Мнения других авторов

Все материалы рубрики «Мнение»



Мнение

Павел Усов. ТЕОРИЯ. Стоит ли бояться Площади?


Павел Усов. Политолог. Аналитик Центра политического анализа и прогноза. Окончил исторический факультет Могилевского государственного университета, магистратуру Варшавского университета. С 2003 по 2005 годы — преподаватель политологии МоГУ. Диссертационное исследование на тему «Формирование и консолидация неоавторитарного режима в Республике Беларусь 1994 — 2010 годах». Читал лекции по ситуации в Беларуси и других постсоветских странах в университетах и академических центрах Польши и Словакии. Занимается изучением специфики формирования, функционирования и трансформации авторитарных режимов, белорусского режима в частности, геополитическими процессами на постсоветском пространстве.

Драматизм событий в Украине на долгое время превратил Площадь (уличный протест) в кровавую и кошмарную сказку для белорусского общества. Этими ужасами граждан пугает как власть, так и люди страшат самих себя, повторяя как заклинание: «Всё что угодно, лишь бы не было как в Украине». Создается впечатление, что даже тогда, когда у белоруса будут отбирать последнюю рубашку или картошку, страх перед Площадью будет сильнее, чем страх перед холодом и голодом.

Но в большей степени страх повторения событий в Украине — самое легкое оправдание своего собственного политического и гражданского бездействия, а где-то даже просто трусости. Как, в принципе, и утверждение о том, что если в стране ситуация станет неспокойной, то обязательно вмешается Москва. Смею уверить, что Москва уже давно вмешалась, и если ей нужно будет утвердить свои интересы в Беларуси, она попытается использовать любой повод. И чем дольше в нашей стране будет сохраняться нынешнее положение, тем труднее будет вырваться из-под влияния России.

Хотим мы этого или нет, Площадь — это единственный механизм изменения политической ситуации в стране, где продолжительное время функционирует авторитарный режим.

К сожалению, уличное противостояние с авторитарной властью НИКОГДА не происходит без жертв и страданий. Даже «круглым столам» и «диалогам» первоначально предшествовало уличное противостояние. Вместе с тем, само существование общества в условиях политического диктата не обходится без жертв и страданий. Поэтому граждане платят кровавую дань (жизнь, здоровье, свобода, благополучие) независимо от того, борятся ли они или сосуществуют с режимом.

Безусловно, Площади всегда есть альтернатива — это бесконечное ожидание кризиса власти, внутреннего раздрая в элитах, падения экономики и, в конечном итоге, смерти диктатора. При этом за это ожидание опять-таки приходится платить здоровьем, деньгами, бизнесом, свободой и жизнью.

Однако нужно понимать, что естественный процесс загнивания политической системы не означает быстрого скачка к лучшей и стабильной жизни (как, к сожалению, и Площадь не гарантирует этого). Долгое существование авторитарной власти настолько сильно подрывает силы общества, что к моменту ее смены мы имеем истощенный и больной социальный организм, который в тщетных поисках лекарств с легкостью становиться жертвой новых шарлатанов.

И если белорусам посчастливится, и к власти придут знающие и опытные «врачи», то, скорее всего, удастся избежать последующих потрясений, если же нет, то призрак БУНТА будет всегда висеть над головами.

Однако Площади нужно бояться в том случае, если те, кто к ней призывают, не знают, что делать дальше. Само по себе стояние, хождение, хлопание в ладоши результата не даст и власть не напугает, даже если на площади соберется 100 тысяч человек.

Площади нужно бояться, если в обществе нет солидарности, и протест малой группы не перерастает в общенациональный, т.е. когда проблемы предпринимателей, студентов или рабочих не воспринимаются как всеобщая национальная проблема. Конечно же, локальные бунты, протесты, акции и неудавшиеся революции высекают искру, но пламя не возгорится без мобилизации и солидаризации всего общества. Но, к сожалению, пока в нашей стране каждый сам за себя.

Когда студенты БГУ вышли на свой небольшой майданчик против платных пересдач, их назвали двоечниками и лентяями. Можно смело предположить, что теперь бизнесмены не выходят на улицу, потому что уверены, что никто их не поддержит и к акции не присоединится. В последствии наиболее активные из них под молчание большинства загремят в кутузку, другие получат штрафы, и на этом «борьба за правду» закончится.

Почему предприниматели уверены, что останутся один на один с властью? Да потому что они в большинстве своем сделали бы тоже самое, если бы на улицу вышли рабочие или студенты. Они бы спокойно занимались своим делом, а возможно, смотрели бы на такие протесты с осуждением.

Да что говорить о межгрупповой солидарности, когда сплоченности и взаимной поддержки нет внутри отдельных социальных слоев. Разве студенты поддерживают своих коллег, которых исключают за политическое непослушание? Разве рабочие всем миром встают на защиту собственных интересов? И разве не было так, что часть предпринимателей торговала и зарабатывала деньги, когда их же коллеги пытались бороться за общие интересы?

Поэтому при доминировании коллективного эгоизма в обществе не стоит ожидать, что кто-то будет жертвовать собой ради светлого будущего других.

Пока каждая группа будет смотреть на происходящее в стране через щелочку своих интересов — стабильности власти ничего не угрожает. Она спокойно и уверенно будет продолжать наступать и давить, пожирать и истощать общество и государство.

Вместе с тем, для того чтобы общество солидаризировалось, нужна качественная работа соответствующих структур, т.е. оппозиции (независимых профсоюзов). Но на сегодняшний день оппозиция — это переплетение бесконечных внутренних конфликтов, бесчисленного числа коалиций и конгрессов. В свою очередь, все эти конгрессы ставят и ставят задачи по объеденению оппозиции и проведению новых конгрессов, с целью куда-то кого-то призывать, что-то кому-то донести. И чем больше оппозиция что-то доносит людям, тем меньше их понимают и слушают. И эта заезжанная и изрядно исцарапанная пластинка играет снова и снова.

Получается замкнутый порочный круг. Низы не знают, не хотят, не могут. Переломить такую ситуацию при постоянном давлении и контроле властей крайне трудно. Один из вариантов — это выход предпринимателей из их узкого мещанского мира на политическую арену, создание соответствующих структур и выстраивание сильных солидарных связей с другими социальными группами (рабочими и студентами). Только в этих условиях будет возможна организация успешного протеста и смена режима.

Конечно, реализация этого плана представляется крайне сложной, нужно учитывать и тот факт, что власть изначально будет стараться нейтрализовать такую активность. Но если этого бояться и не пытаться переломить ситуацию (взывать к совести власть имущих — дело совершенно бесмысленное), то нужно свыкнуться с тем, что придется смиренно платить власти дань и слушать заезженную и пыльную пластинку оппозиции еще очень долго.


Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

Оценить материал:
Средний балл - 4.13 (всего оценок: 24)

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Злочинна влада понимает только язык силы. Как любой бандюга. Шугануть ее можно только превосходящей силой. Если превосходство будет очевидным, как в массе, так и в организованности, то злочинна влада даже не выведет ОМОН на улицы, сразу побежит прятаться в Москву, или в Пхеньян. Это тот случай, когда на Площади выходят сразу все, и не только в Минске, а вплоть до сельских площадей, и не только выходит на площади, но и организует все вспомогательные действия, снабжение стоящих на площади всем необходимым, отслеживание ответных действий властей, и своевременное их блокирование, и т.п. Как это было в Польше - забастовка охватила не только Гданьск, но вообще всю страну, и быстро. А если превосходство в силе будет не очень очевидным, или будет нарастать постепенно, то злочинна влада попытается какое-то время сопротивляться, и конечно, в процессе этого сопротивления может и трупов наделать, и временно какие-то территории отхватить под свой контроль. Вопрос стоит в том - как именно сделать Площадь достаточно массовой, быстрой, и организованной. Оппозиция, сама страдает организационными изъянами, а эти изъяны - суть продолжение ментальных изъянов большинства белорусов, не может до сих пор выработать действенную стратегию прихода к такой Площади. Но более того - сами боятся что белорусы однажды освоив любые эффективные средства смены власти, потом могут применить их и против них самих в том же числе. Поэтому сама оппозиция, упорнее даже чем нынешняя власть, борется против любых эффективных идей, которые бы помогли сменить злочинну владу.
  • "К сожалению, уличное противостояние с авторитарной властью НИКОГДА не происходит без жертв и страданий..." Автору бы набраться смелости, к которой он традиционно призывает других, но не себя, и договорить до конца: Поэтому настройтесь на то, что ради свержения злочинной влады не ОМОН какой, но революционеры "со светлыми открытыми лицами" могут принести в жертву несколько десятков мирных обывателей. И не факт, что среди трупов не окажутся ваши родные. Правда, потом посмертно героев присвоят.