Минск молодости нашей. Прогулка у пушкинских казарм и генеральского дома

О Минске своей юности Naviny.by рассказала юрист «Песняров» Татьяна Жданович.

В начале 70-х в столицу БССР из Вильнюса переехала семья офицера советской армии. Обычное дело — офицерские семьи годами колесили по всему Союзу. Но эта семья быстро поняла, что служить, возможно, придется и в других местах, но домом будет только Минск.

Это была семья совсем девчонки на момент Татьяны Жданович, сегодняшнего юриста Белорусского государственного ансамбля «Песняры». По Минску своего детства и юности Татьяна Жданович прогулялась вместе с корреспондентом Naviny.by.

 

Проект из Звездного городка

— В Минск мы приехали, потому что папа получил сюда назначение. Мы не имели родственников в Беларуси, но среди сослуживцев отца были белорусы, и, по его оценке, это надежные люди. Мы сразу заселились в новый дом на улице Белинского, 9. Внешне вроде неброская девятиэтажка, но потолки под три метра, полы паркетные, в кухне, ванной и санузле — кафель, а подоконники шириной почти метр.

В трехкомнатных квартирах небывалая роскошь по тем временам — умывальник в туалете, да и сама эта комната нормального размера, а не скворечник. Минская квартира была шикарнее нашего вильнюсского жилья.

Тогда же я услышала от взрослых, что проект этого дома Белорусский военный округ купил в Звездном городке, то есть в таких же квартирах жили космонавты. В Минске, можно сказать, жила сборная офицеров СССР. Когда в 1991 году стал вопрос принятия гражданства, не припомню, чтобы из нашего дома кто-то уехал, все остались здесь.

Папа служил в штабе ПВО. Он размещался там, где теперь находится войсковая часть 45017 на Белинского, 11. Забор войсковой части прямо в нашем дворе, а КПП в 70-е годы находился на улице Якуба Коласа.

Вид на войсковую часть из двора дома

Современный КПП

Зимой на стадионе воинской части всегда заливали каток. И дети из нашего и соседнего дома лезли через забор, чтобы попасть на него. Для нашего удобства и безопасности родители оформили всем пропуска в часть. Несколько раз мы, конечно, прошли с важным видом через КПП, а потом все-таки предпочли кратчайший путь — через забор.

Здесь был «детский» КПП

 

Пушкинские казармы

Татьяна родилась в Вильнюсе и успела пожить там в «осознанном детстве».

Сейчас иногда читаю, что пишут об отношении литовцев к русским, и удивляюсь. Во всяком случае я никакого негатива в детстве не почувствовала. Во дворе играла в том числе с литовскими детьми, на танцы ходила в Дом пионеров возле горы Гедеминаса тоже вместе с местными детьми. Как-то сам собой выучился литовский язык, и я легко общалась со сверстниками.

Вильнюс мне казался таким старым добрым городом. Башня Гедеминаса, Кафедральный собор, университет, Острая Брама — все это дышало историей, и даже если в силу малолетства я ее не знала, то детская фантазия непременно что-то сочиняла.

А Минск показался таким новым городом с большими домами, широким проспектом. Как ребенок военнослужащего я была освобождена от изучения белорусского языка. Тогда, в связи с частыми переездами военнослужащих по всему СССР, дети военных не изучали национальный язык. Теперь считаю, что это было абсолютно неправильно и неразумно. А мне было интересно, поэтому на уроках мовы я училась для себя, а не для оценки. Теперь рада, что понимаю мову и с удовольствием читаю белорусскую литературу.

Уже позже я стала задумываться, а почему мы изучали какую-то слишком общую историю БССР? Какое-то абстрактное «восстановление народного хозяйства после войны». Почему у нас не было хотя бы факультатива, на котором рассказывали бы историю города, в котором мы живем, тех же пушкинских казарм, которые через дорогу от школы?

Пушкинские казармы

Пушкинский поселок появился на карте Минска в 1937 году и располагался в границах нынешних улиц Сурганова, Коласа, Калинина и Черного. Тогда это была окраина Минска. Здесь было немало деревянных и несколько многоквартирных кирпичных домов. Здесь же построили казармы и другие помещения для военного городка артиллеристов. Казармы, разумеется, тоже называли пушкинскими.

В годы войны в этих казармах разметили филиал немецкого лагеря для советских военнопленных Шталаг-352, основное место дислокации которого было в Масюковщине. В пушкинских казармах был и лазарет для военнопленных. А в доме офицерского состава (ДОС), который находился за территорией городка, поселилась администрация лагеря.

ДОС, точно такие дома сохранились и в районе автозавода

В 1943 году филиал лагеря ликвидировали и разместили на его территории, по некоторым данным, часть СС.

— О казармах слышала разговоры взрослых. Папины сослуживцы говорили о том, что казармы построили в конце 30-х годов. Для меня это было удивительно, потому что в школе как-то проходила красной нитью мысль, что после войны город был одной большой руиной. Да, разрушения были страшные. Но сколько интересных зданий было в городе еще с дореволюционного времени, тех же 20-30-х годов? А сколько их, пусть и в восстановленном виде, дошло до наших дней — это почему-то не было популярной темой.

Так вот о казармах взрослые говорили, что в годы войны там был лагерь советских военнопленных. Там же они и умирали. Известно, что на территории части есть братская могила советских солдат. За территорией есть памятник.

— Вообще, в нашем районе — бывшем Комаровском болоте — много мест, связанных с трагическими военными событиями. По горячим следам многие вещи замалчивались, а теперь уже и не у кого спросить.

Тот же генеральский дом на проспекте Независимости. Сколько я о нем читала! И все время разная информация. Точно известно, что он довоенный, а дальше сведения расходятся. В одних источниках пишут, что в конце 30-х туда заселился генералитет, а в других, что дом был не достроен, и в нем тоже размещались советские военнопленные.

В этом доме жили друзья родителей, и мы всей семьей ходили в гости. Лестницы, двойные двери в квартиры, комнаты с несколькими окнами — всё это меня впечатляло. Подружки тоже жили в этом доме, и иногда в классики и резинки играла в их дворе. Он, к слову, был очень уютным, таким, как будто с другой стороны дома нет проспекта.

Кроме гастронома и почты в этом доме был книжный магазин «Дружба», в котором продавались книги на всех языках стран Варшавского договора. Я очень любила их рассматривать, потому что полиграфия была интереснее и ярче, чем в наших книгах.

В помещении бывшего книжного магазина теперь разместился центр печати

Да, еще были сквозные подъезды, как и в нашем доме. Мне тогда было немного обидно, что только дом на проспекте называют генеральским, но ведь в нашем тоже жило много генералов и несколько Героев Советского Союза! Вообще зимой в нашем дворе мужчины ходили исключительно в каракулевых папахах, то есть ниже майора в нашем доме не было жильцов.

 

Вместо мороженого — «Супер-8»

Парк имени Челюскинцев был создан в начале 1930-х годов на месте Комаровского леса. В 1952 году в парке Челюскинцев был открыт один из минских деревянных кинотеатров — «Радуга». В начале 90-х кинотеатр демонтировали.

Фото TUT.by

В парк Челюскинцев Татьяну водили родители. В 1974 году здесь были установлены первые в БССР «американские горки» — «Супер-8». С появлением «Супер-8» и «Хали-гали» вся детско-подростковая компания из Таниного двора не только карманные деньги, выданные родителями, но и сэкономленные на булочках и мороженом оставляла в парке.

Аттракционов из детства Татьяны Жданович уже давно нет, их место заняли более современные.

Современные аттракционы на месте «Супер-8» и «Хали-гали»

— Сперва приходилось стоять в очереди за билетами, затем — на сами аттракционы, а так как многие брали сразу два-три билета на один аттракцион, то очередь двигалась медленно, — поделилась воспоминаниями Татьяна.

 

«Ивушка»: заграничный дефицит и «ломщики»

Между тем дом № 9 на улице Белинского в советское время был гораздо популярнее «генеральского» на проспекте. В доме Татьяны в то время был магазин «Ивушка», торгующий за чеки Внешпосылторга.

— Какие страсти здесь были! Во-первых, скупщики чеков. Они же покупали их из расчета 1:2, а иногда и 1:3, — рассказывает Татьяна. — Но кроме «честных» фарцовщиков, были и откровенные мошенники или, как их называли, «ломщики». Один аферист вручал продавцу чеков куклу из денег, а второй жулик в момент совершения сделки кричал: «Милиция». Все разбегались. Обманутый человек потом никому ничего не мог доказать, да и такого рода сделки с чеками, думаю, были просто незаконны. Милиция действительно часто дежурила возле «Ивушки», и уж если забирали, то всех: и продавцов, и покупателей.

На месте «Ивушкин» теперь кафе «Ложкин»

Отцу Татьяны довелось служить в столице Танзании — Дар-эс-Саламе. Так получилось, что ее мама отправилась в далекую страну в статусе просто жены офицера. Но когда советский посол узнал, что Тамара Александровна — опытный работник торговли, ей предложили возглавить магазин при посольстве СССР. Женщина блестяще справилась с задачей, и в семье уже два человека получали зарплату в чеках Внешпосылторга.

— Я не поехала с родителями, так как было решено, что стоит продолжить учебу в минской школе. Зато уж когда родители приезжали в отпуск, нам было легко делать покупки — прямо в своем доме.

Пока родители работали в Минске, как и многие семьи, мы знали, что такое дефицит. При том, что мама работала заведующей комплексом секций в магазине «1000 мелочей».

В детстве я даже думала, что стану работником торговли. Мне так нравилось быть за прилавком, помогать продавцам. Когда в одной из маминых секций «выбрасывали» хрусталь, все продавцы соседнего гастронома были им обеспечены, а мама получала, например, упаковку венгерских маринованных овощей Globus. Советский бартер в действии!

 

В школу нельзя в сережках

— Моя школа № 88 была прямо напротив дома. И о школе сохранились теплые воспоминания.

Единственное, что донимало, это когда нас срывали среди урока, строили на линейку, и завуч проверяла, нет ли у девчонок в ушах сережек. О том, чтобы использовать минимально косметику самых естественных тонов и речи быть не могло даже в десятом классе.

Теперь в здании школы Первомайское РУВД. Мы хотели сделать фото возле березки, посаженой Татьяной, но помешала этому грозная надпись на ограде о запрете видео- и фотосъемки на территории РУВД. Хотя что тайного в сквере возле здания, так и не ясно.

— Я видела все этапы реконструкции здания и благодарна милиционерам, что они не снесли ни одного дерева, посаженного школьниками. А еще сохранили на своей территории памятники пионерам-героям Вите Хоменко и Шуре Коберу. Видно, что за памятниками ухаживают. На эти памятники ученики школы весь учебный год собирали макулатуру. Когда выносили все газеты из дома, ходили по соседним домам — домофонов тогда не было, звонили в квартиры и нам отдавали макулатуру. Когда на линейке 1 сентября состоялось открытие этих памятников, помню какое было приятное чувство, что мы причастны к большому делу.

 

Доклады в библиотеке и варьете в «Каменном цветке»

От дома Татьяны идем к бывшему кинотеатру «Партизан», теперь это Дом кино.

 

Пожарная часть находится на своем месте с момента постройки.

— В выходные наша детская компания ходила на первый сеанс мультиков, который начинался в 9 утра, — говорит Татьяна. — А родители ходили в «Партизан» на индийское кино, естественно, и меня брали с собой, выстаивали огромную очередь за билетами. Тогда мне нравилось индийское кино, теперь — нет. Видимо, слишком много смотрела в детстве. Кстати, первые игровые автоматы в Минске были установлены именно в «Партизане». Такие они были громоздкие и, как теперь кажется, примитивные, но тогда именно сюда ехали поиграть со всего города.

Фото sputnik.by

После реконструкции на фасаде появилось цветное стекло, а в 70-е оно было прозрачным и даже с улицы было видно прекрасное панно. На козырьке кинотеатра был балкон, и на него выходили покурить перед киносеансом.

Кинотеатр «Партизан» был построен в 1967 году по индивидуальному проекту архитектора Юрия Шпита. Фойе кинотеатра украшало мозаичное панно «Партизаны», созданное художниками Маем Данцигом и Борисом Непомнящим. В 2005 году после большой реконструкции открылся Дом кино, панно также было отреставрировано.

— Магазин «Турист» всегда был на этом месте, и это уж редкость для Минска: вывески меняются очень часто. Раньше помещение касс «Партизана» было обособленно от большого здания, и сколько на нем поменялось вывесок за последние годы, даже не вспомню, — говорит Татьяна. — Очень рада, что на своем месте и библиотека. У нас была и есть хорошая домашняя библиотека, но и в эту все дети с нашего двора были записаны и с удовольствием ходили. А сколько здесь было подготовлено докладов для уроков литературы, биологии, истории. Мы брали в читальном зале Большую советскую энциклопедию, еще какие-то книги и готовили доклады — интернета-то тогда не было.

Завершаем нашу прогулку возле бывшего ресторана «Каменный цветок». Это культовое место столицы 70-80-х годов также построено по проекту Юрия Шпита. Здесь было первое минское варьете, а в начале 70-х в концертной программе выступал будущий «песняр» Валерий Дайнеко, а позже — Людмила Исупова. В 80-е здесь работал к тому времени уже экс-«песняр» Леонид Тышко. И это далеко не полный список звезд эстрады.

Чтобы купить входной билет на выходной день, люди приезжали в понедельник. Сколько стоил билет, разные собеседники называли и разные цены: от полутора до пяти рублей. Думается, реальная цена — рубля три, как билет на концерт. Многие минчане ходили в «Каменный цветок» прежде всего ради культурной программы.

Изначально «Каменный цветок» был похож на круглый аквариум — стены почти на всю высоту были стеклянными. Вскоре их задрапировали тяжелым бархатом цвета бордо, и это придавало заведению еще больше респектабельности.

— Когда к родителям приезжали друзья или родственники, их обязательно приглашали в «Каменный цветок», — говорит Татьяна. — Мои родители еще в Прибалтике видели варьете, а для их друзей, особенно приезжавших из дальних гарнизонов, это было некой экзотикой, прямо таки эпизодом заграничной жизни. В середине зала была колонна, стилизованная под цветок, я думаю, что это не столько украшение, сколько опора конструкции. Кажется, в середине 90-х замуровали панорамные окна.

Ресторан закрылся в 90-е. Довольно долго, больше десяти лет здание просто пустовало. Ой, вот что осталось от цветка…

 

Теперь вместо «Каменного цветка» здесь расположился китайский ресторан-клуб «Панда».

 

Не перестану любить Минск

— В Минск я приехала ребенком, и для нашей семьи этот город стал родным. Прежде всего, благодаря людям, которые здесь живут. У родителей и у меня быстро появились друзья среди минчан, — говорит Татьяна. — Я люблю Минск за то, что здесь прошло детство, юность и молодость, здесь родились мои дети. За то, что здесь живет моя семья, мои друзья и коллеги, за то, что именно Минск дал мне возможность работать в замечательном заслуженном музыкальном коллективе и быть полезной людям. А также за то, что в этом городе растет посаженая мной березка.

Я не перестану любить Минск. Ведь любовь это самое простое и сложное чувство, то, которое по умолчанию, в болезни и здравии, в богатстве и бедности.

 

 

Фото Сергея Сацюка и автора