Другие материалы рубрики «Политика»

  1. Всебелорусское собрание: трудяги проголосуют за застой
    Белорусский тренд при нынешних замшелых подходах властной верхушки — это сползание в ловушку бедности, на уровень условного Гондураса…
  2. Отчет спецдокладчика ООН по Беларуси: незначительные изменения маскируют отсутствие политической воли
    Такой вывод содержится в отчете спецдокладчика ООН по ситуации в Беларуси Миклоша Харасти, который будет представлен на 32-й сессии Совета ООН по правам человека.


Политика

Дуня Миятович: преследования, задержания, избиения журналистов — это абсолютно неприемлемо


Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович 15-16 сентября посещает Беларусь с двухдневным официальным визитом.

В понедельник Дуня Миятович встретилась с министром иностранных дел Владимиром Макеем и министром информации Лилией Ананич, а также приняла участие в семинаре по взаимодействию органов правопорядка и СМИ в Беларуси.

О своих оценках ситуации со свободой СМИ в нашей стране, о динамике этой ситуации и ее перспективах  Дуня Миятович рассказала в интервью информационной компании БелаПАН.

Дуня Миятович

— Какова главная цель вашего визита в Беларусь?

— Фактически это мой третий официальный визит в Беларусь. Он был согласован с Министерством иностранных дел, и это обычная практика для всех стран-участниц ОБСЕ, которые я посещаю, чтобы обсудить проблемы со свободой СМИ в стране.

Конечно, участие в семинаре по взаимодействию органов правопорядка и СМИ — это важная часть моего визита. Но приезд сюда это также и возможность встретиться с белорусскими журналистами, представителями неправительственных организаций, чтобы от них услышать о ситуации со СМИ в стране, какие главные проблемы я должна затронуть на встречах с представителями властей и каковы должны быть дальнейшие шаги, которые, возможно, последуют за этим семинаром, и что еще должен сделать мой Офис в сотрудничестве с Беларусью.

Мой последний визит в Беларусь состоялся в прошлом году. Мы тогда провели очень успешный семинар на тему развития интернет-СМИ и онлайн-журналистики. Тот визит был успешным и потому, что мы обсудили многие проблемы, которые были чрезвычайно важны. В частности, вопрос безопасности журналистов.

Во время моего прошлого визита я просила правительство сделать абсолютно все возможное, чтобы с журналистов были сняты обвинения. И это в итоге произошло. Сейчас в Беларуси нет журналистов в тюрьмах, а обвинения были сняты. Я имею в виду дела Анджея Почобута, Ирины Халип, Натальи Радиной и Антона Суряпина. Снятие обвинений — это весьма позитивный шаг, но лишь его одного недостаточно.

— Что касается семинара по взаимодействию правоохранительных органов и СМИ в Беларуси, какие рекомендации вы могли бы дать сотрудникам правоохранительных органов по сотрудничеству со СМИ?

— Это проблема, с которой сталкиваются многие страны. Но в Беларуси она проявляется особенно сильно, потому что происходит очень много краткосрочных задержаний журналистов. Хотя я должна отметить, что число задержаний значительно уменьшилось. Например, в 2011 году зафиксировано более 150 случаев, а в нынешнем — 21. И хотя уменьшение случаев никак не оправдывает и не извиняет задержание, но хотя бы видно, что власти пытаются что-то сделать.

Данный семинар является еще одной попыткой моего Офиса помочь правоохранительным органам и журналистам взаимодействовать друг с другом, а также избегать задержаний и арестов журналистов. И здесь дополнительной проблемой становится требование об обязательной аккредитации. Я считаю, что оно должно быть отменено, потому что реально ограничивает возможности для журналистов. И отмена этого требования могла бы значительно упростить ситуацию, чтобы правоохранительные органы не преследовали журналистов, когда те сообщают о том, что происходит на улицах. В их преследовании тогда не будет никакой необходимости. И пока обязательная аккредитация не отменена, мы не можем говорить о свободе для СМИ в Беларуси.

Белорусских журналистов станут реже «винтить»? 

Что касается моих рекомендаций, которые я бы адресовала, в первую очередь, руководству правоохранительных органов, то скажу, что необходимы смелость и храбрость для изменения ситуации в медиа-сфере в Беларуси. И без четкого сигнала от руководства страны, таких изменений не произойдет.

У вас может быть лучшая полиция в мире, но если ее сотрудники не были должным образом с самого верха проинструктированы выполнять свою работу надлежащим образом и с уважением к свободам и правам человека, они не будут этого делать.

И я говорю не только о Беларуси. Все слышали о том, что произошло в США в городе Фергюсон (там от действий полиции пострадали журналисты, освещавшие массовые протесты жителей, вспыхнувшие после убийства полицейским темнокожего подростка. — БелаПАН). И я выступила с весьма резким заявлением по этому поводу. И к тем же проблемам я вынуждена привлекать внимание в Испании, в Германии. Так что даже в странах, которые имеют более длительную традицию уважения к свободе выражения и свободе СМИ, такие вещи происходят. Но там они не носят системного характера, это единичные случаи. И власти делают все, чтобы это не повторилось, такие случаи расследуются, а нарушившие закон представители правоохранительных органов наказываются. Потому что роль полиции заключается в защите журналистов, чтобы они могли свободно сообщать о происходящем.

Конечно, это нелегкая задача и непростой путь, особенно для тех стран, которые переживают процесс трансформации. Я родилась в Боснии, так что я прекрасно понимаю, насколько это трудный путь. И понимаю, что без решительного желания властей изменить ситуацию не будет никаких перемен, и мы просто впустую тратим время.

— «Индекс цензуры» в своем последнем докладе отметил, что Беларусь «остается страной с одним из наиболее репрессивных медиаландшафтов в Европе». В ОБСЕ согласны с такой оценкой? Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в сфере медиа в Беларуси?

— «Индекс цензуры», «Фридом Хаус», «Репортеры без границ» имеют свои рейтинги и систему ранжирования. Разумеется, я тесно сотрудничаю с этими организациями, отслеживаю их работу, как и они отслеживают мою. Но между нами есть отличия. Я возглавляю межправительственное учреждение, мы не является негосударственной организацией. И мы не сравниваем страны.

Если я в своей работе начну сравнивать страны, то, думаю, я просто открою ящик Пандоры. Как можно, например, сравнивать Беларусь и Боснию или Беларусь и Испанию, несмотря на то, что есть страны, которые переживают процесс трансформации или пытаются преодолеть наследие предыдущей политической системы.

Так что я не сравниваю страны, а смотрю на существующие проблемы, на случаи нарушения свободы СМИ. Наиглавнейшая проблема — это безопасность журналистов. Это означает, что не должно быть журналистов в тюрьме, не должно быть их судебного преследования, избиения, угроз им и их семьям. К сожалению, такое по-прежнему случается во многих государствах-участниках ОБСЕ.

Следующий важный вопрос — это реформы законодательства. И я пытаюсь способствовать этому.

Но я не указывают странам хорошие и плохие стороны. Даже при том, что я известна своими резкими и критическими заявлениями в некоторых случаях. Я не бываю слишком дипломатичной в случаях, когда журналист находится в тюрьме или против него заведено дело. И это знают как белорусские журналисты, так и журналисты во всем мире.

И то, что я сотрудничаю с правительствами, не означает, что я пытаюсь понравиться чиновникам, но я действительно думаю о результатах.

Что касается ситуации со свободой медиа в Беларуси, то я уже о ней говорила. Я имею в виду, что есть некоторые позитивные шаги, которые касались решения проблемы судебного преследования журналистов. Вы же помните, какой была ситуация полтора года назад. Но обвинения были сняты, судебное преследование журналистов было прекращено и сейчас в Беларуси ни один журналист не находится в тюрьме, что я считаю чрезвычайно важным. Но этого совсем недостаточно.

Все те вещи, о которых я говорила ранее — реформа законодательства, отмена обязательной аккредитации, свободный доступ к информации, пока не изменились. Но их необходимо менять, чтобы мы могли увидеть действительное улучшение ситуации. И тогда, возможно, «Индекс цензуры» и другие международные организации смогут сказать: «Да, Беларусь поднялась на более высокий уровень». И в это должны быть вовлечены мы все.

Я высоко ценю тот факт, что смогла начать политику открытых дверей с белорусскими властями в очень непростое время. Мой прошлогодний визит стал первым визитом официального представителя ОБСЕ, который посетил страну после жестоких событий 2010 года и который смог обсудить с властями чувствительные и болезненные вопросы. И тогда не было никаких запретов для моего приезда. Я смогла провести пресс-конференцию, открыто встретиться с журналистами, в том числе и с находившейся тогда под домашним арестом Ириной Халип. И это тот путь и стиль, в каком я работаю. И это касается не только Беларуси, но и всех стран. В противном случае я просто не могла бы делать свою работу, потому что надо позитивно смотреть на то, что нам предстоит. Но в то же время не должно быть никаких колебаний, чтобы заявить о том, что какие-то вещи идут неправильно.

— Какие конкретно вопросы вы обсуждаете с представителями белорусских властей?

— Вопросы изменения законодательства. Срочно нуждаются в реформах законы о СМИ, о доступе к информации, которые должны быть гармонизированы и либерализированы в соответствии с международными стандартами. И, конечно, аккредитация, как я и говорила.

Также я планирую затронуть вопросы интернета и свободы в интернете. В моей повестке дня эти вопросы занимают важное место в отношении всех стран-участниц ОБСЕ, чтобы убедиться, что не планируются никакие запреты в интернете или что-то подобное.

У нас (с белорусскими властями. — БелаПАН) достаточно много вопросов, которые необходимо обсуждать. Но мы можем оглянуться назад и оценить, что я обсуждала с властями в прошлый визит, какие были их обещания и мои требования. Все они касались вопросов безопасности журналистов, которые оказались под судебным преследованием или в тюрьме. И все было выполнено.

— В последнее время резко ухудшилась ситуация со свободой СМИ в России. Сегодня много говорят о том, что ситуация в России стала даже хуже, чем в Беларуси. Не останутся ли в связи с этим проблемы белорусских журналистов за бортом внимания международных организаций и ОБСЕ в частности?

— Думаю, что лучшим ответом на этот вопрос является то, что я сегодня здесь. Я имею в виду, зачем бы я приехала сюда как представитель 57 государств, если бы были другие интересы?

Говоря о ситуации в России, нельзя не упомянуть и об Украине. Посмотрите, что там происходит. Безусловно, есть определенные приоритеты. И в нынешней ситуации такой приоритет для меня Украина и то, что происходит там с журналистами. Их убивают, похищают, преследуют, запугивают, избивают. Немногое из этого расследуется. Ситуация там реально очень плохая, мне поступают сообщения каждый день.

Ситуация в России также ужасна в том, что касается последних изменений в законодательстве, безнаказанных случаев нападений на журналистов. Была избита журналистка телеканала «Дождь», двое журналистов были убиты на Кавказе. Так что ситуация совсем не радужная. Или взгляните на Азербайджан. Мы живем в совершенно не дружелюбном для журналистов мире, к сожалению. И из-за этого у меня и тех людей, кто занимается этими же проблемами, очень много работы.

Но это не означает, что какие-то страны будут игнорироваться, если я вижу, что там происходят какие-то нарушения. Но в то же время я должна видеть и те возможности, которые позволяют мне помогать людям и гражданскому обществу. Моя роль не состоит в том, чтобы изменить систему или сменить политического лидера. Моя роль заключается в том, чтобы помогать. И если я могу помочь даже одному журналисту, который невиновен и находится в опасности, для меня это более важно, чем любые награды, которые я могу получить, выполняя свою работу.

И я считаю, что только политика открытых дверей и диалога может помочь. Если я не смогу, например, приехать в Беларусь или любую другую страну, если правительство не захочет со мной говорить, я не смогу ничего добиться, я не смогу, например, помочь вам, если завтра вы, не дай Бог, окажетесь задержанной. Но если власти вовлечены в диалог со мной, я могу позвонить министру иностранных дел, я могу прибыть сюда безо всяких проблем и чем-то помочь.

Разумеется, власти не любят, когда их критикуют. Покажите мне хоть одно правительство, которому это бы нравилось. Но самым важным является немедленное прекращение преследования журналистов. Это основополагающая вещь. Надо всем остальным мы можем работать совместно. Но преследования, задержания, избиения журналистов — это то, что абсолютно неприемлемо. И уверена, что подобный путь невозможен для любой страны.

— Что вы можете сказать о качестве журналистики в Беларуси?

— Я стараюсь оставаться в стороне от этого, потому что не думаю, что могу учить журналистов, как им надо выполнять свою работу. Это не моя задача. Я не журналист, но даже если бы и была, то все равно не стала бы этого делать, потому что считаю, что вы заслуживаете права быть свободными и работать так, как вы хотите.

Чего я действительно ищу, так это плюрализма, чтобы различные мнения, различные голоса и критические, и провокационные, не оказывались под давлением. И я знаю, что для Беларуси это проблема, что те, кто критикуют власть, оказываются под давлением. И поэтому я привлекаю внимание к этим изданиям и независимым журналистам, чтобы показать правительству, что без этих критических голосов мы не можем говорить о действительной свободе СМИ.

Качество же журналистики под угрозой во всем мире по разным причинам. Но чего действительно не хватает не только в Беларуси, но и в других странах, и к чему я постоянно призываю всех журналистов — это солидарность и единение. Неважно, какое издание вы представляете и каких политических взглядов придерживаетесь, но вы должны поддерживаться коллег-журналистов, чего сейчас очень не хватает.


Оценить материал:

Ваш комментарий

Регистрация

В настоящее время комментариев к этому материалу нет.
Вы можете стать первым, разместив свой комментарий в форме слева