Дмитрий ЗАЯЦ

Где Беларусь найдет три миллиарда долларов?

Нацбанк второй раз в истории пытается довести резервы до круглой цифры в 10 млрд долларов.

Будут ли белорусские банки работать с криптовалютами?

Криптографические технологии помогут банкам привлекать иностранную валюту в страну.

Сколько в Беларуси стоит индульгенция для бизнесмена?

Государство считает, что предпринимателям на «черный день» желательно иметь заначку.

Вырастут ли цены из-за проблем у госбанков?

Убытки государственных банков из-за эквайринга придется как-то компенсировать. Один из вариантов — рост цен на товары и услуги.

Станут ли белорусские вкладчики протестовать?

Процентные ставки на рынке депозитов опустились до символических.

Почему Запад держит Беларусь в худшей группе стран

Власти рассчитывают на скорый пересмотр места Беларуси в авторитетном рейтинге ОЭСР.

Белорусский бизнес не покидают девальвационные страхи

Отказ от валютных привязок в договорах негативно воспринимается деловым сообществом.

Правда или фейк: был ли банковский сговор?

Банкиры и аудиторы утверждают, что в сговоре не состоят…

Каллаур и его команда: итоги работы Нацбанка за 1000 дней

Получив тяжелое наследство, регулятор сумел повести страну в сторону нормальности…

Кредиты для населения: выдавать, нельзя запретить

Государство может, но пока не будет ставить барьеры на рынке потребительского кредитования…

Не ждали? В белорусские банки пришел МАРТ

Власти хотят получить «фотографию», которая может скомпрометировать банки…

Договорится ли Москва с Минском о калийном картеле?

У «Беларуськалия» пока все хорошо складывается и без «Уралкалия». Но желание поднять цены может вынудить обе компании действовать сообща.

Над белорусским бизнесом навис дамоклов меч госконтроля — уже есть жертвы

Законные сделки белорусских предприятий аннулируются, им начисляются новые налоги и пени.

«Мы самодостаточны». «Беларуськалию» не нужен альянс с «Уралкалием»

Доля «Беларуськалия» на мировом рынке калийных удобрений сегодня составляет порядка 20%.

Малоимущие бюджеты: в дотационных районах самые низкие зарплаты

Более половины районных бюджетов Беларуси обеспечены собственными доходами менее чем на 50%.

Прибыль белорусских предприятий рванула вверх. В чем подвох?

Оказывается, приукрасить официальную статистику помогают бухгалтерские манипуляции.

Сможет ли Беларусь «вгрызться» в рынок Евросоюза?

Выживаемость новых белорусских товаров на внешних рынках оставляет желать лучшего.

Нефтяной спор с Россией может перечеркнуть планы Беларуси

Если нефтяной кризис повторится, Беларусь неминуемо ждет стагнация.

Вещевые рынки еще рано списывать со счетов

Большинство белорусских горожан покупают одежду на рынке, свидетельствуют результаты исследования.

Сколько в Беларуси на самом деле тунеядцев?

Эксперты считают, что лица, приравненные к тунеядцам, на самом деле трудоустроены за границей.

Будет ли в Беларуси назначен конституционный референдум?

Президент Азербайджана увеличил свои полномочия с пяти до семи лет. Пойдет ли тем же путем Лукашенко?

Почему Москва не требует от Минска глубоких реформ?

Потепление политических отношений с Востоком позволяет Беларуси отказаться от выполнения требований Запада.

Зачем Беларуси рынок плохих активов?

Объемы просроченных долгов нарастают как снежный ком.

Нужен ли беби-бум белорусской экономике?

Лукашенко заявил, что Беларусь в состоянии прокормить население в 20 млн человек. Но эксперты говорят, экономическая ситуация в стране последние шесть лет не способствует тому, чтобы семьи заводили даже двух детей.

Госдолг Беларуси достиг исторического максимума

За 25 лет суверенной истории Беларуси долговая нагрузка сегодня на экономику самая высокая. По итогам первого полугодия госдолг по отношению к ВВП достиг исторического максимума. Его динамика, считают эксперты, формирует серьезные вызовы для экономического развития страны.