Мнения других авторов

Все материалы рубрики «Мнение»



Мнение

Игорь Драко. СТРАСТИ. «Остыньте, претенденты! Лукашенко уже выиграл выборы 2015 года»


Игорь Драко

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Спросил у товарища за ланчем: «Можешь назвать фамилию человека, который хочет стать президентом Беларуси?». Он ответил не раздумывая: «Конечно, могу: Лукашенко». Я продолжил: «Это понятно. А кроме него?». Товарищ снова ответил сразу же: «Нет таких людей». Я уточнил: «Значит, по-твоему, все кандидаты шли на президентские выборы только потому, что хотели побыть кандидатами?». Он сказал: «В 1994 стать президентом хотел не только Лукашенко, но в 2001, 2006 и 2010 — он один».

Товарищ не из политизированной тусовки, поэтому знать из «первых уст» об истинных намерениях претендентов на президентский пост не мог. И если в 2010-м можно было предположить, что некоторые «альтернативные» кандидаты просто раскручивают собственные имена, не обманываясь насчет своих перспектив стать президентом, то в 2006-м, когда шансов сместить Лукашенко не было вовсе, Александр Козулин вел себя так, как будто такие шансы были.

Когда я что-то хотел сказать про 2001 год и единого Гончарика, товарищ прервал меня:

«Да пойми ты: они не хотят, потому что не могут. Ну, нельзя по-настоящему хотеть того, чего никогда не получишь. Мечтать можно, а хотеть — нет. Если ты хочешь ездить на «Бентли», то тебе надо либо заработать много денег, либо занять важный пост, либо украсть эту чертову машину. Иначе тебе остается только воображать, что ты едешь на «Бентли», когда сам сидишь за рулем «Пежо». То же самое и с кандидатами в президенты. Они не могли победить Лукашенко в 2010-м, они не смогут победить его и в 2015-м. А как им это сделать? Возглавить революцию? Так она не предвидится. Договориться с номенклатурой? О чем? Номенклатура прекрасно себя чувствует без сотрудничества с оппозицией, а когда Лукшенко начнет падать, то она его сама подтолкнет, чтобы явить народу Беларуси нового президента из своих рядов».

Я попытался что-то вставить (сейчас уже не помню, что конкретно), но товарищ, в иные дни не словоохотливый, жестом попросил меня помолчать еще чуть-чуть (и это справедливо, потому что при наших нечастых встречах обычно я езжу ему по ушам).

«Только не подумай, что я вступил в клуб критиков белорусской оппозиции. Я просто не вижу, как ей бороться против Лукашенко. Вот говорят о бойкоте выборов… Но, по моему мнению, бойкот невозможен, потому что не придет голосовать, в лучшем случае, только политически активная часть общества, то есть те, кто будет в теме. Остальные даже не узнают о бойкоте, а за демократического кандидата примут любого, чья фамилия не Лукашенко и не Гайдукевич. Выборы состоятся. Ты же сам говорил, что на местных выборах явка в некоторых округах в Минске была больше 50%. И это не Ермошиной числа, а ваших наблюдателей. На местные ничего не значащие выборы людей как-то загнали, неужели на президентские не загонят?!»

«Загонят», — согласился я.

«Ну, что тогда: выдвигать единого от оппозиции? Хотя ты утверждаешь, что никакого единого не будет».

«Да, не будет».

«Неужели в оппозиционном террариуме так друг друга не терпят?».

«Ненавидеть там умеют от всей души».

«Да еще этот Майдан!..».

«А что Майдан?» — спросил я.

«Телевизор так народ напугал, что Лукашенко одной антимайданной риторикой размажет конкурентов. Ведь ваши оппозиционеры ничего, кроме Плошчы, предложить не могут. И не потому, что полные дебилы, а потому, что никто из них даже не зампред райисполкома. Будут вынуждены лить воду о европейском пути Беларуси и чего-то говорить о реформах, которые сами никогда не проведут, так как во власть их не пустят. Вот такая у нас система, и избиратели это знают. Парадокс: верят в выборы и не верят, что Лукашенко уйдет из власти через выборы».

«И что бы ты как избиратель, который в 2006-м и 2010-м голосовал за оппозиционного кандидата, посоветовал тем, кто собирается баллотироваться в 2015-м?».

«Остыньте, претенденты! Лукашенко уже выиграл выборы 2015 года».

«Wow!».

«Если все будет идти примерно так, как идет сейчас (я имею в виду социально-экономическую ситуацию в стране), то у Лукашенко нет конкурентов. Оппозиция может спокойно пропускать эти выборы. Пусть Лукашенко на пару с Гайдукевичем убеждает граждан, что у них есть возможность выбирать».

«Слушай, ну, а для тех, кто ждет перемен… и ты сам один из них… что, уже всё, конец, оставь надежду всяк сюда попавший? Лукашенко и Гайдукевич — выбирайте между тем же и ничем! Треть населения Беларуси в депрессию впадет. Думали, что Лукашенко постареет и ему на смену обязательно придет кто-то с новыми мозгами, а тут…».

«Тогда единственный выход: найти какого-нибудь мужчину или какую-нибудь даму, не обязательно даже известного человека… Кто знал Милинкевича до того, как он стал кандидатом?.. Лет сорока, ну плюс-минус… Не революционера, не антироссийского горлопана, а рассудительного, подчеркнуто современного городского жителя… тип руководителя предприятия или чиновника высокого ранга. Не важно, что он (она) в действительности не будет этим чиновником, главное — образ. И провести для него кампанию на будущее, с прицелом на выборы 20-го или какого там года».

«В 2010-м примерно так вели себя Романчук и Михалевич (многие ли помнят таких кандидатов сегодня?). Если бы их не «совратили» Плошчай, то, может, уже сегодня мы бы имели реальных кандидатов в президенты или просто политиков с новыми мозгами. К сожалению, их политические карьеры оборвались, едва начавшись».

«У этих не вышло, возможно, у кого-то другого получится. Только начинать раскрутку нужно уже сейчас. Времени-то всего ничего осталось. Выборы через полтора года».

Я кивнул.

Наш совместный ланч закончился. Товарищ ушел заниматься бизнесом, а я пока не нашел того «с новыми мозгами», который бы помог нам пропустить 2015 год. Наверное, надо ускорить поиски.

Ну, а чего? Единого, скорее всего, не будет, а если и будет, то в лице оппозиционера со стажем. А зачем нам такой кандидат? Нам нужен другой: чтобы пять лет после выборов вплоть до новых выборов вселял в нас надежду на перемены. Если же этот другой в ближайшие месяцы не найдется, то тогда все равно, как пропускать выборы: с кандидатом от оппозиции или без него. Оппозиционеру со стажем, чтобы уйти с политической арены, надо просто проиграть Лукашенко. Он проиграет и уйдет. Бестолково как-то…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • посмеялся... THE PRETENDERS "Brass In Pocket" I"m special, so special I gotta have some of your attention Give it to me "Cause I gonna make you see There"s nobody else here No one like me I"m special, so special I gotta have some of your attention Give it to me http://www.dailymotion.com/video/x1l2ip_pretenders-brass-in-pocket_music
  • на то они и претенденты... pretender [prɪ"tendə] сущ. 1) притворщик, лицемер Syn: sham, hypocrite, dissembler, deceiver, charlatan
  • Отстаньте претенденты, Тут Могилёвщина лидирует, Едрёна вошь! А коль ты с Гродно - и полезешь в президенты... Ты президентом станешь лишь тогда, когда помрёшь.
  • Он сказал: «В 1994 стать президентом хотел не только Лукашенко, но в 2001, 2006 и 2010 — он один». === это не соответствует действительности даже согласно совсем "непролукашенковской" книге, ключевыми словами отрывка ниже являются слова кебича: "- Тебе не кажется, что кто-то невидимый руководит процессом. Не понимаю, что происходит. Ты же сказал, что с Мишей все договорено... "... и шушкевич, какзалось бы совсем против лукашенко... но это только казалось бы... клан-то тот же, бо совсем не в рокфеллеровском клане хотели смерти кеннеди, подставным "убийцей" которого был человек, которого почему-то знал шушкевич лично... да, и примаков - ротшильдский клан... как, впрочем, и березовский... - Колонну друзей интернационалистов – ленинцев возглавляет вице-премьер Сечин И.И. Здесь и ушедший на покой политический тяжеловес Примаков. И могучий банкир Геращенко. Действующий директор СВР Фрадков и глава Счетной палаты Степашин. МЧС и ВДВ. Роснефть и Татнефть. Социальные и банковские сети. Партии КПРФ и Справедливая Россия. Главный раввин России хасид Бер Лазар и сиделец Ходорковский. Примаков уселся в жесткое кресло, поднял голову. Прямо на него смотрел Борис Николаевич. Взгляд, жесткий, чуб зачесан веером. Вспомнилось недавнее выступление Ельцина: "Берите суверенитета сколько хотите, сколько проглотите...". "Самодержец..." --зло подумал Примаков и нажал кнопку звонка. Вошел заместитель. Положил папку на стол. Надпись: "Беларусь". - Не надо папок, докладывайте устно... - Ситуация в дружественной нам Беларуси крайне тяжелая. Руководство страны ее не контролирует. Все большее значение и вес приобретают сепаратистские группы во главе с руководителями националистического белорусского Народного фронта. В так называемой независимой прессе продолжается шельмование управленческих кадров, внушается мысль, что во всем виновата Россия, Кремль. Демагогически используются обвинения в коррупции, отсутствие стабильности в обществе, рост преступности... - Все понятно. Можете не продолжать. Меня интересует, что делается нашими структурами в рамках операции "Зонт". Заместитель приблизился к столу. - Наша белорусская резидентура направила усилия на внедрение агентов в политические организации, независимые газеты. В Верховном Совете была создана проправительственная группировка "Беларусь" через нашего агента по кличке "Король". Председателю Верховного Совета Шушкевичу была организована встреча с бывшим полковником КГБ Демидовым, на которой было представлено архивное дело Шушкевича и досье о его участии в вербовках и курировании подозреваемого в убийстве Президента США Кеннеди Ли Харви Освальда. В ходе этой встречи было настоятельно рекомендовано Шушкевичу дистанцироваться от белорусских националистов, занять более мягкую позицию к властям. В результате этой беседы напряжение в отношениях между председателем Верховного Совета Шушкевичем и премьер-министром Кебичем снято. Совместно с госсекретарем Даниловым разработаны несколько оперативных мероприятий. В связи с тем, что Верховный Совет на своем заседании принял решение о создании антикоррупционной комиссии, мы подготовили своего человека на пост председателя. - Спасибо за доклад. Все четко и ясно. Но вы должны понять, что Кебич -- человек вчерашнего дня. Несмотря ни на что мы должны искать другого кандидата. Этот человек не должен быть отягощен клановыми, национальными, семейными, моральными обязательствами. Словом, он должен быть мерзавцем -- но нашим мерзавцем. - Сейчас мы разрабатываем одного такого. Простой, говорливый, долгое время был осведомителем местных органов. Надо его пригласить в Москву. Присмотреться, поговорить по душам. А вдруг нам подойдет, чем черт не шутит? Сидит же Жириновский у нас в Москве, дай бог и в Беларуси получится. В Верховном Совете шум и гам. Ноябрь 1993 года. Создается комиссия по коррупции. В буфетах разливанное море... Сидят депутаты, министры и представители прессы... Депутат Скорынин предложил на должность председателя комиссии от имени фракции "Беларусь" Михаила Маринича, депутата, первого зампреда Минского горисполкома. Михаил Маринич вышел на трибуну. - Благодарю вас за доверие, -- сказал он. -- Должность мне предлагается ответственная и почетная, но я беру самоотвод... Очень много дел в горисполкоме... Не могу подвести своих сотрудников... Поймите меня правильно... Я беру самоотвод. В ложе правительства замешательство. Кебич толкнул Данилова: - Тебе не кажется, что кто-то невидимый руководит процессом. Не понимаю, что происходит. Ты же сказал, что с Мишей все договорено... - Так было все договорено. Я попросил его, и Афанасьевич согласился... - Якия будуць прапановы? -- задал вопрос Шушкевич. - Предлагаю на должность председателя комиссии Евгения Михайловича Глушкевича. Человек с опытом. Принципиальный. В прошлом председатель ревизионной комиссии ЦК ВЛКСМ. От него многим досталось... Взяточникам и казнокрадам. Мы знаем его как принципиального, ответственного человека в нашем Верховном Совете. Возражений не прозвучало. Слово взял депутат Глушкевич. Оглянувшись на председателя контрольной палаты Верховного Совета Саковича, Глушкевич сказал: - Много дел на работе, не разгрести... Еду на проверку по областям. Окончание слов Глушкевича потонуло в шуме. Посыпались предложения, фамилии. Один из депутатов вообще сказал: - А зачем нам эта комиссия?! Еще один контрольный орган, которых и так до черта... Перекрикивая этот шум, слово взял председатель Верховного Совета Шушкевич: - Я бачу, што у зале няма згоды... Трэба прымаць рашучыя меры. Я супраць стварэння гэтай камисии. А кали ужо прынята рашэнне Вярхоуным Саветам, я прапаную на гэту пасаду Алаксандра Рыгоравича Лукашенку. Ен зауседы имкнууся на адказную пасаду, некага выкрывау. Няхай сабе и выкрывае далей, кали яму тэта спадабаецца...
  • Нужен не единый кандидат, а единая стратегия выявления фальсификаций выборов, и внушения избиркомам неотвратимости наказания за фальсификации, и соучастие в захвате власти неконституционным путем. Для этого нужно - забирать СВОИ бюллетени, и потом их собрать, и сосчитать самим. А после на этом основании - кошмарить избиркомовских училок обвинениями, и прощать им фальсификации за своевременно написанные чистосердечные признания = которые уже лягут в основу обвинений Ермошиной, Лозовика, и прочих приближенных к гостайне выборов