Павел Усов. ТЕОРИЯ. Революция и негодяи

Страна, где правят негодяи, обречена на революцию.

Павел Усов. Политолог. Аналитик Центра политического анализа и прогноза. Окончил исторический факультет Могилевского государственного университета, магистратуру Варшавского университета. С 2003 по 2005 годы — преподаватель политологии МоГУ. Диссертационное исследование на тему «Формирование и консолидация неоавторитарного режима в Республике Беларусь 1994 — 2010 годах». Читал лекции по ситуации в Беларуси и других постсоветских странах в университетах и академических центрах Польши и Словакии. Занимается изучением специфики формирования, функционирования и трансформации авторитарных режимов, белорусского режима в частности, геополитическими процессами на постсоветском пространстве.

Моя последняя статья «Стоит ли бояться Площади?» дала начало дискуссии о том, в чем смысл революции, если ее плодами, как утверждал Отто фон Бисмарк, довольно часто пользуются недостойные люди: «Революции готовят гении, делают романтики, а её плодами пользуются проходимцы».

Однако прежде чем говорить о смысле революции, следует понять ее причину.

Совершенно очевидно, что условием для революции являются несправедливые и преступные действия правителей, сосредоточивших в своих руках неограниченную власть. Как правило, по своей сущности такие правители являются негодяями и проходимцами, а неограниченная власть им нужна для того, чтобы без помех реализовать свои больные мечты и идеи. В этом стремлении к власти они переступают через здравый смысл, закон и жизни людей.

Поэтому в стране, где властвуют негодяи, отсутствуют или не работают механизмы, при помощи которых общество могло бы воздействовать на такую власть, донести свою волю или сместить ее мирным путем. Наоборот, государственные институты работают на укрепление господства негодяеев. Более того, правитель и его подручные будут нагло врать в лицо людям, что те сами выбрали и поддержали такую власть. И совершенно бесмыссленно пытаться вразумить негодяев, взывать к их совести и к законам, ведь разум, совесть и закон для таких людей — явления совершенно непонятные.

Жажда власти и роскошной жизни — вот законы, по которым живут авторитарные правители. В своем властвовании они не задумываются над последствиями, но, приумножая свои богатства, приумножают ненависть к себе.

В таких условиях бунт, революция — это шаг отчаяния, последнее средство народа, лишенного всех прав, кроме права подчиняться — заставить негодяев уйти или умереть. Английский иторик Карлейл следующим образом описывает состояние духа народа перед революцией во Франции: «О, несчастные, нагие и нищие! Как бессловесное животное кричит под пыткой, не так ли и вы вопиете к небу, не умея даже выразить словами всю глубину вашей боли и оскорбления. Да нет же, так не может продолжаться вечно! Вас услышали на небесах. Придет и ответ, а с ним — ужас вечной тьмы и потрясения всего нашего мира, близка чаша страданий, которую придется испить всем народам».

Другими словами, страна, где правят негодяи, ОБРЕЧЕНА НА РЕВОЛЮЦИЮ.

Но тогда почему, борясь с одними негодяями посредством революции, ее плодами, по словам все того же Карлейла и Бисмарка, снова пользуются негодяи, пусть и другие? И следует ли из этого, что общество должно отказаться от права на революцию, смириться и позволить негодяям безраздельно влавствовать?

Начнем с того, что процент честных и принципиальных людей в авторитарных государствах катастрофически мал. Это происходит по следующим причинам. Прежде всего, именно авторитарные правители видят в таких людях прямую угрозу своей власти и уничтожают их. Этот механизм начинает действовать с момента зарождения власти беззакония и насилия, «советы» тиранов Фрасибула и Тарквиния Гордого по уничтожению лучших людей государства являются показательными примерами.

Далее авторитарная власть делает все возможное, чтобы общество в своей массе оставалось серым и безликим, чтобы выдающиеся люди не появились в принципе. Путем постоянного запугивания государство негодяев принуждает и приучает большую часть людей приспосабливаться, прилаживаться к системе, изменять своим принципам и идеям, с другой стороны, посредством СМИ, идеологии и процесса воспитания оно создаёт разветвленную систему, направленную на формирование безропотного послушания и повиновения власти.

Примером может быть как история СССР, так и современная политическая история Беларуси, когда учителя и педагоги, которые по идеи должны быть светочами правды, участвуют в процессах фальсификации выборов и гонениях на свободомыслие. Таким образом, работа всей махины, что завется Государство, направлена на то, чтобы выращивать беспринципных, лживых и одновременно боящихся людей, все тех же негодяев, ведь править негодяями значительно проще.

Но если читателя обидели мои слова, и он считает, что белорусы в своем большинстве — это хорошие и достойные люди, тогда пусть он ответит на простой вопрос: кто ими правит вот уже 20 лет?!

Вся проблема в том, что в авторитарных системах, где господствуют негодяи, происходит одна из самых страшных вещей: насилие над моралью и правдой, когда эти понятия для подавляющего числа граждан не значат ничего, и когда для них легче, удобнее и безопаснее отказаться от правды и принципов, сидеть тихо и не высовываться.

Если же каким-то чудом в стране появляются благородные люди, которые решают бороться за правду, то они должны пройти через множества препятствий, начиная с недопонимания и проклятий со стороны близких и окружения (превращаясь в изгоев), заканчивая давлением и репрессиями властей. И если этим людям удастся сохранить свою жизнь, здоровье и принципы, то велика вероятность того, что кто-то из них может погибнуть в случае революционного противостояния с властью.

В борьбе против несправедливости гибнут лучшие. Соответственно, к моменту завершения революционных изменений число принципиальных людей еще больше уменьшается.

В некоторой степени весьма показательна модель поведения руководителей некоторых оппозиционных партий в Украине во время Майдана. Тот же Яценюк, который произнес самые знаменитые свои слова: «Кулю в лоб, так кулю в лоб». Но пулю получили другие, верившие и оборонявшие идеи Майдана до последнего, в то время, когда «партийцы» вели переговоры с негодяями. И вот теперь этот человек — премьер-министр.

В такой ситуации, которую мы описали выше, когда власть негодяев направлена на уничтожение лучших и лучшего, трудно ожидать, что вдруг из ниоткуда появятся принципиальные и достойные люди.

И если дела обстоят именно так, то с революцией или без очень высоки шансы, что к власти в стране снова придут негодяи, ведь их способность к выживанию в условиях авторитаризма гораздо выше, чем людей с принципами. Если надо прогнуться, они прогнуться, если нужно что-то подписать, они подпишут, если власти нужно, чтобы ей подыграли, они подыграют, а самое главное, они смогут вовремя перекраситься в любой нужный политический цвет.

Увы, в обществе, где в массе своей выживают только подлец и негодяй, надежды на скорые перемены к лучшему довольно туманны. Быть может, кто-то увидит выход в том, чтобы научиться из многих негодяеев выбирать таких, кто менее плох? Но никто не даст гарантию, что получив власть, порочность не разрастется и не поглотит человека целиком, ведь «любая власть развращает» (Лорд Актон). Да и «уровень негодности» невозможно измерить.

В свою очередь, искаженная система ценностей впоследствии потребует долгих лет исправления. Революция же, к сожалению, не в состоянии скорректировать ее, она лишь уничтожает прежние политические рамки и расчищает дорогу. Станет ли «проторенная дорога» магистралью или превратится в изрытое и заболоченое месиво, зависит от тех, кто придет к власти.

Вместе с тем, одной из проблем революции, на мой взгляд, является то, что общество останавливается на первой фазе — разрушения, удовлетворения злобы и жажды справедливости, ему не хватает силы и энергии, знания и умений, принципов и ценностей, чтобы установить такие механизмы, при которых негодяи не смогут получить власть, либо их действия будут максимально ограничены.

Таким образом, в том, что к власти в результате революции приходят негодяи и проходимцы, виновата не революция, а прежняя власть, которая на протяжении долгого времни уничтожала в обществе все лучшее, оставив лишь злобу и ненасытную жажду мести.

И что остается делать в такое мрачное время? Отказаться от борьбы, принять судьбу и сдаться на милость негодяев? Я думаю, люди принципов и правды просто по своей природе не способны на это. Смысл их жизни — в борьбе за правду, даже тогда, когда большинство их презирает и преследует. Остается надеяться на то, что эта борьба приведет к тому, что общество со временем станет более благородным и просвещенным, а управлять им будут достойные люди.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».

  • может где то эти рассуждения покажутся абстрактными, но в нынешней РБ вместо слов негодяи можно писать длинные списки фамилий.
  • 1. Охосспади, как "многа букаф", чтобы отмыть добела черного кобеля, в данном случае - нынешние киевские власти. 2. "Но если читателя обидели мои слова, и он считает, что белорусы в своем большинстве — это хорошие и достойные люди, тогда пусть он ответит на простой вопрос: кто ими правит вот уже 20 лет?!" Что вы, типа независимые журналисты и политологи, хотите от народа, если в результате "революции достоинства", которую приветствовали, сами это достоинство полностью утратили, поскольку пишете теперь об Украине только то, что разрешают вам ваши грантодатели, откровенно закрывая глаза на все укромерзости и нещадно вычищая все неудобные комменты? Вам хочется жить и зарплату получать, а народу - нет?