Мингорсуд начал рассмотрение дела белорусских авторов российского Регнума, обвиняемых в разжигании национальной розни

18 декабря в Минском городском суде начался процесс по делу белорусских авторов Регнума и ряда других российских интернет-ресурсов, обвиняемых в разжигании национальной розни.

Судья — Игорь Любовицкий. Гособвинитель — представитель прокуратуры Минска Александр Король.

Процесс вызвал огромный интерес. Самый большой зал Мингорсуда заполнен полностью, но попасть на слушания удалось не всем. В зале несколько десятков журналистов, родственники обвиняемых, правозащитники, представители лево-патриотического движения «Единство», пишет БелаПАН.

Процесс, назначенный на 10:00, начался с опозданием: всех, стремившихся попасть в зал заставили пройти через рамку металлодетектора и обыскали.

Следствие по делу преподавателя БГУИР Юрия Павловца (публиковался под псевдонимами Павел Юринцев и Николай Радов), сторожа из Бреста Дмитрия Алимкина (псевдоним Алла Бронь), минчанина Сергея Шиптенко (псевдоним Артур Григорьев) велось почти год. Они были задержаны в декабре 2016 года.

Все трое обвиняются по ч. 3 ст. 130 УК (разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, совершенное группой лиц). Кроме того, Павловцу и Шиптенко предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 233 УК (незаконная предпринимательская деятельность).

В деле есть еще один фигурант — Юрий Баранчик, гражданин Беларуси, шеф-редактор Регнума. Ему заочно предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 130 УК, заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он объявлен в межгосударственный розыск, хотя известно, что находится в России.

В деле Регнума 17 томов.

Как ранее рассказывала БелаПАН супруга одного из обвиняемых Любовь Павловец, независимые экспертизы его публикаций, проведенные во время следствия, не выявили в них экстремизма, признаков возбуждения расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды.

По ее словам, проведение независимых экспертиз было инициировано защитой Павловца и его родственниками. Исследования выполнялись в Москве и Риге. Экспертизы проводили доктор филологических и доктор юридических наук Елена Галяшина и представитель Международной федерации независимых экспертов, специалист в области текстологических, лингвистических, аудиовизуальных исследований Николай Гуданец.

Кроме того, Любовь Павловец рассказала, что удалось связаться с одним из авторов российской «Методики проведения судебной психолого-лингвистической экспертизы материалов по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму», которой, как выяснили родственники обвиняемого, пользовались белорусские эксперты. От доктора филологических наук, профессора кафедры русского языка филологического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова Ольги Кукушкиной также пришло заключение об отсутствии экстремизма в публикациях Павловца.

Накануне суда Любовь Павловец распространила открытое обращение, в котором сообщила, что дело инспирировано Министерством информации, а заявление в отношении публикаций Павловца написала в Следственный комитет бывший министр Лилия Ананич.

МИД России 26 октября призвал белорусскую сторону «максимально ответственно» подходить к рассмотрению уголовного дела авторов Регнума, «в строгом соответствии с взятыми на себя Белоруссией обязательствами, прежде всего в плане соблюдения свободы выражения мнений».

В начале ноября белорусские правозащитные организации призвали власти провести «открытый и справедливый суд» над белорусскими авторами российского ресурса Регнум Юрием Павловцом, Дмитрием Алимкиным и Сергеем Шиптенко. Соответствующее заявление подписали Белорусская ассоциация журналистов, Белорусский Хельсинкский комитет и закрытый властями правозащитный центр «Весна».

«Это уголовное дело получило широкий общественный резонанс, — отмечается в заявлении правозащитников. — Между тем официальная информация про дело (например, какие именно статьи и высказывания каждого из обвиняемых послужили причиной для возбуждения уголовного дела, почему эти три дела объединены в одно, что является причиной обвинения Павловца и Шиптенко в незаконной предпринимательской деятельности) практически отсутствовала или вызывала обоснованные сомнения».