Беларусь — ЕС: два года после перезагрузки

В середине августа исполнится два года с начала «перезагрузки» отношений между Республикой Беларусь и Европейским союзом...

 
Да, летит время: в середине августа исполнится два года с начала «перезагрузки» отношений между Республикой Беларусь и Европейским союзом. Начало было многообещающим, однако затем едва начавшееся встречное движение достаточно быстро затормозилось. Ныне взаимодействие застыло на невысоком уровне. Судя по последним высказываниям сторон, в обозримом будущем ожидать прорыва не приходится.
 
Напомню, что очевидным толчком к сближению послужила кавказская война, в результате которой Россия фактически аннексировала две части территории Грузии — Абхазию и Южную Осетию. Через несколько дней после окончания боевых действий, 17 августа 2008 года, белорусские власти сделали то, чего Запад безуспешно добивался в течение двух предыдущих лет: они освободили оппозиционера Александра Козулина, а чуть позже — и двух последних политзаключенных — Сергея Парсюкевича и Андрея Кима.
 
Несмотря на то что прошедшие вскоре выборы в Палату представителей не были признаны свободными и справедливыми, 13 октября 2008 года Совет ЕС принял решение восстановить политические отношения с Беларусью и приостановить действие визовых ограничений против большой группы чиновников во главе с Александром Лукашенко.
 
Официальный Минск оценил этот жест и сделал еще несколько послаблений. В частности, в каталоги для подписки и в государственную сеть распространения были возвращены две независимые газеты — «Наша ніва» и «Народная воля». Кроме того, в конце года с четвертой попытки было наконец зарегистрировано движение «За свободу» во главе с Александром Милинкевичем.
 
Складывалось впечатление, что череда взаимных уступок, пусть не самых крупных, будет продолжена. Однако белорусская сторона упомянутыми шагами практически ограничилась, если не считать огромным позитивом то, что силовики уже не так усердствовали при разгоне митингов. Впрочем, такого рода инциденты время от времени все же имели место, как и случаи уголовного преследования по откровенно политическим мотивам.
 
Тем не менее, в апреле 2009 года Совет ЕС продлил на 9 месяцев приостановку санкций, а 7 мая Беларусь в числе ряда других постсоветских стран стала членом программы Евросоюза «Восточное партнерство».
 
На фоне прежнего полного отсутствия контактов на высоком уровне примечательными стали визиты в Минск верховного представителя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы, еврокомиссара по вопросам внешних связей Бениты Ферреро-Вальднер и премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Белорусский правитель посетил Ватикан и встретился в Риме с тем же Берлускони.
 
С тех пор больших сдвигов в отношениях Минска с объединенной Европой не последовало. К числу более или менее заметных событий можно отнести, пожалуй, лишь внесение Национальным собранием некоторых изменений в Избирательный кодекс, что, впрочем, к его серьезному улучшению не привело.
 
В итоге первоначальная эйфория сменилась разочарованием с обеих сторон. Белорусское руководство, которое всегда волновала исключительно экономическая составляющая сотрудничества, недовольно очевидным застоем в реализации «Восточного партнерства», которое вызвано главным образом глубокими внутренними проблемами Евросоюза. Что же касается Брюсселя, то его сдерживает отсутствие прогресса в плане демократических преобразований в Беларуси.
 
В последнее время положение дел осложнилось обострением белорусско-российских противоречий, прежде всего в энергетической сфере. Казалось бы, в этих условиях Минску было бы логично сделать несколько шагов навстречу призывам объединенной Европы, дабы обеспечить себе некую внешнеполитическую поддержку.
 
Однако по итогам недавнего визита в нашу страну комиссара по вопросам расширения ЕС и европейской политики добрососедства Штефана Фюле складывается впечатление, что пока в Минске на этот вариант не согласны.
 
Неуступчивость в этом плане Александр Лукашенко еще раз засвидетельствовал, выступая перед журналистами 16 июля на Гомельщине. Он выразил категорическое несогласие с тем, «чтобы нам еще в «Восточном партнерстве», где делом надо заниматься, подкидывали вопросы демократии…».
 
Не вызывает сомнений, что в ближайшем будущем Евросоюз сконцентрирует внимание на президентской кампании в Беларуси. Судя по всему, Брюсселю не очень хочется возвращаться к прежней конфронтации. В то же время, он не может позволить себе отказаться от собственных основополагающих принципов, по крайней мере публично.
 
Поэтому в сложившихся обстоятельствах от белорусских властей требуется всего лишь хоть как-то продемонстрировать свою готовность к переменам, что позволило бы сохранить статус-кво в двусторонних отношениях на достаточно длительный период. Пока, однако, в Минске показывают, что собираются стоять на своем до конца.