Денис Мельянцов. ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. В поисках зеленых человечков

Новый закон «О военном положении» стал предметом обсуждения и в среде экспертов, и в СМИ. Некоторые, ссылаясь на...

Денис Мельянцов
Денис Мельянцов. Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс). Работает в институте с августа 2007 года. Окончил исторический факультет Могилевского государственного университета. Учился в магистратурах ЕГУ (европейские и трансатлантические исследования) и факультета международных отношений БГУ. После закрытия ЕГУ в Минске учился в магистратуре Института международных отношений и политических наук при Вильнюсском университете (Литва), где в 2006 году защитил магистерскую диссертацию по внешней политике и политике безопасности Европейского союза. Сейчас занимается подготовкой кандидатской диссертации по теме отношений Беларуси с НATO. До октября 2009 года преподавал в ЕГУ. Был лишен возможности продолжать преподавательскую деятельность после расправы руководства ЕГУ с группой преподавателей-политологов, выступавших против недемократических методов руководства университетом. Соучредитель Института политических исследований «Палітычная Сфера».

Новый закон «О военном положении» стал предметом обсуждения и в среде экспертов, и в СМИ. Некоторые, ссылаясь на норму в законе, согласно которой основанием для введения военного положения может стать «засылка другим государством вооруженных банд (групп) и регулярных сил или подразделений регулярных войск», считают, что таким образом Беларусь якобы «прописала «зеленых человечков». В этом авторам таких суждений видится след украинских событий и желание белорусских властей учесть этот опыт для предотвращения российской агрессии.

На самом деле все не так. Процитированное выше положение содержалось и в более ранних версиях закона.

Тем не менее, в новом законе на самом деле есть новшества, существенным образом отличающие его от более ранних версий.

Во-первых, нападением на Беларусь теперь считается акт агрессии против любого государства-участника ОДКБ, чего раньше в законе не было. То есть, если талибы нападут на Таджикистан, то это автоматически считается нападением на Беларусь и может стать основанием для введения военного положения. То же самое справедливо, если Украина объявит военное положение и будет вести боевые действия против Российской Федерации.

Во-вторых, уточнен перечень объектов для военной угрозы: теперь это не только Республика Беларусь в целом, ее суверенитет и территориальная целостность, но и конституционный строй.

В-третьих, в обновленном законе несколько ужесточен режим военного положения. К примеру, если раньше массовые мероприятия запрещались или ограничивались, то теперь они запрещаются без всяких условий. Ранее оружие у граждан могло временно изыматься только в исключительных случаях «с учетом сложившейся обстановки», теперь же оно просто «временно изымается». Но при этом приостановка деятельности политических партий теперь не обязательная мера военного положения, а осуществляется «в случае нарушения ими законодательства о военном положении по решению регистрирующего органа».

В-четвертых, введено несколько новых статей, тщательнейшим образом регламентирующих применение физической силы, оружия, спецсредств и техники военнослужащими, которые обеспечивают режим военного положения. Анализ этих статей позволяет сделать заключение, что военнослужащие и другие лица, привлекаемые к обеспечению военного положения, имеют право применять силу и оружие практически в любых ситуациях, в том числе против безоружных гражданских лиц. Прописано также право на обоснованный профессиональный риск. Причинение вреда при обоснованном профессиональном риске не является правонарушением.

Как раз эти статьи наводят на мысль о влиянии уроков конфликта в Украине на авторов закона, поскольку такая детальная регламентация, по всей видимости, призвана учитывать возможность гибридного конфликта, в том числе с участием гражданских лиц, и избавить военнослужащих от возможных колебаний относительно правомерности применения оружия в неоднозначных ситуациях.

Другими словами, белорусские законодатели стремились заранее исключить ситуации наподобие той, когда безоружные граждане вынудили украинских военных передать бронетехнику (6 единиц БМД) в руки пророссийских «ополченцев» в Краматорске в апреле 2014 г.

В-пятых, в новом законе подробно расписаны полномочия различных министерств и ведомств во время военного положения.

В целом, новая версия закона структурирована лучше предыдущей, содержит более четкие формулировки и более детально регламентирует деятельность государственных органов и описывает правовое положение граждан и организаций.

Резюмируя, можно сказать, что новый закон, скорее, адаптирован к союзническим обязательствам Беларуси в рамках ОДКБ, нежели предвосхищает конфликт с Россией.

Ищущим сенсаций могу лишь посоветовать обратиться не к закону «О военном положении», а к пятилетнему плану обороны страны, утвержденному президентом в декабре. Но он, к сожалению, засекречен. Так что, на свой страх и риск :)

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».


  • Мой респект Денису. Денис прав. Потому, что юридически это не очень смешно. Так что мой ответ на эту - текущую публикацию - я постарался высказать во вчерашнем ответе Подголу...