Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Лукашенко перестает быть «батькой»
    Государство становится для белорусов все более чужим, а бессменный президент теряет ореол народного вождя…
  2. Беларусь хочет поиграть в ШОС
    Хотя власти пока не могут внятно объяснить, какие преимущества получит страна в связи с повышением ее статуса в Шанхайской организации сотрудничества.


Политика

Лукашенко, Путин и Назарбаев учредят «рынок с дырками»


Владимир Путин очень хочет запустить Евразийский экономический союз в объявленный срок — с 1 января 2015 года. Поэтому спорные вопросы Москва попытается отодвинуть на потом. Но Александру Лукашенко (как и Нурсултану Назарбаеву) важно застолбить выгодные условия интеграции именно здесь и сейчас.

Владимир Путин. Фото ИТАР-ТАСС

Теперь, когда широкая публика следит за сочинской Олимпиадой да киевским Майданом, в рамках евразийской интеграции идет этакая незаметная для непосвященных, но ожесточенная схватка бульдогов под ковром.

В итоге ради компромисса договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) могут сделать аморфным, выхолощенным. На такие мысли наводит публикация московского «Коммерсанта». В руках журналистов оказалась рабочая версия второй части проекта этого договора.


ЕАЭС: дом с недоделками

В декабре Путин заявил, что текст соглашения должен быть готов к подписанию 1 мая 2014 года. Затем документ направят на ратификацию в парламенты с прицелом на то, чтобы с 1 января 2015 года союз был запущен.

На заседании Высшего Евразийского экономического совета в Москве 24 декабря Россия, Беларусь и Казахстан одобрили институциональную часть договора. То есть, грубо говоря, декларации, которые сами по себе мало к чему обязывают. Теперь идет подготовка функциональной, или отраслевой, части соглашения. Но и она может оказаться расплывчатой.

«Большая часть семи десятков статей проекта — общие декларации, отсылающие к будущим приложениям к договору (всего более 30 приложений)», — сообщает московское издание. Авторы делают вывод, что за счет довольно сильного сокращения сферы договора шансы на создание ЕАЭС с 2015 года растут — «по существу, стороны сейчас спорят только о правилах координации нефтегазовых рынков, прочие спорные вопросы оставлены на будущее».

Не получится ли в итоге нечто вроде сдачи дома в советских традициях — со множеством недоделок, которые потом устраняются годами, а иные остаются бедой для жильцов навсегда?


Мины замедленного действия

«Изначально было понятно, что сроки создания ЕАЭС — ужатые и потому подготовить полноценный договор, запустить все механизмы регуляций к 1 января 2015 года не получится», — отметил в комментарии для Naviny.by аналитик BISS (Вильнюс) Андрей Елисеев.

Он не видит в таком развитии событий ничего странного, обращает внимание на то, что и в ЕС многие вопросы регулируются отдельными документами.

Елисеев подчеркивает, что в мае предполагается утвердить крайние сроки решения вопросов об изъятиях и ограничениях в рамках ЕАЭС, и многие дедлайны, конечно, будут позже 1 января 2015 года. Поначалу же «это будет не полноценный рынок, а с дырками, как сейчас ЕЭП», говорит собеседник Naviny.by.

По его мнению, эффект евразийского проекта во многом будет зависеть от того, насколько действенным станет механизм исполнения решений в рамках ЕАЭС, достаточно ли окажется в этом плане рычагов у наднациональных органов. Беларусь и Казахстан, отмечает Елисеев, боятся давать этим надстройкам много полномочий, хотели бы принимать основные решения на евразийских саммитах.

Иначе говоря, руководители государств предпочли бы «разруливать» спорные вопросы в духе своей политической культуры — «по понятиям». И здесь кроется взрывоопасный потенциал. Договороспособность авторитарных лидеров в принципе вызывает сомнения. Что же касается белорусского руководства, то подписывать интеграционные бумаги, а потом «соскакивать» — это, убеждены критики, уже своего рода фирменный стиль.

Можно вспомнить эксперимент со строительством Союзного государства Беларуси и России. Еще в 1999 году был подписан большой союзный договор, планировалось уже к 2005 году ввести единую валюту, и вообще многим обозревателям казалось, что скорая инкорпорация Беларуси для Кремля лишь дело техники. Но Лукашенко, получая авансом огромные дотации, искусно торпедировал не выгодные ему договоренности.

Сейчас, в рамках создания ЕАЭС, «работа намного серьезнее» и, по крайней мере, «в функциональной, правовой сфере прогресс пойдет дальше», полагает Елисеев. При этом, соглашается собеседник Naviny.by, между партнерами «стычки будут сто процентов».

«Этого не избежать. Это происходит и в ЕС. Стороны будут искать лазейки в договоренностях, стараться интерпретировать те или иные положения в свою пользу»,
— прогнозирует аналитик BISS.


Минск и Астана куют железо

Уже сегодня в рамках работы над документами о создании ЕАЭС «идет очень жесткая дискуссия», отметила в комментарии для Naviny.by минский экономический обозреватель Татьяна Манёнок.

Она привела пример: 30 января в Москве эксперты так и не пришли к полному согласию после девяти часов дискуссии в рамках Евразийской экономической комиссии по поводу доработки проекта договора о ЕАЭС в сфере электроэнергетики, нефти и газа. Следующий раунд — 13 февраля, и не факт, что он окажется последним.

Энергетика — пожалуй, самая спорная сфера для партнеров. Казахстан, сам богатый нефтью и газом, хочет, в частности, добиться доступа к российской инфраструктуре, чтобы выгоднее было гнать энергоносители на экспорт, для Беларуси же важно заполучить энергоресурсы подешевле. В обоих случаях решение зависит от России, которая при этом сама проигрывает. Но если не умаслить партнеров, ЕАЭС может развалиться.

По словам Манёнок, сейчас для Астаны и Минска — «этапный момент, когда говорят: куй железо, пока горячо». После подписания договора переиграть что-либо будет сложнее.

При этом особенно важный для белорусской экономики вопрос об отмене российских экспортных пошлин на нефтепродукты будет решаться, по словам собеседницы, в рамках двойки. То есть, если без обиняков, между Лукашенко и Путиным.

«Мне сложно представить, что Россия полностью отдаст Беларуси эту ренту», — говорит Манёнок. Возможно, предполагает она, будут введены пропорции раздела пошлин между партнерами.

Эксперт также обращает внимание на то, что Минску придется отказаться от барьеров на пути российской продукции на отечественный рынок. В то же время «белорусская экономика не подготовлена к условиям более высокой конкуренции», говорит обозреватель.


Пошел по шерсть, а вернулся стриженым

О том, что отечественная продукция неконкурентоспособна, в последнее время стали дерзко заявлять даже вечно прячущие глаза на совещаниях у президента топ-чиновники.

Так, посол во Франции Павел Латушко заявил, что наша техника разваливается прямо на презентациях, премьер Михаил Мясникович признал, что отечественные предприятия, в том числе брендовые, значительно уступают зарубежным по качеству. Наконец, вице-премьер Петр Прокопович просто взмолился, взывая к главе государства: «Александр Григорьевич, надо же быть реалистами. У нас нет ни одного машиностроительного предприятия, которое было бы конкурентоспособно с мировыми лидерами».

Но для специфичного реалиста Лукашенко главная реальность, вопрос выживания — это наползающие президентские выборы 2015 года. Потому реформировать экономику, ввергая электорат в дискомфорт, он в ближайшие полтора-два года не будет. Да и позже реформаторский зуд вряд ли проснется. Не та ментальность, не та политическая система.

Поэтому в Евразийском союзе Минск попытается навязывать игру в одни ворота. И дело даже не в той болезненной тяге объегорить партнера, которую приписывают Лукашенко, а в элементарной неготовности белорусской экономики к состязанию по гамбургскому счету.

А Путин предлагает именно такую рамку. Да, он пообещал пойти на отмену большинства, а то и всех изъятий, в том числе экспортных пошлин на нефтепродукты с 2015 года, но при условии встречных уступок со стороны Беларуси и Казахстана.

В частности, Минску придется отказываться от привычного протекционизма, открывать свой рынок для российских товаров. Поэтому неправильно думать, что три-четыре миллиарда (годовой выигрыш от ликвидации этих пошлин) свалятся в белорусский бюджет как с куста. Еще не известно, сколько потеряет наша экономика от того, что ужесточится конкуренция на общем рынке ЕАЭС.

Таким образом, играть в одни ворота в рамках евразийского проекта у Минска не получится, резюмирует Андрей Елисеев: «Если играть честно, по правилам, то это потребует переформатирования белорусской экономики».

Итак, вопреки трелям пропаганды, ЕАЭС отнюдь не станет для белорусов райским уголком с дешевыми энергоресурсами и прочими тепличными условиями. Скорее, это тот случай, когда велик риск пойти по шерсть, а вернуться стриженым.

Просто испить чашу евразийской интеграции «народцу» предстоит попозже, после очередной «элегантной победы» бессменного президента.

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Причем тут белорусский язык? Или вы думаете что от языка зависит ситуация в стране? И кто её довел? Просто всем удобнее с соседями общатся на понятном языке вот и всё!
  • Глядя на этот "союз" даже ругаться уже не хочется, максимум чего нибудь скаламбурить - Почём дырки от рынка?
  • Термины употребляются, хотя и в меньшей степени. Есть определённая модификация терминологии. Предположу, что связана она регулярными экономическими провалами и сворачиванием программ дотирования населения. Сочувствую вашему желанию манипулировать чужими текстами. Стараетесь зря. Я хорошо понимаю, что делаю и что пишу. Разберитесь для начала со своими мыслями и фобиями. В том числе и с теми, которые касаются белорусского языка.
  • )) паважаны, вы не заўважылі, што на працягу апошніх 2-3-х гадоў гэтыя тэрміны перасталі ужывацца і у беларускіх СМІ і тнп?
  • "За очень короткий период белорусизации было совершено на несколько порядков меньше преступлений, глупостей и мерзостей, чем в последние 20 лет..." Сами хоть поняли, что сказали? Предлагаю продолжить: за завтраком мы съедаем меньше, чем за весь день. За одну гонку Домрачева пробегает меньше, чем за весь сезон. За один тост выпивается водки меньше, чем за всё застолье...
  • Сохранение белорусского языка это необходимое условие для человеческой жизни в этой стране. Но это условие не является достаточным. К нему действительно нужно предложить внятную экономическую программу и систему ценностей, являющеюся альтернативой тотальному эРБэшному вранью. В части страшилок о беларускай мове согласен: человек, который боится белорусского языка больше чем интеграции, социально-ориентированного государства и особого эРБэшного пути развития либо дурак, либо проплаченный негодяй. За очень короткий период белорусизации было совершено на несколько порядков меньше преступлений, глупостей и мерзостей, чем в последние 20 лет.