Мнения других авторов

Все материалы рубрики «Мнение»



Мнение

Ярослав Романчук. КРИЗИС. Пятьдесят оттенков серого белорусской экономики


Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты на выборах 2010 года.

Белорусская экономика быстро скатывается в формат БДСМ. Партнерство бизнеса и власти приобретает очевидные очертания садо-мазо. Изумляет то, что это зачастую происходит при обоюдном согласии. Те, кто не в курсе этого тренда, например, большинство индивидуальных предпринимателей, вынуждены страдать из-за своей традиционной ориентации.

Отношения между частными поставщиками товаров и услуг для государственных организаций и неспособность последних рассчитаться по долгам невозможно представить без шипов и плёток. По-хорошему, т.е. вовремя и в полном объёме, госсектор практически не рассчитывается.

За 2014 г. кредиторская задолженность увеличилась на 17,7% до Br284 трлн., а просроченная — на 32,1% до Br38,3 трлн. Дебиторская задолженность увеличилась на 12,1% до Br218,7 трлн., просроченная — до Br40,48 трлн., что на 39% больше, чем было на 1.01.2014 г. При этом просроченные долги росли в промышлености и сельском хозяйстве гораздо быстрее. Сельское хозяйство умудрилось увеличить просроченную дебиторку сразу на 44,4%.


Ком неплатежей превращается в опасную лавину

Ком неплатежей быстро набирает угрожающие финансовой стабильности размеры. Проблема товарных и денежных кредиторов в том, что инструменты принуждения находятся в тех же руках, что и предприятия-должники. Правительство и «красные» директора никак не свыкнутся с мыслью, что процедура банкротства — это вполне нормальное явление, а не конец жизни. Она как клизма для организма: неприятно, муторно, но эффективно для детоксикации.

Руководители проблемных предприятий продолжают рассчитывать на кредитную и ресурсную поддержку правительства и госбанков. А те, в свою очередь, кто с протянутой рукой, кто с кулаками набрасываются на Совмин и Нацбанк — «Дайте ликвидности!». Очередь просящих и требующих растёт, поскольку спрос на внешних и внутреннем рынках резко сократился, оборотного капитала на сотни триллионов долларов «заморожено», а платить зарплату и обеспечивать хотя бы минимальный валовый рост приказано всем.

За 2014 г. количество убыточных предприятий увеличилось на 31,6% до 1088 единиц. В общем объеме организаций это пока только 13,5%. Сумма чистого убытка увеличилась на 78,9% до Br17,2 трлн. А вот объем чистой прибыли в реальном выражении сократился. По итогам 2014 г. она составила Br46,34 трлн., что по текущему курсу Нацбанка эквивалентно ~$3 млрд.

Значение этого качественного показателя белорусской экономики понятнее в контексте долгов коммерческих организаций.

Так, на 1.01.2014 г. задолженность только по кредитам и займам составила Br378,61 трлн. (в эквиваленте более $25 млрд.) и за 2014 г. увеличилась на 31,1% или почти на Br90 трлн. Просроченная задолженность за 2014 г. увеличилась на 89,9% до Br6,6 трлн. В секторе «производство кожи, изделий из кожи и производство обуви» просроченные долги по кредитам выросли в 6,3 раза, в секторе «производство резиновых и пластмассовых изделий» — в 42,6 раз, в «производстве машин и оборудования» — в 10,4 раза, в «производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования» — в 13,1 раз, в «производстве транспортных средств и оборудования» — в 17,4 раза. Даже гостиницы и рестораны увеличили просроченные долги по кредитам в 8,9 раз.

Заметим, что речь идет не о процентах, а разах. Это значит, что система входит в режим схлопывания карточного домика. Быстро становится плохо тысячам производителей товаров и услуг, причём одновременно. Нацбанк чуть ли не каждую неделю предоставляет коммерческим банкам «пожарную» ликвидность триллионами Br-рублей под 40% годовых. Такая тактика затыкания дыр направлена на борьбу со следствиями, а не с причинами резкого роста кризисных явлений в экономике.


Ролевой своп садистов с мазохистами

Производители товаров и услуг не загружают себя знаниями макроэкономики и денежной теории. Они хотят предсказуемости и ясности в действиях властей. Поскольку её нет, а бизнес продолжает болтаться в подвешенном состоянии, да еще связанный веревками жесткого регулирования, то бизнес смотрит на банки, как на изощренных садистов, по меркам памяркоўнага белорусского БДСМ. Банки, в свою очередь, считают заемщиков мазохистами: раз берете кредиты под такие убийственные проценты, значит, любите причинять себе боль.

Отношения населения и бизнеса также дрейфуют в сторону «бичеватель — жертва». Правда, здесь люди и бизнес часто меняются местами, в зависимости от настроения государства.

Оно повелевает всем, определяет роли и состояние экономических субъектов. Заморозили цены — заковали бизнес в наручники и привязали к станку пыток. Ограничили доступ к валюте — отхлестали березовыми прутьями. Изменили налоговые или административные правила игры — разрушили бизнес-планы, под которые часто берутся кредиты.

Бизнес не остается в долгу. Население просит низких цен и широкого современного ассортимента — а ему товары с накруткой в 100-300%, часто купленные на распродажах старых коллекций и популярных аутлетах. Такие накрутки не всегда от жадности. Поскольку бизнес не знает, сколько и в каких условиях ему еще можно будет работать, он пытается заработать по максимуму сегодня, чтобы хотя бы частично хэджировать риски от неплатежей, изменений правил игры или действий государства в будущем.

Это в капиталистических Сингапуре, США или Чили курс валюты, налоговые и бухгалтерские правила не меняются десятилетиями, а цены за 10 лет растут меньше, чем у нас за год. В нашей «социально ориентированной» модели распорядители чужого отвергают такую нормальность. Очевидно, им скучно от предсказуемости. Поэтому они регулярно и креативно ошарашивают бизнес и население инфляционно-девальвационными спиралями, валютными растяжками или налоговыми дыбами.


Полутона, полусмыслы и полудействия властей

Белорусская АпСоНа (Администрация президента, Совет министров, Национальный банк) не спешит выводить белорусскую экономику из полосы смысловой серости. По мнению премьера Андрея Кобякова, ценовое регулирование будет сниматься «поэтапно и сбалансированно», по мере того, как будет работать белорусская экономика.

Минторг, как главный садист страны по использованию бдсм-овского инструмента пыток под названием «цена», также порадовал новыми интерпретациями формулы её расчета. Попытки бизнеса узнать у чиновников конкретную дату либерализации цен, возвращение ценовой ситуации хотя бы до состояния 18 декабря 2014 г., успехом не увенчались.

Минэкономики предпринимает попытки превратить садо-мазоотношения между бизнесом и властью в норму.

Первый заместитель министра экономики Беларуси Александр Заборовский, которому получено быть одним из основных авторов программы правительства, призывает принять их, как данность: «Направление совершенствования экономической системы Беларуси выбрано давно: это спокойное, пошаговое развитие через совершенствование форм и методов работы».

Ему вторит Кобяков. Мол, всё работает в штатном режиме, валюты всем хватает, на валютном и депозитном рынках спокойно.

ИПэшники бушуют? Им не нравится наша инновационная ориентация? Заборовский объяснил суть явления: «Мы постепенно ослабляем административный контроль, но сохраняем при этом меры очень жесткого регулирования в части затрат со стороны ценового регулирования и с позиции регулирования спроса. Плюс усиливаем конкуренцию мерами антимонопольного регулирования и необходимостью соблюдения техрегламентов».

Оказывается, ликвидация десятков тысяч предпринимателей, которые составляли конкуренцию торговых сетям и магазинам, это усиление конкуренции.

В ситуации, когда Кремль девальвацией своего RUR-рубля уложил на лопатки белорусских экспортеров, а Россельхознадзор на пару с лоббистами российского бизнеса правдами и неправдами вытесняют белорусских производителей с российского рынка, ссылки на обязательность введения норм техрегламента для ИП с 1 марта 2015 г. является особой формой изощренной пытки над белорусским малым бизнесом и потребителями.

Впрочем, всё в традициях белорусского БДСМ-а. Отказываться от них или радикально менять нельзя. Можно только совершенствовать. Этим и занимаются белорусские власти.

Они в ручном режиме выбрали 106 «наиболее значимых предприятий, представляющих наиболее важные направления реального сектора экономики». Они — как доминантные альфа-самцы, могут позволить себе всё. Легко угадать, что в этот список попали как раз те, кто сегодня генерирует наибольший объем долгов и проблем для белорусской экономики.

И еще главным направлением программы правительства, как и 20 лет назад, был выбран экспорт. Только на этот раз он должен идти на «новые рынки». Т.е. 106 «бурлаков» за счет бюджета и всех ресурсов страны должны тянуть локомотив белорусской экономики туда, где нас ещн не знают.

В Венесуэлу сходили — наследили, а бюджет не разгрузили. По Азии походили — кроме калийных удобрений ничего толком не пристроили. По Африке побродили — впечатления, а не заказы привезли. Может, в Евросоюз, наконец, попытаемся зайти? Все-таки почти 510 млн. потребителей и ВВП под $17 триллионов? Так от Евросоюза для начала нужно получить статус страны с рыночной экономикой, да и ВТО после 23 лет переговоров можно было бы вступить.

В свое время в Африке людей пытали бамбуком. Привязывали к земле над ростками бамбука. Он рос и медленно впивался в тело человека. Сегодня белорусские власти совершают примерно то же самое с экономикой. Они кайфуют от вида теряющего инвестиционные ориентиры, рынки, оборотку и перспективы бизнеса. «Бамбук» государственного регулирования, налогов, ценового диктата, кредитных и валютных запретов и ограничений растет быстро. А распорядители чужого тренируются в точных и точечных настройках боли.

Вероятно, «Пятьдесят оттенков серого» является одной из любимых книг белорусской власти. Понятное дело, после «Капитала» Маркса и «Государство и революция» Ленина.



Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».
Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Угу. При том, что население РБ давно "в пролёте". А все гарантии Гаранта давно похерены.
  • Наверное ему понравилось... вот и летит себе лЕТИИИТ!
  • Поправлюсь - "хуком". А то эти крайние гласные алфавита редко используются, сноровка подводит.
  • Пардон, я взглядом дважды пробежал статью, возможно тут сказывается вечерняя усталость и предвесенний авитоминоз, но аббревиатуру "БДСМ" я не понял. С АпСоНа-й Романчука я давно знаком, бо читаю его регулярно не только здесь. "Пятёрка". Ведь реально "Распорядителям чужого" давно следует по-Валуевски быстро врезать хыком слева и справа. Но охрана не даст. Верхи - в своих эмпиреях, низы - в дерьме... Как это всё надоело!