Мнения других авторов

Все материалы рубрики «Мнение»



Мнение

Ирина Видова. ШОУ-БИЗ. Песняры и Re:Песняры. Большая разница

 

Ирина Видова. Певица, продюсер, автор. На профессиональной сцене около 20 лет. В 1998-2000 годах — вокалистка Могилевской областной филармонии. В ее активе десять альбомов и сборников песен в творческом тандеме с композитором Олегом Молчаном, который в 90-е годы работал в последнем «золотом» составе легендарного ансамбля «Песняры» музыкальным руководителем. Обладательница Первой музыкальной радиопремии «Золотое ухо» (2006), приза зрительских симпатий Национальной музыкальной премии (2011). Песни и альбомы Ирины Видовой продаются во всех мировых музыкальных магазинах: iTunes, Amazon, Spotify и др.

12 сентября в клубе Re:Public презентовали музыкальный проект «Re: Песняры», посвященный 45-летию легендарного ансамбля «Песняры». Будучи не понаслышке знакома с творчеством и закулисьем «Песняров», являясь непосредственной свидетельницей, а иногда и участницей событий, которые происходили в ансамбле последние двадцать лет, считаю необходимым написать о беспрецедентном случае, с которым всем нам пришлось столкнуться и быть невольно втянутыми в события, не желая того.

Несмотря на запреты семьи Владимира Мулявина и Олега Молчана, произведения «Песняров» в нарушение законодательства об авторских правах прозвучали на концерте и были выложены в интернете. 17 сентября минское бюро «Радио Свобода», которое вело прямую трансляцию, удалило выложенный им на Youtube более чем четырехчасовой концерт. Что, по моему мнению, правильно, ведь само понятие свободы мало согласовывается с попиранием прав владельцев интеллектуальной собственности и нарушением законодательства. Композитору Олегу Молчану на сайте «Радио Свобода» были принесены извинения.

Однако стоило ли это действие с малочисленной публикой, по отзывам самих же любителей подобных альтернативных групп, усилий такого количества серьезных людей и организаций в лице партнеров проекта «Будзьма беларусамі!» и фонда «Вяртаньне», которые согласились поддержать, а главное — тех, кто невольно был в это втянут, кому пришлось разбираться с многочисленными нарушениями, некорректностями, неуважением к правам и интересам других людей.

Так, композитору Олегу Молчану, вместо того, чтобы заниматься творчеством, пришлось потратить немалое количество времени на работу с журналистами, потому что информация преподносилась далеко не так, как обстояли дела на самом деле, с Youtube — для удаления видео с нарушением авторских прав, на встречи с юристами по авторскому праву и подготовке дела в суд, на бесконечные разъяснения продюсеру проекта, которые в результате были проигнорированы, и на многое другое.

Нина Шидловская («Будзьма беларусамі!» и замглавы правления объединения белорусов мира «Бацькаўшчына»), отвечая на мои вопросы, сообщила, что проект «интересный и нужный», «через «Песняров» нас приняли во всем мире, как нацию», «молодежь в новых формах популяризует и оживляет наших классиков», пока «концерта не видела», и «почему удален концерт из интернета», она не знает. Я проинформировала о происходящем и спросила, неужели «Быть белорусамі» — это брать без разрешения чужую собственность, неужели это менталитет белоруса? Нина ответила: «Конечно, это неправильно и неприемлимо, мы будем выяснять, это наша ошибка и наша репутация». В целом у меня осталось приятное впечатление о представительнице бренда «Будзьма беларусамі», уверена, что все недоразумения будут в дальнейшем улажены.

Аргумент о популяризации творчества «Песняров» через этот проект звучал неоднократно. Меня же сразу удивило само название проекта — «Re: Песняры». Re — ответ. Ответ появляется, когда кто-то спрашивает. Было ли какое-то официальное обращение к продюсеру проекта Сергею Будкину от «Песняров»? Тогда кому и на что он «отвечает»?

Обставлено так, как будто это нужно «Песнярам» к 45-летнему юбилею. Как будто многомиллионную армию поклонников ансамбля очень «увеличит» аудитория клуба Re:Public, который вмещает до 1000 человек. Такая же читательская аудитория, около тысячи, по словам Будкина, и на интернет-портале «Тузiн ФМ». Несколько статей о проекте напечатали более массовые издания, однако, судя по комментариям на форумах, из-за конфликтного содержания это вызывает, скорее, раздражение читателей.

Благодарим всех, кто написал добрые слова в поддержку Олега Молчана и «Молитвы». Среди них один бесподобный аргумент от adam_01:

«Сочиняйте свои хиты, пишите свои стихи и музыку, не лезьте в чье-то творчество, не надо его улучшать, дорабатывать, кастрировать, оправдываясь, что это «новое» будет звучать современно и лучше. Сделайте что-то свое. Это выглядит так, как если бы молодые художники со своими кистями и красками пытались дорисовывать Джоконде великого Леонардо да Винчи улыбку, глаза, руки, отдельные элементы картины, каждому как кому вздумается на свой лад».

Сергей Будкин озвучил в связи с этим свой «страшный сон»: «Ирина Михайловна Быкова вдруг принимает такое решение, чтобы произведения ее мужа не цитировались и, упаси Боже, публично не читались и взыскивает деньги со всех, кто хочет почтить его творчество».

Сергей Будкин, и вдова Василя Быкова тоже бы запретила его произведения к изданию, если бы они стали публиковаться с неизвестно откуда взявшимися новыми абзацами и главами, которых Быков не писал. Это во-первых. Во-вторых, решение приняла не только Светлана Мулявина-Пенкина, но и вся семья, дети: Марина, Ольга, Валерий. Мулявины специально встречались и обсуждали этот вопрос. Более того, вы не хотели «почтить» творчество Мулявина, иначе бы с уважением отнеслись к нему в художественном и правовом аспектах. На ваше мероприятие продавались билеты и там пытались заработать деньги на его наследии и на самом имени «Песняров», на творческой репутации, которую музыканты ансамбля зарабатывали десятилетиями. Хотя мне думается, что от такого «качественного» проекта и финансовая отдача небольшая.

Не особо впечатлил проект и песняровских музыкантов, которых пригласила газета «Культура» для прослушивания и экспертизы. Из тринадцати песен годными назывались три-шесть, по разным оценкам, остальное подверглось нелицеприятной критике:

«Невыразительная вокальная подача, неправильное интонирование — это общая болезнь сегодняшней белорусской музыки». «Не выдерживает никакой критики: ни гитара, ни вокал... Ну а если группа собирает определенную аудиторию на своих концертах с собственным материалом, надо беречь свой авторитет и в кавер-выступлениях». «Мне вообще не нравится. И мало того, что фальшиво, так еще и мелодию перепутали...» «Такое впечатление, что все белорусские музыканты потеряли голоса. И это в стране, которая всегда славилась ими...» «Я промолчу. Хотя... Передачи на радио Олег (Хоменко) хорошо вел, из последних моих впечатлений о нем в творческом плане». «Вообще другую мелодию поет!..» «Я бы назвал услышанное «Лученок, исполненный без консерватории». «Нет, ну спели — полная лажа!.. Не журавли, а один журавль летел...» «Один к одному сняли, но нет драйва — ни своего, ни того, который был у «Песняров». «Игорю Лученку памятник надо ставить за то, что он позволил так обращаться со своими песнями!» «На двух аккордах, а в этой композиции столько гармоний! Урезанная мелодия...» «Александра Пахмутова, если бы кто «осмелился» так переделать ее песню, отнеслась бы иначе, мягко говоря...»

И решение Олега Молчана о запрете «Молитвы» в рамках этого проекта его коллеги приняли единодушно: «Признаться, реакцию Олега Молчана можно понять ...», «Мне изначально не понравился этот вариант. Как-то прозвучало все «на полкирпича» ниже...», «В оценке я согласен с Молчаном».

На мой взгляд, проект, за редким исключением, слушать невозможно. Такое количество фальши на минуту звучания я не слышала ни разу в жизни. Пресс-релизы составлены помпезно, а сыграно и исполнено плохо. Видно, что проектом занимался журналист, а не музыкант. Ведь иначе, если бы он был знаком с музыкальной продюсерской профессией, то ставил бы правильные и посильные задачи музыкантам проекта. Если бы он правильно вел дела, не возникло бы недоразумений с правообладателями. Здесь полное непонимание или нежелание понимания самой сути авторского права. Ни долгие разговоры с правообладателями, их терпеливые объяснения, почему он не прав, ни консультации юристов в НЦИС не продвинули правосознание продюсера этого проекта.

Считаю необходимым ответить ему публично на его собственные вопросы, которые он задает читателям и самому себе на своем интернет-портале. Когда следующий раз Будкин станет нарушать закон, общественность будет знать, что делает он это не по незнанию, а по причине своего наплевательского отношения к авторским правам других людей.

«Что бы там кто ни запрещал и ни делил, творчество «Песняров» не принадлежит государству, жене, брату или свату. Она принадлежит всем нам». Да, слушать их песни на законных основаниях могут все. Но творчество «Песняров» — это многолетний труд конкретных людей. И принадлежит конкретным правообладателям. После смерти творцов — их родственникам. И надо с уважением относиться к этому творчеству, причем основа уважения тут — именно авторcкое право. Это мировая практика.

«Как можно запретить исполнение народной песни?» Запретить исполнение народной песни можно, если это обработка. Кроме того, в случае с семьей Мулявина и Олегом Молчаном это были не народные песни, а оригинальные произведения, созданные конкретными авторами — Мулявиным и Молчаном.

«Мы привнесли новое прочтение, песня стала звучать более воинствующе, так как, мне кажется, именно такой должна быть современная молитва. И все организаторы проекта были очень довольны новым прочтением», — объясняет свой выбор Анастасия Шпаковская. Именно с этой целью в аранжировке Naka появилась труба, маршевая окраска и «мажорное победное соло». При этом Naka заверила,  что не претендовала на авторство, переговоры с правообладателем вел Сергей Будкин.

В данном случае мы имеем дело с очевидной переработкой произведения, на которую также необходимо брать разрешение у автора и правообладателя. Это еще более серьезное нарушение, чем даже незаконное публичное исполнение, это искажение. «Молитва» должна звучать воинствующе? Исполненная тембрально и интонационно «грязным» голосом? Да Молчан, заботясь о своей репутации, спас и вашу группу от позора своим запретом! По крайней мере, среди людей, которые хоть что-то смыслят в музыке.

«Обратились в центр защиты интеллектуальной собственности, чтобы нам все объяснили и прислали все необходимые к заполнению бумаги и договора. Мы бы хотели действовать так, но на практике все очень сложно». Сергей Будкин, не имеющий никакого отношения к наследию ансамбля, который назвал себя продюсером, но не в состоянии правильно организовать процесс, решить элементарные рабочие вопросы, при этом четырьмя годами ранее рассуждает об издании «Песняров» под художественным руководством В. Мулявина и музыкальным О.Молчана, который был, кстати, безупречным и с точки зрения авторского права: «К бесконечным посмертным изданиям наследия «Песняров» присоединяется…», «Вместо живого и сочного арт-рока они стали выполнять совковый поп-шансон», «…скатились к (псевдо) фольклору в не очень приятной кабацкой подаче»…

Оказывается, национальный фольк-рок коллектив «Песняры» — псевдофольклор! Напомню, арт-рок-программа «Слова Скарыны», «живой и сочный арт-рок», которую исполняли «Песняры» на 20-летие ансамбля, опять же Молчана. Теперь, по крайней мере, стали понятны мотивации той рецензии. Однако репутация всемирно известного ансамбля и любовь публики куда более убедительные аргументы, чем высказывание малоизвестного критика, вдруг решившим поставить свое имя рядом с великим брендом.

На своей страничке в Facebook продюсер проекта выражает благодарность всем, кто содействовал ему в подготовке проекта «Re: Песняры», «да еще много-много кому, кто повелся на эту авантюру». Для нас же сразу было очевидным, что этот проект не только не принесет пользы «Песнярам», но и идет абсолютно вразрез с песняровскими ценностями.

«Песняры» славились высокопрофессиональными музыкантами, которых приглашали в коллектив со всего Советского Союза. Каждый новый участник коллектива проходил тщательный отбор, многие не выдерживали испытательного срока. Поэтому те люди, которые работали в коллективе, представляли из себя настоящую культурную ценность. Мулявин, будучи сам гениальным музыкантом, привлекал в коллектив не менее интересных в творческом плане коллег. В том числе и из этого создавалась репутация и слава ансамбля, которую еще никому не удалось затмить. А вот основную же часть участников проекта «Re: Песняры», по словам продюсера, «составляли музыканты непрофессиональные, не обладающих вокальными данными», «которые, на наш взгляд, являются сегодняшней генерацией отечественной альтернативной сцены».

Одним из принципов «Песняров» и Мулявина было сначала показать публике интересную песню, программу, концерт, и только потом освещение этого события в прессе. «По факту». Более того, Мулявин не инициировал какие-то статьи о себе или ансамбле, а давал интервью, когда у прессы самой возникал к нему интерес. Бывало и такое, что, например, после сенсационного для Беларуси события — записи диска на одной из лучших студий мира Polygram — в белорусской прессе не появилось ни одной публикации. А проект «Re: Песняры», наоборот, долго и много пиарили, цеплялись за любую рабочую ситуацию, за любое песняровское имя, а на выходе публику ждало большое разочарование.

Лично я просто выключила на завываниях «Александрины». На следующий день, под глубоким впечатлением от услышанного, показала этот номер Светлане Александровне Мулявиной-Пенкиной. При этом присутствовали композитор А. Ереньков и режиссер-постановщик В. Еренькова (Русский драматический театр), которые обсуждали готовящийся к выходу спектакль о Владимире Мулявине. С первых нот она рассмеялась, но под конец на глазах выступили слезы. «За что Володе такое? — грустно сказала Светлана Александровна. — Для меня это надругательство над памятью Мулявина».

Одним из аргументов в пользу трибьюта называют то, что, мол, Мулявин-то разрешил выпуск альбома «Песнярок» в 1997 году. Люди, знавшие его лично, прекрасно понимают, что, во-первых, он, скорее всего, не придал этому серьезного значения, потому что всегда был в своем глубоком творческом мире. Во-вторых, об этом его попросил один из музыкантов ансамбля, который привел на репетицию в студию своего друга — продюсера диска, а Мулявин старался содействовать просьбам своих музыкантов.

Так, он даже согласился исполнять программу другого «песняра», которая ансамблю была не нужна и не исполнялась на концертах, но поддержать его он посчитал необходимым. Это было скорее человеческое участие к просьбам людей, которые с ним работали, нежели творческий интерес. Как руководитель коллектива он должен был учитывать и такой аспект. То есть, в «Песнярах» всегда была терпимость и доброжелательное отношение к коллегам. Но то, что услышали помощник художественного руководителя С. А. Мулявина-Пенкина и музыкальный руководитель ансамбля О. В. Молчан в проекте «Re: Песняры», никак не устроило их с точки зрения профессионально-художественного уровня.

«Популяризировать» творчество «Песняров», что уже само по себе смешно звучит, взялся человек, который не только не понимает песняровскую философию, песняровский образ мысли, но и думает и действует вразрез с песняровскими ценностями. Продюсер проекта возложил на себя непомерные функции и полномочия, непосильные задачи, с которыми не справился организационно и художественно.

Для меня вывод в этой истории очевиден: проект «Re: Песняры» выполнен на низком музыкальном и профессиональном уровне и является не более чем одной из многочисленных попыток использовать имя «Песняры» в своих целях и для коммерческой выгоды.

Когда это делают музыканты, которые работали в ансамбле, а многие из участников до сих продолжают использовать авторский репертуар «Песняров», вопросов, может, и не возникает. Но когда те, кто не имеет непосредственного творческого отношения к ансамблю и его наследию, начинает без разрешения истинных правообладателей по-своему коверкать великое музыкальное наследие, тут нужно не только задавать вопросы, но и всячески противодействовать таким попыткам. Что и сделали Олег Молчан и семья Мулявина к их чести. Я поддерживаю такое небезразличное отношение к великому наследию «Песняров».

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Мулявин, родившийся, живший в Свердловске 1941-1963, в 1963 поменявший неаполитанский ансамбль ДК УЗТМ Свердловска на Белорусскую государственную филармонию, достиг своего признания в Москве, став в 1970 лауреатом 4 Всесоюзного конкурса эстрады (2 премия) и потом сделавший свое имя в Беларуси и СССР. Не каждый инок может в другой языковой стране сделать свое имя. Он это сделал. Его, безусловно, нельзя сравнить с таким иноком-эфиопского колена, каким стал Пушкин. Но, все-равно, Мулявину уважуха. А то, что может инок, и не под силу корневым, это только то замеченное в народе, что не все долго блестит, которое видится вдалеке. При подходе близко, можно видеть, что там только слизь на траве под солнцем еще не пересохшая.
  • Только факты. о 45-летии Песняров узнал благодаря проекту репесняры. 28.09.14 был на прямом эфире Суперлото, где выступали песняры. Одно появление такого коллектива на этой ужасной передаче опечалило. но кроме этого песняры там пели под фанеру, что может быть объяснимо и уже привычно (не в коем случае не хочу опорочить имя песняров). Хуже всего, что в прямом эфире наш славный коллектив клянчил деньги на памятник Мулявину!!! где же фонды, культурные деятели, министерства и в кое каком-то веке государство!!! это позор! заслуженный коллектив просит деньги с экранов телевизора! Считаю это более больной темой нежели выяснения дел по каким-то там авторским правам песен.
  • Вось,як вельмі добра спявае Iрына http://naviny.by/rubrics/culture/2014/06/18/ic_articles_117_185820
  • Ольга, наверное, я один тут сейчас и отзовусь. Но вы одна, да и ещё достаточно при этом "пёстро" отозвались. === А я про себя пытаюсь собрать в себе "критический минимум" правообладательства "Моим Мулявиным"... Это по аналогии с эссе Марины Цветаевой "Мой Волошин" или "мой Пушкин"... Любая женщина от природы немного собственница. :)
  • Проведу некие параллели...Сегодня модным направлением в нашей культуре являются всевозможные каверы, ремейки, ремиксы различного материала (не только музыкального, кстати)...И никогда это не бывает лучше оригинала! Без слез не могла смотреть, к примеру, ремейк фильма "Служебный роман"...Сейчас в работе ремейк гениального фильма "А зори здесь тихие"... Кому это надо - не понятно. Видимо, не хватает свежих, сильных впечатляющих идей! Так и с "Песнярами". Низко кланяюсь Олегу Молчану, не позволившему тиражировать халтуру, прикрывающуюся именем великого Мулявина! Пусть бездарности сочиняют СВОЮ музыку, делают СВОИ аранжировки... И это "великолепие" раскручивают! Ирочка, ты тоже умница! Написано убедительно.Только хотелось бы, когда цитируешь негативные отклики на это самое "RE" - знать имена тех, кто это сказал... Так было бы убедительнее! А в общем - МОЛОДЦЫ!
  • Вот уж... Мулявин и его "Песняры" - самоценное и самодостаточное музыкальное образование. И 11-ть, что ли, лет сам Мулявин (тело его) похоронено на Восточном кладбище, на расстоянии метров 400 от моих окон. Я там почти ежедневно после работы прохожу. А сегодняшняя "мышиная возня" вокруг наследия "Песняров"... Донельзя противно это. Как у Пушкина "наследников ненужный хор"... (или унылый - точно не помню) ... Но потомки любят "зашибить копеечку"... Но Мулявин пел для меня, принадлежит мне... Как и любому гражданину этой страны. А делёж его наследия напоминает скопление грифов-падальщиков. Что-то тут не так. Я не обрушиваюсь на Видову, но если будет настрой, и я захочу вдруг в Интернете "прогнать" на стереоколонках записи "Песняров" с Мулявиным, а мне предложат кому-то за это платить, то я это не восприму адекватно... Мулявин дарил свет людям, выкладываясь в творчестве, а тут будет хрен знает что...