Беларусь — ЕС. Один шаг вперед, все остальные — на месте

Беларусь сделала первый важный шаг в направлении к главной цели — вступлению в Европейский союз. Так говорил Лукашенко 6 марта 1995 года в Брюсселе.

 

Беларусь остается единственной страной — партнером Евросоюза, которая до сих пор так и не имеет с ним соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Похоже, что и в среднесрочной перспективе это положение не изменится.

В недавнем интервью БелаПАН глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин заявила, что для полноценного двустороннего сотрудничества нужны определенные рамочные условия, и в случае их реализации соответствующим шагом могло бы стать подписание долгожданного соглашения.

Лукашенко говорил о вступлении в ЕС

История белорусского варианта СПС ведет свое начало с ноября 1992 года, когда в ходе визита в Минск делегации Комиссии Европейских сообществ было принято решение о подготовке документа.

Соглашение давало возможность предоставить Беларуси статус страны с переходной экономикой. Это, в свою очередь, содействовало бы созданию зоны свободной торговли между Беларусью и ЕС, отмене с его стороны количественных ограничений в торговле, смягчению визового режима для официальных лиц и бизнесменов, взаимному признанию дипломов об образовании и т.д.

Переговоры стартовали в январе 1993 года и шли не без трудностей. Все же 22 декабря 1994 года соглашение было парафировано, а затем одобрено Советом ЕС. Оно состояло из 82 статей, 8 приложений и нескольких совместных и односторонних деклараций с толкованием некоторых положений.

Зная нынешнее состояние отношений Беларуси с Западом, и с ЕС в частности, нелегко представить, что именно Александр Лукашенко 6 марта 1995 года подписал в Брюсселе это соглашение. Более того, на церемонии подписания он заявил, что Беларусь сделала «первый важный шаг в направлении к главной цели — вступлению в Европейский союз».

Для вступления в силу соглашение подлежало ратификации Верховным советом, парламентами стран ЕС и Европарламентом.

Формально далее предполагалось достижение прогресса в экономических и политических реформах, намечалась проверка страны в 1998 году на предмет создания зоны свободной торговли. Затем должно было последовать заключение соглашения об ассоциации Беларуси с ЕС, что давало бы возможность рассмотреть в перспективе и вопрос членства.

Без сомнения, это был пик двустороннего сотрудничества. Впрочем, уже тогда председатель Совета ЕС, министр иностранных дел Франции Ален Жюппе отметил, что «партнерство должно основываться на полном соблюдении законов и права человека, свободных выборах, либерализации экономики и стремлении построить рыночную экономику».


Власть важнее Европы

Однако очень скоро официальный Минск пошел совсем в другом направлении. Главным препятствием на пути потенциального сближения с ЕС стал резко усиливший полномочия президента конституционный референдум 1996 года, после которого Верховный совет был распущен.

Плебисцит был проведен несмотря на предупреждение объединенной Европы о том, что стремление к авторитарной форме правления наряду с другими нарушениями демократии и прав человека ставит СПС под угрозу.

В итоге 15 сентября 1997 года Совет министров иностранных дел ЕС привел в действие все намеченные ограничения на двустороннее взаимодействие, включая остановку процедуры заключения СПС.

К тому моменту соглашение ратифицировали белорусская сторона и восемь государств ЕС (Дания, Испания, Ирландия, Великобритания, Швеция, Греция, Австрия и Италия). Немецкий бундестаг тоже ратифицировал СПС, но не представил ратификационные грамоты.

Остальные шесть стран-участниц и Европейский парламент ратификацию заморозили, и в таком состоянии ситуация остается на сегодняшний день.

Препятствия остаются

Понятно, что с того времени документ устарел, так что сейчас в любом случае потребовал бы кардинальной переработки. Однако даже при наметившемся в последнее время улучшении отношений Минска с Брюсселем говорить о реальности заключения соглашения в прежнем формате пока не приходится, что фактически подтвердила Андреа Викторин.

Прежде всего, санкции ЕС против большой группы белорусских должностных лиц и ряда предприятий пока не сняты окончательно, а лишь приостановлены. В таких условиях проведение даже предварительных консультаций по поводу соглашения выглядит преждевременным.

Но даже отмена ограничений отнюдь не будет означать, что все противоречия сняты. Конечно, в напряженной обстановке, возникшей в результате российской агрессии против Украины, Брюссель может слегка прикрыть глаза на сохраняющиеся в нашей стране проблемы с правами и свободами. Однако из этого вовсе не следует, что ту же позицию непременно займут парламенты всех стран ЕС, которые достаточно часто имеют собственное мнение. Тем более что сейчас их стало уже 28.

Как представляется, именно поэтому возможные варианты взаимодействия Беларуси с Евросоюзом обсуждаются сейчас в виде более конкретных проектов, в частности MOST, рассчитанного на вовлечение белорусских специалистов в европейское профессиональное сообщество.

Также ведутся переговоры относительно облегчения визового режима, консультации по вопросам модернизации, отраслевые экспертные диалоги белорусских ведомств с Европейской комиссией в области экологии, экономики и финансов, развивается сотрудничество по линии международной технической помощи.

В целом такое развитие событий можно приветствовать при условии, что оно не приведет к снижению европейских требований в плане демократии.