Неожиданные решения. За счет чего власти Беларуси улучшили имидж страны

Во внешней политике официального Минска в 2017 году были и минусы, но итоговый результатм по факту можно назвать значимым.

В уходящем году во внешней политике Беларуси обошлось без серьезных провалов, а вот значимые достижения были, считают белорусские политологи.

Как отметил в комментарии для БелаПАН директор Центра европейской трансформации (Минск) Андрей Егоров, «Беларуси удалось сохранить традиционный баланс между улучшением отношений с ЕС и сохранением нормальных отношений с восточным союзником — Россией, в том числе за счет нейтралитета по ситуации с Украиной».

К минусам во внешней политике, по его мнению, можно отнести «шпионский» скандал с Украиной.

«Он совершенно не в интересах обеих сторон, то, что он всплыл и разыгрался, подпортило двусторонние отношения. Хотя я не думаю, что в дальнейшем это как-то серьезно повлияет на белорусско-украинские отношения», — отметил Егоров.

По его словам, разгоны весенних протестов против декрета «о тунеядстве» создали некоторое напряжение, но в целом не испортили процесс нормализации отношений Беларуси с ЕС.

«Поскольку ни та, ни другая сторона не хотела новой заморозки отношений, они постарались максимально избежать конфликта по этому поводу, — сказал политолог. — Хотя осадок, я думаю остался, потому что стало понятно, что в Беларуси подобные эксцессы по-прежнему возможны и нет стабильного прогресса в улучшении ситуации с правами человека».

Денис Мельянцов. Фото TUT.by

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов обратил внимание на то, что Беларусь так и не договорилась с ЕС ни по соглашению об упрощении визового режима, ни по соглашению о приоритетах партнерства.

«Ни одно мало-мальски важное соглашение с ЕС в 2017 году не было подписано, — подчеркнул он. — А с США у нас пока не получается выйти на уровень послов в дипломатических отношениях и не получается до конца Беларуси снять санкции, которые пока остаются приостановленными. Для бизнеса, для ведения международной торговли это не очень хорошо».

Мельянцов также указал на наличие проблем в публично-политических отношениях с Украиной — похищение украинца Павла Гриба, «шпионский» скандал и «многочисленные вбросы по поводу возможных апокалиптических итогов учений «Запад-2017».

«Здесь явно можно было сработать лучше, и тут претензии к обеим сторонам, — подчеркнул аналитик. — Но в то же время все это не сказалось на практическом взаимодействии Беларуси и Украины. Оно было достаточно успешно — торговля расширялась, отношения между лидерами государств тоже на хорошем уровне, они трижды встречались».

К успехам белорусской внешней политики оба политолога относят продолжение нормализации отношений с Западом и введение безвизового режима, что в значительной степени способствовало улучшению имиджа Беларуси.

«Безвиз» — это тот фактор, который повлиял на улучшение белорусского имиджа и репутации в мире, — отметил Мельянцов. — От Беларуси таких односторонних мер не ожидали, это вообще в мировой практике редкость — когда страна в одностороннем порядке вводит безвизовый режим. Ведь официальный Минск очень ревностно относится к своему суверенитету и если предпринимает какие-то шаги, то на условиях взаимности. Тут же власти продемонстрировали, что они способны идти на достаточно неожиданные шаги».

Андрей Егоров также считает, что «существенное улучшение имиджа Беларуси произошло благодаря грамотным ходам, связанным не только с поддержанием нейтралитета в отношении конфликта между Россией и Западом, но и с демонстрацией большей открытости Беларуси».

«Введение «безвиза» и декабрьский декрет о новых информационных технологиях, о котором написали практически все ведущие мировые медиа, — это очень позитивно повлияло на имидж», — отметил политолог.

По его словам, улучшение имиджа Беларуси способствовало и лучшему восприятию мировым сообществом Александра Лукашенко.

«Хотя я бы не сказал, что он теперь стал полностью принимаемым лидером. Пока еще он не полностью ушел от того, что его воспринимают как диктатора, — добавил Егоров. — Для многих западных политиков Лукашенко все еще остается как минимум сложной фигурой, и они не хотели бы его видеть рядом с собой. Но это будет меняться».

Мельянцов в свою очередь обратил внимание на то, что словосочетание «последний диктатор Европы» в отношении Лукашенко стали употреблять гораздо реже.

«Для политической элиты Запада белорусский лидер остается авторитарным руководителем, но отношение к нему несколько улучшилось. Беларусь как страну и Лукашенко как главу этой страны стали воспринимать как более независимые (от Москвы. — БелаПАН) субъекты», — отметил аналитик.

 

 


  • У Китая по части соблюдения прав человека имедж хуже некуда, и он особенно как-то и не стремится его исправить, а вот все почему-то с ним дружить хочут...