Нашу национальную идею наверняка вывели доказательством от противного

Стране нужны рыночные реформы и инвестиции. Нужна демократизация, необходимо сильное местное самоуправление, в целом...

Зря все-таки подтрунивают над нашей властью. В том смысле, что нет у нее концептуального размаха мысли, а больше наблюдается тяготение к селекторным совещаниям: клади удобрений столько-то и так далее… Периодически все же возникает в верхнем эшелоне тяга к высоким материям. И тогда ученые мужи получают задание разработать национальную идею. Ныне на выходе новый проект. Академические умы поработали на совесть. Другой вопрос — будет ли востребован их труд нынешней властью.

О проекте фундаментального документа — программы развития Беларуси, что создан под эгидой академического Института экономики, автор этих строк беседовал сегодня с директором института Петром Георгиевичем Никитенко.

По его словам, в этот капитальный труд вложили душу примерно три сотни ученых. Концепция нацелена, если пользоваться терминологией академика Вернадского, на ноосферное общество. То есть такое, где царит человеческий разум, где погоду делают плоды его мысли. Красиво, не правда ли? И триаду для выражения национальной идеи ученые подобрали емкую. Вот она: «Отечество — Интеллект — Благосостояние».

Как рассказал директор Института экономики, этот увесистый — страниц под 130 — документ отнюдь не является голой декларацией. Там изложены и механизмы построения процветающей Беларуси. Речь идет о коренных изменениях как в экономике, так и в политике, и в общественной сфере. Стране нужны рыночные реформы и инвестиции. Нужна демократизация, необходимо сильное местное самоуправление, в целом развитие гражданского общества. А по большому счету — надо перековывать менталитет, отрекаясь от стереотипов индустриальной эпохи и беря в качестве главного ориентира развитие личности.

В этой связи Петр Никитенко справедливо вспомнил Архимеда с его крылатой фразой про точку опоры, с помощью которой можно перевернуть мир. Мол, мы, ученые, подсказываем власти, на что опереться для реализации формулы национальной идеи.

Тогда я напрямик спросил у Петра Георгиевича: а верит ли он сам, что власть воспримет столь радикальную для нее программу? Умудренный научным и житейским опытом собеседник дипломатично ответил в том духе, что дело ученых — предложить концепцию как оптимальный вариант развития страны. А уж если на деле все пойдет по иному сценарию — то претензии не к академикам.

Сейчас проект отдан на критический анализ в различные ведомства и важные учреждения — начиная от Администрации президента. Возможно, через какое-то время он появится и в печати. И вот ведь в чем фокус: вряд ли кто громогласно оспорит главные положения документа. Но по большому счету он останется в обозримом будущем лишь сводом благих пожеланий. Уж очень контрастирует с концепцией наша реальность. А главное — слишком мало в ней предпосылок для перемен.

Прибегая к горькой иронии, можно сказать, что белорусские академики вывели национальную идею доказательством от противного. Посмотрим на сегодняшнюю Беларусь. Отечество в опасности, интеллект на задворках, а уж о благосостоянии и заикаться нечего.

И чтобы переиначить эту незавидную ситуацию, нашим властям предержащим надо отречься от основных своих принципов. Надо прекратить опасные игры с суверенитетом, научиться уважать язык, культуру и историю титульной нации, дать больше свободы частному предпринимательству, зарубежным инвесторам, альтернативной мысли и независимой прессе. И еще много чего надо сделать для перехода от административно-командной модели к современному либеральному обществу.

Зная наших державных мужей, такую метаморфозу представить себе невозможно. Так что, вероятнее всего, увесистую распечатку тихо положат под сукно. Академикам скажут спасибо и, может быть, даже выдадут премию, которую те добровольно-принудительно переведут на строительство Национальной библиотеки.

А в стране начнется очередное селекторное совещание.