Павлюк БЫКОВСКИЙ

Местные выборы-2018 пройдут по классическому сценарию?

Выборы в Беларуси — это ритуал, который по нотам разыгрывает авторитарная власть.

«Белая Русь» не станет партией? Лукашенко не нужен профсоюз бюрократов

Мечтам «Белой Руси» стать партией уже много лет, но эти мечты доселе разбивались о позицию главы государства.

«Горячая осень» оппозиции откладывается до весны

При отсутствии настоящей политической сцены как-то забывается, что митинги и шествия — это инструмент политической борьбы, а не ее цель.

Митинговать без разрешения государство позволит там, где никто не ходит

Массовые акции на разрешенных площадках можно будет проводить по уведомительному принципу. В Минске таких площадок всего три, и все на отшибе.

Первый скандал. Белорусская оппозиция оживляется перед местными выборами

Создание нового движения депутатом Канопацкой привело к первому скандалу еще не начавшейся избирательной кампании.

Зачем Лукашенко заменил Ананич на Карлюкевича

Смена министра информации не приведет к заметным изменениям в медиаполитике белорусских властей, уверены эксперты.

Оппозиция планирует горячую осень, но население уже подостыло

Пока не видно предпосылок, чтобы «Марш возмущенных белорусов 2.0» оказался массовым.  

Для оппозиции местные выборы могут стать фундаментом выборов парламентских

У оппозиции мало ресурсов для участия в местных выборах, но есть резон в них ввязываться.

Электронный регистр избирателей проблему непрозрачных выборов не решит

Что может дать новация и как скоро ее ожидать?

Сколько московские каналы ни разбавляй, «русского мира» меньше не становится

Белорусское телевидение, транслируя контент российских телеканалов, активно продвигает идеологические ценности другого государства.

Можно дать лопату в зубы, но где найти работу безработным?

Лукашенко борется с нехваткой рабочих рук на рынке, где не хватает рабочих мест.

Лидерам независимых профсоюзов мстят за марши тунеядцев?

Геннадию Федыничу пока не предъявлено обвинение. Но уголовное дело возбуждено, и санкция статьи предусматривает до семи лет лишения свободы.

Дмитриев хочет сотрудничать с властью, но оппозиция его не поддерживает

 Новый план «Говори правду» уже назвали профанацией.

Оппозиционные депутаты еще только учатся готовить на парламентской кухне

Канопацкая и Анисим пока не радуют прогрессивными законодательными инициативами, но общая тональность в парламенте изменилась.

Белорусы еще недостаточно бедны, чтобы выходить на площадь

В Беларуси признаков революционной ситуации нет, а значит, и революционные формы борьбы за власть вряд ли будут эффективными.

Гражданское общество в Беларуси — вещь в себе

Имеющихся организаций третьего сектора крайне мало для такой страны, как Беларусь.

Подтвердит ли официальный Минск гипотезу Харасти?

Белорусские власти стали чуть терпимее к оппонентам, но репрессивный инструментарий по-прежнему наготове.

Статкевич предлагает «переформатировать» 3 июля. Поддержат ли его массы?

По мнению политика, белорусам нужно вернуть дату 3 июля как День освобождения от гитлеровских захватчиков.

У оппозиции некому наблюдать за местными выборами

В последние годы наблюдение на выборах выступало одним из немногих объединяющих факторов для белорусской оппозиции.

Уровень доверия к государственным медиа упал, к независимым — вырос

Изменилась общественная повестка дня, но то, как госСМИ освещают волнующие страну проблемы, потребителей информации не удовлетворяет.

Политическую систему Лукашенко реформирует так, чтобы ничего не менять

В политических и околополитических кругах у ряда персон есть вера в намерение властей перейти в ближайшей перспективе на выборы по партийным спискам.

Борьба с декретом «о тунеядцах» может стать стержнем местных выборов-2018

Оппозиция вновь попробует сыграть на недовольстве населения.

Лезть на рожон или не выходить за флажки? Оппозиция спорит об уличной тактике

Власть быстро научилась дирижировать уличной оппозиционной активностью.

Капремонт избирательной системы откладывается. Опять будет косметический

Для режима дискомфортны даже предложения, касающиеся умеренного трансформирования системы, не говоря уже о том, чтобы возвращать реальную конкуренцию.

Люди в погонах получили право определять, кто журналист, а кто нет?

Будет ли ужесточение политики в отношении прессы?