким образом мог бы помочь установлению мира в Восточной Европе-2?

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

 

 


  • (Подавляя зевоту) Многабукаф единственно ради показать свою образованность. Как говорил Оскар Уайльд, оратор вместо того, чтобы исчерпать тему, исчерпал терпение слушателей. Может, проще было бы ссылку прислать на статьи этого, как его, Люттвака?
  • В офтоп: материал изложен довольно сложным, для массового издания, языком. Но, я думаю, это может быть даже хорошо, учитывая нынешний уровень комментариев. Подобный подход, кстати, когда-то использовал Глеб Павловский в "Русском Журнале". Большинство статей там писалось нарочито усложненным языком, который напрочь отбивал желание комментировать у тех, кто не понимал, "пра чиво" там сказано. И это позволяло проводить довольно интересные обсуждения между авторами и серьезно заинтересованной публикой. Т.е. прямо в интернете, практически без модерации, иногда с участием весьма высокопоставленных лиц из российской верхушки. Естественно, тогда это был не нынешний, окончательно захиревший РЖ, а издание в пору своего расцвета. Думаю, современной Беларуси тоже не помешала бы такая вот философски-дискуссионная площадка. Тем более, что мы живем в эпоху информационных войн. И любая мало-мальски серьезная общественная дискуссия, чтоб не превратиться в банальную склоку, должна иметь механизмы для предварительной фильтрации "телепузиков".
  • agnostic-fox, Ваша идея мне нравится. Я как-то даже думал предложить для этого www.geostrategy.info. Но тут вот какая проблема: сайт этот на английском языке и рассчитан на американского читателя. И здесь не только проблема английского языка В ЦЕЛОМ, хотя это тоже БОЛЬШАЯ проблема. Тут вот что: читатель "натыкается" на пару грамматических ошибок, на шероховатую стилистику и... никогда больше к такому сайту не возвращается. Т.е., репутацию сайта можно угробить несколькими публикациями не самого высокого уровня. Конкуренция за читателя здесь колоссальная! Это первое. Второе. Если использовать www.geostrategy.info, то надо писать и спорить о том, что близко англоязычному читателю. Такие, вот, проблемы.