Минск хочет вернуться в ПАСЕ только на словах

Для возвращения статуса специально приглашенного, белорусским властям необходимо ввести мораторий на смертную казнь.

Официальный Минск хотя и заинтересован в возвращении статуса специально приглашенного в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), но пока не хочет вводить даже мораторий на смертную казнь.

Фото Armel Le Coz

Спикер Палаты представителей Владимир Андрейченко заявил 20 декабря, что в развитии диалога Беларуси и ПАСЕ наметились позитивные тенденции: с января следующего года белорусская делегация сможет участвовать в обсуждении всех вопросов, рассматриваемых на заседаниях политической комиссии этой организации.

По мнению Андрейченко, теперь стоит задача воспользоваться этими возможностями для разъяснения позиций страны по принципиальным вопросам и продвижения белорусских инициатив, содействующих сохранению стабильности, безопасности и сотрудничества в мире.

Трудно сказать, насколько способны белорусские депутаты успешно справиться с такой миссией. Тем не менее, нельзя отрицать некоторых достижений на пути к главной сегодняшней цели Минска на этом направлении — обрести (точнее восстановить) для Беларуси статус специально приглашенного в ПАСЕ.

Кстати, текущий год в этом плане является дважды юбилейным: 16 сентября исполнилось 25 лет со дня получения Беларусью упомянутого статуса, а 13 января — 20 лет, как Бюро ПАСЕ страну этого статуса лишило.

С тех пор взаимоотношения складывались по-разному. Вначале они были довольно жестко ограничены, но позже в ассамблее возобладала идея способствовать трансформации режима путем втягивания его в пошаговый процесс — демократическое реформирование в обмен на постепенное снятие санкций.

В итоге на сегодня из первоначального ряда условий ПАСЕ на повестке дня остались только отмена смертной казни либо наложение на нее моратория. Остальные же, такие как свобода мнений и собраний, честные выборы, право на свободную информацию и справедливое судебное рассмотрение, как-то отошли на второй план или совсем исчезли.

Так что появившаяся в начале года информация, что председатель ПАСЕ испанец Педро Аграмунт особо выделил отношения с Беларусью, затронув при этом тему возвращения статуса специально приглашенного, большого удивления не вызвала. И кто знает, как развивались бы события, если бы в октябре депутаты ПАСЕ не принудили Аграмунта уйти в отставку из-за того, что он летал в Сирию к Башару Асаду на российском правительственном самолете.

Впрочем, идея не угасла. В конце ноября в течение пяти дней в Минске находился спецдокладчик ПАСЕ по нашей стране Андреа Ригони, который заявил, что ассамблея видит своей задачей уже не просто приближение Беларуси к ценностям Совета Европы, но и ее вхождение в эту организацию.

А 29 ноября Комитет министров СЕ принял документ, в котором говорится, что стратегической целью организации остается интеграция Беларуси на основе ценностей и принципов СЕ.

Он приветствовал повышение уровня двустороннего диалога за последние годы и отметил, что «важнейшим шагом, который позволил бы Беларуси приблизиться к этим ценностям, была бы отмена смертной казни». Поэтому СЕ призвал незамедлительно установить официальный мораторий на смертную казнь в качестве первого шага к ее отмене.

Однако белорусские депутаты не столь оптимистичны. Они считают, что торопиться в этом вопросе не стоит. Было бы, конечно, странно услышать от них иное, ведь тогда депутаты разошлись бы во мнениях с самим Александром Лукашенко, который неоднократно заявлял, что сохранение смертной казни было утверждено на референдуме (1996 года), а потому он не вправе ее отменить.

Между тем, по убеждению независимых юристов, Конституция в этой части изменений не требует, для введения моратория нет необходимости проводить референдум, вполне достаточно президентского указа.

Таким образом, проблема статуса Беларуси в ПАСЕ фактически свелась к мораторию. Хотя этот вопрос, безусловно, очень важен, все же подобное самоограничение со стороны ПАСЕ кажется не слишком правильным, отказ от других условий развитию в стране демократии не способствует.

Возможно, такое смягчение явилось следствием неловкости, испытываемой ассамблеей, когда ее обвиняют в двойных стандартах. При этом в качестве примера обычно приводят Азербайджан, где ситуация мало чем отличается от белорусской, что не мешает тому быть членом СЕ.

Однако, как представляется, более логично было бы повышать, а не снижать уровень требований. Хотя бы потому, что, как показывает опыт отношений с тем же Баку, к успеху такой подход не ведет.

Впрочем, готовности твердо отстаивать свою позицию ПАСЕ, по большому счету, до сих пор не демонстрировала.

У белорусской же стороны пока явно не наблюдается готовности к уступкам. Трудно сказать, чем это вызвано, поскольку очевидно, что введение моратория никоим образом не отразится на властных полномочиях.

Просматриваются две основные причины подобного упорства. Одна из них — категорическое нежелание режима идти на какие-либо уступки, тем более под внешним давлением.

Другая же может заключаться в том, что на самом деле большого стремления вступить в СЕ у руководства Беларуси нет, так как ощутимых материальных выгод это заведомо не принесет, а вот неприятностей практически наверняка добавит. Хотя бы в Европейском суде по правам человека.

Так что в отношениях Минска со Страсбургом ясной перспективы пока нет.

 

 


  • А что, собственно говоря, даст это членство в совете Европы Беларуси, кроме уплаты членских взносов, пусто-порожней говорильни с людьми. оставшимися за бортом европейской политики, и постоянных поучений, как нужно жить??? Пустая трата времени и средств.
  • Какой Андрейченко, он вообще ничего не решает, как и палатка, на хрен они нужны со своим колхозным менталитетом в Европе.
  • Верно сказано. И очень жаль, что этого не понимают все остальные европейские страны + входящая в организацию Турция, а также наблюдатели от Мексики, Канады и Израиля, которым тоже зачем-то понадобился этот балаган. Но они-то не понимают потому, что дураки, а мы - умные. У нас и экономика цветет, и заработки выше. Вот и ломятся к нам европейцы поработать, хорошо еще, что государство сдерживает эту миграцию, воли не дает. А то бы по-немецки говорили уже в каждом нашем колхозе.