Другие материалы рубрики «Политика»

  1. На пороге новой холодной войны. Беларусь обозначает нейтралитет
    Проводившаяся в течение двух последних десятилетий политика настолько прочно привязала нашу страну к России, что вырваться из «братских» объятий чрезвычайно сложно.
  2. Ренессанс лозунга. Безопасность снова становится фишкой Лукашенко
    И вот на фоне обезумевшего мира выходит к работягам (в темном костюме и темной же рубашке-поло, но фигурально весь в белом) строгий и мудрый белорусский вождь…


Политика

Белорусских журналистов станут реже «винтить»?


Белорусские власти декларируют готовность к диалогу по вопросам свободы прессы. Под эгидой МИДа 15 сентября в Минске прошел семинар с участием Дуни Миятович, представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ.

Но дальше подобных мероприятий власти вряд ли пойдут, системных изменений в медиасфере не будет, убеждены эксперты.


С Дуней Миятович встретился министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей


Диалог на уровне азбуки

Белорусская сторона готова к открытому, заинтересованному, конструктивному диалогу с офисом представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Об этом на семинаре по взаимодействию органов правопорядка и СМИ 15 сентября в минском отеле «Краун плаза» заявила замминистра иностранных дел Елена Купчина.

Со своей стороны, Миятович подчеркнула: «Обе стороны должны работать вместе, чтобы гарантировать свободу медиа в Беларуси».

На самом деле стороны стараются хотя бы не нарушить сам хрупкий процесс взаимодействия. Большим достижением выглядит уже то, что Миятович при ее «вредной» должности пускают в страну (в отличие, например, от спецдокладчика ООН по Беларуси Миклоша Хараcти).

Показателен и сюжет семинара: белорусским стражам порядка втолковывают, что бить прессу палкой по голове — это не комильфо, и те вроде как соглашаются. Почти идиллия.

Понятно, лучше, чтобы не били. Представители белорусского медиасообщества приветствуют и такие мероприятия: при том что это окно возможностей узко, как игольное ушко, о каком-то минимуме приличий можно договориться.


Минск хочет слегка понравиться Западу

«Такие семинары нужны», — заявил в комментарии Naviny.by заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) юрист Андрей Бастунец. В результате, считает он, возможно, «будут сняты некоторые конфронтационные вопросы» в отношениях между СМИ и правоохранительными органами.

Прежде всего речь идет о задержаниях журналистов при исполнении служебных обязанностей. Отечественные милиционеры, будучи также «при исполнении», не привыкли, особенно во время уличных акций, церемониться с пишущей да снимающей братией.

Блюстители не особо боятся перегнуть палку, ведь практически не было случаев, когда милиционера наказали бы за грубое обращение с представителем прессы, произвольное задержание.

Если брать уровень повыше, то белорусскому руководству жесткий контроль над политической ситуацией в стране, включая медиасферу, несравненно важнее, чем международный имидж в целом и нахождение в хвосте мировых рейтингов свободы СМИ в частности.

Другое дело, что сейчас Минск ловит парадоксально благоприятную внешнеполитическую конъюнктуру: в связи с украинским кризисом появился шанс разморозить отношения с Западом малой кровью.

Западники смягчились по отношению к режиму, руководство которого сумело несколько дистанцироваться от Кремля в украинском вопросе. На фоне закусившего удила Владимира Путина его белорусский коллега кажется уже не таким страшным диктатором.

В повестке дня Беларусь — Запад геополитика теснит вопросы демократизации, правозащитную тематику. Европа и США, заинтересованные усилить влияние на Минск, готовы реагировать на его даже сугубо символические шаги в сфере прав и свобод, так как это позволяет развивать диалог без потери лица.

Вот почему ныне в Минске чины в погонах и без глубокомысленно обсуждают с Миятович элементарное — чтобы журналистов не били палкой и не вязали почем зря.


Удавка немного ослаблена

По данным Андрея Бастунца, за восемь месяцев нынешнего года в Беларуси зафиксировано 21 задержание журналистов. За весь прошлый год было 54. Вроде как прогресс. Впрочем, отмечает собеседник Naviny.by, на статистике могло сказаться и снижение уличной активности.

Действительно, оппозиции ныне еще труднее стало звать народ на улицы: сначала многих напугал разгон Площади-2010, а теперь вот впечатлили кровавые украинские события, которые у многих так или иначе ассоциируются с Майданом.

В итоге Александр Лукашенко получил возможность выиграть президентскую кампанию 2015 года без чрезмерных репрессий, одной левой.

Но до выборов по графику еще больше года. Конъюнктура — и внешнеполитическая, и экономическая — для действующего руководителя государства может ухудшиться.

Да и в принципе он предпочитает создать на выборах тройной запас прочности. Так что они могут быть проведены по жесткому сценарию, когда и прессе тоже мало не покажется.

Сегодняшнюю же ситуацию в медиасфере Бастунец характеризует так: «Удавка на шее прессы остается, но пока она несколько ослаблена».


Реформы? Вы смеетесь!

Во всяком случае, эксперты пессимистичны в том, что касается системных изменений в сфере СМИ. При том что, напомню, именно реформирование медиасферы выбрано одним из приоритетов в рамках проекта «Рефорум», реализуемого в Беларуси в 2014–2015 годах под эгидой Евросоюза.

В принципе, БАЖ давно разработал пакет законодательных предложений, направленных на расширение гарантий свободы СМИ. Но эту бумагу государственные инстанции последовательно отфутболивают. И предпосылок, чтобы отношение изменилось, не видно.

Все, кто знает специфику нынешнего политического режима, прекрасно отдают себе отчет в том, что он никогда добровольно не откажется от фактически монопольной позиции в медиасфере. Никогда не станет финансировать «вражескую» независимую прессу, как финансирует из бюджета «свою», государственную (впрочем, тут бы хоть не душили!). И даже просто не введет цивилизованные правила, касающиеся, например, аккредитации журналистов.

Андрей Бастунец сомневается, что власти хотя бы вернут в систему распространения газеты, выброшенные за борт еще перед выборами 2006 года. Ныне проблемы с распространением через «Белпочту» и/или союзпечать испытывают, по данным БАЖ, 11 изданий.

Представитель БАЖ также опасается, что власти могут вернуться к вопросу о регистрации интернет-ресурсов как СМИ, что станет лишней рамкой для свободы слова в стране.


Как в анекдоте про Ильича и бритву

Небольшие тактические уступки в медиасфере со стороны властей возможны, но «стратегически ничего не будет меняться», заявил в комментарии Naviny.by медиааналитик и политический обозреватель Павлюк Быковский.

В частности, по его мнению, вряд ли получат аккредитацию, то есть возможность легально работать в Беларуси, вещающие из-за рубежа «Радыё Рацыя», телеканал «Белсат».

Также вряд ли будет законодательно решена проблема фрилансеров, которых у нас часто наказывают за работу без «корочек» и той же аккредитации. «Из общения с чиновниками я вижу, что нет даже минимального понимания, зачем это надо решать», — говорит Быковский.

Он, однако, допускает, что на тех, кто работает без аккредитации на зарубежные СМИ, какое-то время власти «могут смотреть сквозь пальцы», чтобы не давать Западу лишних поводов для критики.

«Но это не решение проблемы, это означает, что в любой момент ситуация может измениться», — подчеркивает медиаэксперт.

Речь идет, как вы понимаете, об изменениях не в лучшую сторону. Учитывая политическую специфику, негосударственная пресса Беларуси уже много лет молится, чтобы не стало еще хуже.

Максимум доброты, на которую способны белорусские власти в отношениях с прессой, — это как в старом анекдоте про Ильича с бритвой и ребенка: а ведь мог бы и по горлу полоснуть!

Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

Последние Комментарии

  • Я просто намекаю, что ваш "язык падонкафф" кагбэ позавчерашний день. Неужели такие старые методички?
  • Ох да, как же это я забыл, что посты сюда вы шлёте морзянкой из землянки в лесу, окружённом тремя кордонами смершевцев...
  • Вы хотите сказать: КГБ намекает?
  • Съехали на примитивно убогий троллинг, что кагбэ намекает. По существу есть что сказать?
  • А что такое "ить"? Растолкуйте плохо знающим великий и могучий.
  • А если вы побрились, то называть гладкорылым?